ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ещё одним системообразующим признаком элиты является ощущение её общности с той средой, которая эту элиту сформировала. Образно говоря, «со своим стадом», выдвинувшим тебя в вожаки.

Этот тезис даже не нужно доказывать. Ибо в противном случае элита как структура не функциональна. А нефункциональные структуры в процессе эволюции не сохраняются.

Третьим признаком элиты служит её умение смотреть вперёд, стратегически мыслить. Это уже чисто человеческий признак. Ибо только человек воплотил в практику известный тезис о том, что разум – это лучшая разновидность когтей и клыков, сформулированный нобелевским лауреатом графом Альбертом де Сент-Дьерди.

Стратегическое мышление – очень важный признак, без которого не мыслима элитарность. И автор готов подписаться под каждой строкой поэта: «Ответствую тебе, средь выродков земных, в особенности три породы гадки – безмозглый шах, скупой богач, учёный муж, на деньги падкий». Отметим, безмозглый шах поставлен на первое место по степени гадкости.

Можно возразить, что в истории очень часто высшие слои в массе не обладали подобными качествами. Но государства и народы от этого немедленно не рушились и не исчезали с мировой арены.

Это, однако, не аргумент. Если внимательно вглядеться в историю, то можно увидеть, что допустившие замену элиты псевдоэлитой или просто потерявшие свою элиту государства рушились. И первым признаком такого обрушения всегда была как раз потеря истинной элиты.

Правда, в прошлом жизнь, в том числе политическая, была в силу технических офаничений не столь быстрой, как сейчас. Поэтому процесс крушения государств мог быть длительным. И они достаточно долго могли существовать с выродившейся элитой.

В наше время плотных коммуникаций и относительно быстрого транспорта всё изменилось.

Пример с Савимби и УНИТА – ярчайшее тому свидетельство. Погиб лидер, через неделю капитулировало движение. В недавней истории нашей, достаточно инерционной страны процессы были те же, но несколько более долгие.

Сталин и Великая Отечественная война худо ли бедно ли, но сформировали, пусть и не оптимальную, но всё же реальную элиту государства. Стоило умереть Сталину, как начался распад этой элиты. В сущности, не так уж много, по историческим масштабам, времени прошло, и этот распад завершился в конце 1970-х годов, в период «позднего застоя».

А на рубеже 1980-х и 1990-х страна рухнула без единого выстрела со стороны противника.

Сейчас Россия – это страна без элиты. Вся верхушка власти и бизнеса – это псевдоэлита. Большая часть системной элиты не имеет связи с собственной страной и представляет интересы другой страны – США. Но является ли эта колониальная администрация частью американской элиты?

Нет. Ибо трудно представить Гайдара, Чубайса и Касянова, жертвующих жизнью за интересы Америки, как генералы южан при Геттисберге.

Так что большой ошибкой считать «реформаторов» элитарной группировкой. В последнее время в маргинальной прессе появились утечки о том, как готовилась команда Гайдара-Чубайса-Авена в рамках замыслов Андропова создать «новую элиту». Сразу отметим, что эти утечки верны, но преподносятся в совершенно неверном ракурсе.

Ибо попытки модернизации страны как раз и потерпели крах оттого, что новая элита так и не была создана. Взяли молодых представителей маргинальных слоёв номенклатуры. Отметим, пусть и маргинальных, но всё же номенклатурных. Позволили им игнорировать самые примитивные пропагандистские догмы. Дали некоторые знания в рамках участия в международных проектах Международного института системного анализа в Вене.

Вот и вся элитарность.

Вместо смелости и жертвенности позволенная сверху фронда.

Вместо связи с народом собственной страны – отдаление от этого народа, изначально обусловленное происхождением из антинациональной номенклатурной среды, а затем подкреплённое заграничным обучением.

Вместо стратегического видения проблем – полная замена стратегии тактикой в рамках уже устаревшей для самих её создателей примитивной радикальной рыночной парадигмы.

