ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Экологические, продовольственные и демографические проблемы в одночасье лишили значительную часть третьего мира управляемости. Ресурсы кризисных регионов оказались слишком трудно эксплуатируемыми для Запада, когда их добыча стала протекать по принципу «себе дороже». Именно в такой ситуации во второй половине 1970-х годов экологический кризис стал проявляться и на самом Западе. Здесь он выступал уже не как традиционный ресурсно-экологический кризис, а как кризис среды обитания. На Западе стало просто трудно жить. Весь мир обошли фотографии залитых нефтью пляжей и полицейских, стоящих на перекрёстках в противогазах. Экологическими проблемами Запада стали проблемы «воздуха и воды» и определялись эти проблемы возрастающим объёмом выбросов.

Кардинальным решением такого кризиса могло быть либо сокращение потребления, либо резкое уменьшение объёма выбросов на единицу продукции. На первое Запад пойти не мог, это означало крах общества потребления. Второе решение было предпочтительнее и показалось поначалу достаточно доступным. Действительно, сумели же на Западе резко сократить энергоёмкость хозяйства в период энергетического кризиса.

Однако комплексное полное переоборудование производства в условиях, когда надо одновременно осваивать новые материалы и энергоносители (для выхода из ресурсного кризиса) и добиваться в принципиально новых изделиях высокого коэффициента использования сырья и энергии (для выхода из экологического кризиса), потребовало совершенно новых форм организации экономики, резкого, непривычного даже для Запада, возрастания роли науки, повышения роли личности в вы-сокоэнергетичном производстве, практической «безошибочности» всех производственных процессов.

Осознавая, что эти проблемы рано или поздно всё равно надо будет решать, ведущие аналитики Запада поняли, что время для решения крайне мало. С конца 1970-х-начала 1980-х годов множатся пророчества, что мировая цивилизация захлебнётся в волнах ресурсного и экологического кризисов в окружении погруженного в хаос неуправляемого третьего мира. В этих условиях каждая очередная локальная проблема могла спровоцировать глобальную катастрофу. Поэтому выделяется много средств на науку и прикладные исследования, возрастает цена «прорывных» стратегических идей. Именно в это время на Западе всерьёз рассматривают российский интеллектуальный потенциал, как возможный источник нахождения «рецептов спасения».

3. Неожиданное спасение

И вдруг, как по мановению волшебной палочки, напряжение и страхи исчезают. Было найдено, правда, широко не афишируемое, типичное для общества потребления паллиативное решение. Страны третьего мира стали рассматриваться не просто как сырьевые придатки, но и как промышленно-сырьевые придатки. Там стали развивать не только горнодобывающую промышленность, но и металлургию, нефтепереработку, большую химию. Туда же, в страны третьего мира, охотно передавались непрестижные сборочные производства.

Этот тип развития получил одобрение стран третьего мира, он воспринимался как настоящее полноценное развитие. Западные ценности в очередной раз продемонстрировали своё превосходство, авторитет стран-лидеров укрепился. По времени это совпало с началом краха системы социализма. Запад восстановил на первый взгляд полное влияние на третий мир. Теперь он управлялся уже через более устойчивую систему «внутренних лидеров» – промышленно-сырьевых стран третьего мира.

В то же время научный бум начала 1980-х годов также принёс свои плоды. В целом ряде производств на верхних звеньях технологических цепочек коэффициент полезного использования энергии и материалов резко возрос. А нижние звенья, так называемые базовые отрасли, развитые страны вывели за пределы своих территорий. Таким образом, Запад преодолел экологический кризис и в очередной раз «экспортировал» свои проблемы другим. В этих условиях эффективными оказались и вложения в экологию, и охрану природы, которые завершили полную «ликвидацию» экологического кризиса в развитых странах.

Они получили возможность продолжать развиваться как общество потребления.

