ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Впрочем, на постсоветском пространстве уже сейчас есть государственная структура, которая могла бы стать заинтересованным инициатором цивилизационного возрождения. Это не потерявшая промышленного и инженерного потенциала, не попавшая под власть компрадоров Белоруссия.

Стратегия производственной кооперации российских регионов при одновременной стратегии политической регионализации России, проводимая под неформальным руководством одного из российских промышленных регионов или Белоруссии, может (пока только потенциально!) создать предпосылки для концентрации усилий на инновационный прорыв.

Далее эта (назовём её так) «региональная коалиция», решая текущие задачи экономической и политической взаимопомощи, копит усилия для освоения и внедрения технологий «энергетики низкосортного горючего». Освоив эти технологии, промышленные регионы сначала выходят из под диктата сырьевиков внутри России, затем сметают власть компрадоров. При этом могут быть применены не только политические технологии, но и чисто экономические.

Технологически не завися от сырьевиков, можно начать давить на них, постепенно «зажимая» им пути транспортировки. Экономическое истощение сырьевиков-экспортёров неминуемо приведёт и к падению их политического влияния.

Разумеется, что после установления нового режима установятся и новые реалии, детальный разбор которых не входит в наши задачи.

Впрочем, автор отдаёт себе отчёт в том, что любое моделирование деталей переходного периода, в том числе политических, некорректно с точки зрения методологии системного анализа. Поэтому вышеприведённые построения не более, чем эскиз.

Гораздо более чётко прогнозируемыми являются процессы более общего характера. Становление геополитических конфигураций как раз относятся к таким общим процессам. И здесь итоговые последствия становления новой цивилизации гораздо более очевидны.

Как только начнётся реализация нового цивилизационного проекта, мир вновь, как в недавнем прошлом, окажется расколот на два лагеря. Тех, кто этот проект будет выполнять, и тех, кто будет этому препятствовать, борясь за сохранение своего лидерства вместе с уже отжившей цивили-зационной системой. Лидером реакционеров, скорее всего, станут США и всегда идущая у них в фарватере Англия. На этом пути они получат поддержку нынешних монопольных владельцев нефти и газа. Нефтяные шейхи, используя свои возможности, мобилизуют на борьбу с новой цивилизацией значительную часть, если не большинство мусульманского мира. Кстати, политические предпосылки союза США с мусульманами уже есть в той же Боснии.

Впрочем, нефтяные шейхи могут рассориться с США по причинам, совершенно не связанным с новой цивилизацией. И тогда Америка окажется без их поддержки в своей антицивилизационной деятельности.

Возможно и другое. Не весь мусульманский мир будет на стороне нефтяных шейхов и королей Аравийского полуострова. Традиционное внутриисламское противостояние суннитов, неформальным лидером которых является Саудовская Аравия, и шиитов, лидером которых является Иран, с наступление новой НТР может усилиться. В конце концов, антиамериканский Иран, экономика которого намного шире, чем собственно нефтяная отрасль, вполне может стать союзником новой НТР, в то время как для аравийских королевств и княжеств, целиком зависящих от нефтяного экспорта, победа новой цивилизации означает полный крах.

Впрочем, у этих сил есть блестящая возможность вписаться в новую цивилизацию, уже сейчас вложить имеющиеся у них колоссальные свободные средства в соответствующие проекты. Как говорится – идеи наши, бензин ваш. Это было бы поистине достойным проявлением восточной мудрости.

Противодействие новой цивилизации со стороны США и их возможных мусульманских суннитских приспешников будет носить не характер борьбы с целью «завоевать», а борьбы с целью «не допустить». То есть будет иметь подлый и, на первый взгляд, бессмысленный для агрессора характер, наподобие того, что мы наблюдаем сейчас в отношении России на Северном Кавказе. Кто знает, может, это интуитивно понятая борьба не с уже и так сдохшим российским бюрократическим монстром, а именно превентивная мера мировых реакционеров против возможного рывка России в новую цивилизацию? Может, это проявление завистливой злобы тех, кто не способен по тупости, лени или заносчивости на соучастие в новой НТР?

Однако, рассматривая вопрос о «внутренних региональных врагах цивилизации» в России, ещё раз подчеркнём – новая цивилизация даст новый виток регионализму в противовес глобализму. Глобализм есть порождение необходимости использовать чужие ресурсы и бороться за них. В новой цивилизации эта борьба бессмысленна. Поэтому оборонительная политическая стратегия с элементами изоляционизма органична для строителей новой цивилизации.

Это положение имеет одно важное – следствие. Как только кто-либо начнёт новую НТР, усилия по территориальной экспансии, а иногда даже по удержанию своих неблагоприятных регионов, охваченных сепаратизмом, станут противоречить целям построения новой цивилизации. В связи с необходимостью как можно раньше начать новую НТР, следует чётко осознать, что каждый рубль, потраченный на неоправданные экономически политиканские игры по «захвату» или «удержанию» цивилизационно бесперспективных территорий мог бы быть уже сегодня потраченным на организацию технологического рывка.

А как мы говорили ранее, фактор времени и фактор целенаправленной концентрации усилий очень важен при построении новой цивилизации. И самой острой здесь является именно проблема распределения ограниченных сил и средств на различные мероприятия экономического, организационного и политического характера.

Итак, резюмируем важнейшие моменты политического оформления стратегии новой НТР, обратив особое внимание на проблему оптимизации распределения усилий.

Первое. Следует ещё раз подчеркнуть, что стратегию новой НТР может начать осуществлять по объективным и субъективным предпосылкам очень ограниченный набор стран. Эти страны должны одновременно:

а) быть аутсайдерами в нынешней международной экономической иерархии, не имеющим шансов быстро и безболезненно улучшить своё положение, не заинтересованными в продлении порядка, обусловленного нынешней индустриальной цивилизацией, и не связанными слишком большим объёмом «устаревших» с точки зрения новой производственной структуры производств (их, говоря просто, было бы «жалко бросать»);

б) обладать большим нереализованным научно-техническим потенциалом;

в) обладать достаточно образованным в целом населением и в особенности неким минимальным количеством высококвалифицированных кадров;

г) быть достаточно большими, ибо цивилизационный рывок может реализоваться, а его результаты закрепиться, только охватив достаточно большую хозяйственную и территориальную структуру;

д) иметь необходимый минимальный набор природных предпосылок;

е) не иметь демографических проблем, связанных с перенаселённостью, что очень осложняет модернизационные усилия.

Главным потенциальным претендентом на такой цивилизационный рывок, очевидно, является Россия и именно нынешняя Россия.

Второе. Политический режим, решившийся на подобный рывок, неминуемо должен быть национально ориентирован и достаточно эффективен. Говоря более просто-, он на этапе, когда суть своей стратегии уже невозможно будет скрыть, будет неминуемо иметь «националистические», «мобилизационные», «авторитарные» и «технократические» черты. Мы берём эти слова в кавычки, потому что в данном контексте не имеем возможности до конца разъяснить наши позиции и применяем некоторые понятные всем, однако несколько неадекватные политизированные термины. Впрочем, некоторые моменты подобного рода мы проясним в следующей главе.

Третье. Очевидно, что Россия, начавшая цивилизационный рывок, не вызовет симпатий ни у Запада, ни у Востока, хотя этими действиями и не затронет их прямо. Враги и конкуренты будут искать те или иные предлоги, чтобы помешать модернизации России в процессе новой НТР. И, что характерно, возможности для этого у них будут.

122
{"b":"6296","o":1}