Такая, с позволения сказать, «элита» изначально не была способна ни на что иное кроме мародёрства и предательства, т. е. выполнения роли псевдоэлиты.

Не ясно, был ли элитарен сам Андропов. Но в этом проекте он оказался явно лишённым одного из основных элитарных свойств – стратегического видения. Из того материала, что по его указаниям набирался в «новую элиту», ничего путного нельзя было получить изначально. И это легко просчитывалось.

Но, в конце концов, не только т. н. «реформаторами», т. е. прямой агентурой влияния США, исчерпывается формальная элита нынешней России. Есть ведь ещё и «просвещённые патриоты» из высшей бюрократии. Тот же Путин и его «чекисты».

Если посмотреть на этих «патриотов», то у них есть одно непременное свойство. Они очень буржуазны в бытовом плане. Это гедонисты. Пристрастие к бытовой роскоши несовместимо с жертвенностью. Тот же Путин, имеющий в 6 раз больше загородных резиденций, чем Буш, по сути очень буржуазен. Более того, он даже не понимает, насколько это очевидно и насколько это противоречит элитарной роли.

Так, даже в своей книге он сам признается, что уже в 1990-м году понял, что СССР рухнет, и начал искать «запасной аэродром». В этих настроениях признается не продавец гвоздик, а офицер службы безопасности того же СССР. Этакий «кшатрий» по своему положению, но типичный «шудра» по менталитету.

Разумеется, с такими «кшатриями» страну можно только потерять, а не создать.

Под стать Путину и его «чекисты», испытывающие болезненное пристрастие ко всей атрибутике «красивой жизни» (типа джипов и мерседесов), свойственной разве что «браткам».

Этот гедонизм совмещается в казённых патриотах с весьма скромными способностями и средним профессиональным уровнем. Никто из них не прославился ни одним по-настоящему масштабным проектом. В данном случае мы не имеем в виду созидательный проект. Но, ей богу, в тех же «деликатных» делах иной «браток» даст сто очков вперёд «кремлёвским чекистам» (не говоря уже об их коллегах 1937—1953 годов).

При прочих равных, «браток» будет результативней. Уж он то, поняв противоречие своих интересов интересам того же Чубайса или Касьянова и обладая теми возможностями, что есть у «кремлёвских чекистов», давно бы устроил «реформаторам» «массу проблем», не прибегая к помощи прокуроров.

Таким образом, казённые патриоты, хоть и смутно ощущают свою общность со страной, но лишены и жертвенности, и даже элементарного профессионализма. Между тем стратегическое видение, свойственное элите, формируется обычно через элементарную схему восхождения по лестнице «профессионал-мастер-философ», где только «философ» поднимается для обобщений, необходимых представителю элиты.

Они же ещё даже не профессионалы.

Итак, господа казённые патриоты, это не элита.

Так, может быть, элитой является системная оппозиция? Тоже нет. Мы не станем долго доказывать свой вывод, но обращаем внимание читателя на один из ярких примеров последнего совсем недавнего политического прошлого. Деятели типа Селезнева и его коллег, не способных ни на какую жертвенность (не то, что жизнью, но даже не заработанной трудами, легко доставшейся казённой дачей) элитой быть не могут.

В нашем перечне остаётся только маргинальная оппозиция. Но, увы. Она тоже далека от элитарности. Конечно же, в ней присутствует связь со страной и народом. И только.

Деятели маргинальной оппозиции, как оказывается ныне, долго готовились ещё в недрах СССР. Этих деятелей рекрутировали из явных шизофреников или мелких преступников. Последним, в обмен на свободу от ответственности, давали возможность стать лидерами того направления, которое ещё Андропов планировал как заведомо маргинальное. Именно эти деятели своим ничтожеством должны были оттенить «гениальность» «новой элиты».

И они действительно оттенили. Правда, «новая элита» не стала действовать в рамках «мудрых» замыслов шефа КГБ. Но это уже второй вопрос.

107
{"b":"6296","o":1}