4. Золотой миллиард

Однако развивающиеся страны остались со своими проблемами. Гордость национальных элит от развития своей промышленности (правда, грязных отраслей) не заменит эффектной стратегии борьбы с ресурсным, экономическим и демографическим кризисами. Народы третьего мира тоже хотят иметь чистую природу, хорошие дороги, развитую социальную сферу, производство самолётов, автомобилей и электроники, науку и опытные производства.

Однако им чётко сказано, что этого быть не может. Такие условия в настоящем и обозримом будущем смогут иметь только народы золотого миллиарда. Теперь уже окончательно и обосновано подсчитано, что экологический и ресурсный потенциал позволит существовать в режиме общества потребления только миллиарду человек. Счастливцы будут без спешки, с чувством, толком и расстановкой увеличивать уже не количественные, а качественные показатели своей жизни. Это совпадёт с прогрессом на верхних звеньях технологических цепочек и со стабилизацией населения данных государств.

Интересно, что биологи и антропологи, независимо от экономистов, посчитали, что комфортное существование человека как вида не может быть обеспечено при населении земли, превышающем 1-1,5 миллиарда человек по чисто биологическим причинам.

Ну, а кто не успел, тот опоздал. Остальное население планеты должно смириться с ролью придатков на долгие годы, пока не будет найдено решение всех проблем. То, что это решение не будет найдено достаточно скоро, очевидно.

На этих основах и предлагается зафиксировать новый мировой порядок. Следует признать, что это типичный мирный договор между победителями и побеждёнными. В борьбе за природу и ресурсы Запад, где силой, где хитростью, где благодаря тупости своих противников выиграл. Именно так следует рассматривать решение Западом своих проблем. Он не в честном бою один на один с природой нашёл развязку кризисов, а за счёт других стран и народов. И ему уже не нужно напрягать силы, в то время как этим странам надо, используя ресурсы только своей земли в условиях неправедного обмена, решать свои проблемы.

Рассчитывать на возможность сохранения в этих условиях достаточной управляемости Западом странами, не попавшими в золотой миллиард, по меньшей мере, наивно.

5. СССР и общество потребления

Россия несколько раньше Запада вынуждена была решать проблемы «дикого капитализма» и нашла выход на пути восстановления тотальных государственных структур. Именно восстановления. Ибо то, что было построено после 1917 года, по всем системообразующим свойствам соответствовало древним военно-бюрократическим империям Египта, Вавилона, Ассирии, Средней Азии и Китая.

Данная система государственного построения в качестве основного ресурса экономики предполагает неограниченную эксплуатацию собственного населения. А так как в этой ситуации население постепенно вымирает, то необходимо постоянное расширение границ и вовлечение в данный тип хозяйства все новых масс народа. Такой тип экономики и государства был в древности довольно распространён, однако по мере развития производства оказался в чистом виде неконкурентоспособным.

Индустриальный этап развития технологий позволил модернизировать данный тип цивилизации. Наряду с эксплуатацией населения эффективной оказалась неограниченная эксплуатация природных ресурсов. Так, например, за последние 70 лет своего существования Россия потеряла не менее 30 % потенциала почвенного плодородия, не менее 50 % реально доступных для эксплуатации лесных ресурсов, не менее 60 % луговых угодий, не менее 80 % рыбных ресурсов внутренних вод. Аналогичная в целом картина и по минерально-сырьевым ресурсам.

В этих условиях можно было поддерживая стабильность населения, наращивать объем производства, компенсируя любые сбои хозяйственного механизма понижением уровня реального потребления. Разные этапы развития социализма в России сопровождались перемещением центра тяжести с эксплуатации одних видов ресурсов на другие. Так, если на первых этапах (до 1950 года) эксплуатировался в основном демографический потенциал, то затем упор был сделан на эксплуатацию природно-ресурс-ного потенциала. Это произошло не столько от «гуманизации» верхов, сколько от глубокой подорванности демографического потенциала после периодов коллективизации, индустриализации и особенно после Великой Отечественной войны.

113
{"b":"6296","o":1}