ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Если говорить о привлекательности социализма как модели, то уровень жизни в СССР был несколько выше, чем в странах третьего мира, и намного ниже, чем в странах общества потребления. Богатейший ресурсный потенциал не дал до времени проявиться в СССР ресурсному кризису. Однако экстенсивное развитие природоэксплуатирующих и базовых отраслей обусловили экологический кризис в СССР не менее острый, чем на Западе.

Следует отметить, что реальных путей решения глобальных проблем социализм был дать не в состоянии, однако при полном отсутствии внешнего давления он мог бы продержаться довольно долго до полного исчерпания всех ресурсов и последующего постепенного вымирания населения при падающем уровне потребления и катастрофической деградации среды обитания. Собственно, мы уже были близки к этому. С конца 1970-х годов уровень жизни практически не рос, население собственно России имело прирост, близкий к нулю, а площадь зон экологических бедствий постоянно росла.

Однако СССР волею судеб оказался в конфронтации с Западом. Суть этой конфронтации состояла в первую очередь в том, что СССР «мешал» Западу установить мировое господство стран общества потребления над остальным миром. В таком противостоянии было много ошибочного. СССР физически не мог противостоять Западу там, где для этого не было естественных предпосылок, например, в Афганистане. И в то же время Запад не мог эффективно контролировать ряд регионов, где влияние СССР вовсе отсутствовало, но были объективные возможности для успешного противостояния Западу. Примером могут служить «наркопартизаны» Колумбии.

Измотав и по сути разгромив СССР в «холодной войне», Запад не решил проблем достижения полной управляемости третьим миром. По сути, это была победа в неком открытом столкновении, которой, как известно, добиться легче, чем в партизанской войне.

Проблемы XXI века будут во многом обусловлены «партизанской холодной войной», которая придёт на смену «регулярной холодной войне». И в этой, новой войне добиться победы вряд ли будет возможно.

6. Россия и золотой миллиард

Чтобы правильнее понять перспективы мирового развития в XXI веке, следует оценить возможные варианты решения глобальных ресурсного, экологического и демографического кризисов. Следует также очертить те контуры новой реальности, которая может установиться как результат достижения нового динамического равновесия между природой, обществом и цивилизацией. Это равновесие возможно только в том случае, если страны и народы научатся решать все свои проблемы и динамично развиваться, используя некий наличный ресурсный, экологический, научный и производственный потенциал, не рассчитывая на потенциал соседей, который, в конечном итоге, также ограничен. Иными словами, чужой «каравай» может только отсрочить кризис, но не спасёт от него.

Возможности такой стратегии просчитаны, известны и, в общем-то, никем серьёзно не оспариваются. Это стратегия опережающего развития науки и образования, «безошибочного» производства, минимизации потерь и выбросов путём максимально полного использования материалов и энергии, вовлечения в производство ранее не использовавшихся ресурсов, активной природоохранной деятельности. Такая стратегия должна сопровождаться результативной социальной и демографической политикой.

В рамках такой стратегии развития, с одной стороны, резко повышается роль личности на каждом рабочем месте и уровне управления, с другой стороны, повышается роль дисциплины и, особенно, самодисциплины, умения работать в команде. Дисциплина в данном случае определяется не угрозой, а принципом «единение ради выживания».

Все эти принципы возможно воплотить при кардинальном улучшении культурного и морального уровня людей. Особенно возрастают требования к руководству всех уровней, его компетентности и порядочности. Такое руководство должно сочетать современный профессиональный уровень, аристократизм (в лучшем смысле этого слова) и экологическое (в широком смысле) мышление. Последнее особенно важно. На любом уровне принятия решения надо помнить, что вне блага своего народа, вне своей природы, цивилизации и культуры невозможно достигнуть личного благополучия вне зависимости от высоты занимаемого поста.

Интересно отметить, что в рамках данной парадигмы, называемой «устойчивым развитием», оставлены и наиболее привлекательные черты общества потребления. Стратегия обеспечения потребления в данном случае не требует отказа от улучшения уровня жизни, а вводит этот процесс в некие рамки. Иными словами, это должен быть процесс контролируемого, однако постоянного улучшения уровня и качества жизни при доминировании именно последнего элемента.

Несмотря на кажущуюся декларативность изложенных принципов, они в сущности легко формализуются и объяснимы на уровне численных оценок и расчётов. Повторяем, среди исследователей стратегий развития эти принципы уже стали аксиомой. Проблема не в этом. Проблема состоит в том, что реально к стратегии устойчивого развития сможет прийти 1-2 миллиарда людей. Это во-первых. А во-вторых, реальная политика не обойдётся без попыток первыми прийти к устойчивому развитию за счёт других (хотя бы на переходном этапе), иными словами, попыток переложить тяготы переходного периода на других.

Совершенно очевидно, что наиболее вероятна попытка стран золотого миллиарда построить общество устойчивого развития для себя. Однако для этого потребуется жёсткая управляемость стран третьего мира, что, очевидно, невозможно.

Сочетание отдельных технических достижений (в основном в военной сфере) с дикостью традиционного кланового общества, с безграмотностью и коррупцией правящей элиты, в условиях экологического кризиса и неуправляемости демографической ситуации, делает третий мир, во всяком случае, наименее развитую его часть, зоной перманентного конфликта в течение ближайших десятилетий. Ресурсы данной зоны потеряны для Запада не в результате козней мирового социализма, а в силу объективных причин.

Интересно развитие ситуации и в странах «внутренних лидеров». Они будут напрягать все усилия, чтобы вскочить в поезд, увозящий золотой миллиард в будущее устойчивого развития. Бесспорно, что для этого будут использоваться как внутренние, так и внешние ресурсы. «Внутренние лидеры» третьего мира, очевидно, не откажутся от попыток повторить путь Запада в ограблении менее развитых стран.

В самих странах Запада, очевидно, будут нарастать тенденции к разобщению. Лишившись общего врага в лице СССР, они потеряли наиболее действенный стержень, обеспечивающий их единство. В то же время любые потрясения в окружающем мире, глобальные климатические и экологические изменения, наконец, будут по-разному сказываться на их состоянии. Таким образом, стремление вырвавшихся вперёд переложить бремя переходного периода не только на дальнего, но и на ближнего соседа будут нарастать.

Все эти противоречия не решишь наращиванием военных усилий по типу третьей четверти XX века. Мир перейдёт к целой серии «партизанских холодных войн» между развитыми странами, полномасштабных «макрорегиональных» войн между странами – «внутренними лидерами» третьего мира и попросту бандитских потасовок между странами-аутсайдерами. В XXI веке Запад потеряет возможность прямо или косвенно эксплуатировать ресурсы зон многочисленных конфликтов, а пойти на внутренние жертвы не сможет.

Однако даже не это главное. Выбраться на путь устойчивого развития будет трудно в первую очередь по моральным причинам. В ситуации всеобщей конфронтации невозможно сформировать разумную и моральную политику. К устойчивому развитию первой придёт страна, которая будет стоять в стороне от всеобщей потасовки.

Эта страна должна быть обеспечена собственными ресурсами.

Эта страна должна иметь достаточно мощную армию, способную сделать неприемлемым для любого агрессора посягательство на её ресурсы.

Эта страна должна иметь экономику, в максимальной степени независимую от поставок извне.

Эта страна должна иметь достаточно высокий образовательный уровень населения.

114
{"b":"6296","o":1}