ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Следующей проблемой, которая несомненно встанет перед национально-аристократическим государством, несомненно станет проблема элиминации «чужих», как расово и этнически чужих, так и своих перерожденцев. Здесь тоже не стоит наступать на семитские государственни-ческие грабли. Раздутые профессиональные полицейские структуры – это шаг к закабалению. Они могут иметь лишь строго ограниченный и вспомогательный характер.

Основу безопасности на местах должен обеспечивать вооружённый народ, который должен иметь свободу действий в отношении всех чужаков.

А собственных перерожденцев стоит по-арийски прощать в мелких прегрешениях, предупреждать в отношении прегрешений средней тяжести и убивать за тяжкие или повторные прегрешения. Весьма результативна в данном случае и древнеисландская схема объявления отъявленных злодеев «вне закона» народными собраниями.

Это достаточно общая схема, которая, тем не менее, весьма результативно работала и у казаков, и у исландских викингов, и у первых золотоискателей Австралии и Калифорнии.

Кстати, весьма распространённое заблуждение, что с преступностью борются правоохранительные органы. Правоохранительные органы монополизируют борьбу с преступностью. И у них две равнозначные задачи – сама эта борьба и недопущение к этой борьбе иных субъектов. И ещё неизвестно, какая миссия для них важнее.

Между тем известен факт, что и в Калифорнии, и в Австралии, пока правопорядок поддерживали сами золотоискатели, преступность была минимальна. После же появления полиции и свёртывании народной правоохраны преступность возрастала в разы!

Более того, общеизвестен факт, что полиция зачастую не только борется, но и поощряет преступность. Интересно в этой связи отметить, что в СССР преступность среди студентов-юристов была выше средних показателей преступности в студенческой среде.

Так что только народная правоохрана спасёт нас от криминала, причём во много раз лучше любой полиции. Вооружённый народ и «Комитеты бдительности» по типу калифорнийских образца 1849 года.

Дикий Запад! Калифорния 1849 года! Да автор призывает к суду Линча! – воскликнет иной читатель.

Дорогой читатель, автор призывает к тому, к чему он призывает. А если это имеет некоторые аналоги в прошлом, которые успели стать отрицательными символами семитской пропаганды, то автору на эти пропагандистские изыски плутократов глубоко наплевать.

Кстати, в названии следующего раздела будут фигурировать слова «Новый порядок» и «Каждому своё». Это тоже может вызвать некоторые ассоциации. Но, допустим, что на воротах Освенцима было бы начертано «2x2 = 4». Что же, после этого вы бы «из принципа» говорили, что «2x2 = 5». И мало того, именно этим правилом руководствовались в расчётах?

Как же легко дестабилизировать всю вашу жизнь и вашу психику, дорогой мой читатель. Впрочем, автор уверен, что говоря здесь и там «иной читатель», он имеет в виду явное меньшинство. Большинство же читателей, которые возьмут в руки эту книгу, я уверен, согласятся со мной по большей части затронутых вопросов.

Именно для них я пишу прямо и открыто. Никому не льщу. Пусть даже «в политическом плане» это и невыгодно для меня.

Но я не политик. Я учёный. То, чего я достиг в науке, я достиг честно и самостоятельно. Не собираюсь становиться ещё чем-то типа «академика», подстраиваясь для этого под менталитет своих коллег по научному цеху. Мне достаточно моего.

Кстати, самый выдающийся русский учёный и мыслитель Дмитрий Иванович Менделеев не был академиком. Его не избрали в Академию либерально настроенные коллеги, потому что Дмитрий Иванович стоял у истоков того общественного течения, которое в итоге оформилось как движение «Союз русского народа», больше известного под именем «Чёрная сотня».

Но черносотенец профессор Менделеев был весьма самостоятелен и во всех других вопросах. Так, он женился вторым браком, несмотря на церковный запрет. Да, были люди среди русских интеллектуалов первой величины.

Так что всем нынешним честным русским интеллектуалам есть на кого равняться.

Нам всем надо отбросить навязанные стереотипы: «Ах национализм!», «Ах фашизм!», «Ах ещё какой,, – изм"». Кстати, автор отнюдь не пристрастен, отрицая либерально-плутократические ценности. Когда мы считаем нужным и правильным, мы не стесняемся нелицеприятно говорить и о своих «товарищах» из лагеря русских националистов. Если русский националист ведёт себя как провокатор, а мыслит и говорит как дурак, то мы не остановимся в адекватной оценке такого «партайнгенос-сё». Ибо, как известно, дурак опаснее врага.

И самое лучшее, что может сделать национально мыслящий русский интеллектуал, это рассуждать профессионально, а говорить правдиво. Мы должны мыслить в категориях наших естественных и технических наук, не уподобляясь гуманитарным лакеям любой власти.

Мы должны называть вещи своими именами.

Что автор делает в меру своих скромных сил.

4. Новые порядок, этика, эстетика. «Каждому своё». «Лишь тот достоин жизни и свободы…». «Баня против пляжа»

Мы не раз говорили, что наша книга посвящена «драме идей», рассмотрению самых общих мировоззренческих вопросов. Поэтому несоответствием жанру было бы пытаться давать некие развёрнутые схемы реализации наших идей. Однако даже в конкретных вопросах подобного рода, помимо общих подходов, можно выделить некие чёткие установки.

В предыдущей главе мы так и поступили, отметив главные технологические, ресурсные и экологические моменты новой цивилизации. Цивилизации, которая принесёт расцвет Руси и русскому народу, а также всем белым народам мира. И народам, которые осознанно примут арийский менталитет, имея для этого хотя бы частичные расовые предпосылки.

В этой главе мы касаемся отдельных моментов организационного оформления новой цивилизации, плоды которой не совместимы с семитским государством и в его террористическом, и в его оболванивающем варианте.

Мы назвали нашу модель общественной организации «негосударственным», или «национально-аристократическим», государством. В ней можно выделить ряд моментов. Разумеется, они отнюдь не исчерпывают названной модели. Более того, они даже не составляют её большей половины.

Но в этих моментах заключается значительная часть того элемента новизны, которая отличает модель «негосударственного», или «национал-аристократического», государства от модели имперского государства и более современной модели национального государства.

Центральной идеей этой общественной модели можно считать справедливость. Причём в понимании этого термина не только и не столько эмоционально, но как некий расширенный аналог «разумности» и «сбалансированности». Реализацией этого общего принципа будет правило: «Где проблемы – там и ресурсы». Это означает резкое перераспределение власти в пользу регионов и мест. Центр имеет только то, что дают ему регионы. Регионы просят у центра решить проблемы, которые они не могут решить сами. И дают ресурсы на решение этих проблем.

Автор сформулировал данный принцип в стиле современной российской действительности, чтобы русскому читателю было понятней. Но мы можем сформулировать те же мысли и в стиле белых племён прилед-никовья, и в стиле древней русской федерации окрестностей Берендеева озера.

Просто эти принципы едины для общественных ассоциаций белых арийских племён. Они укоренены в древнюю русскую национальную традицию. Традицию, которая старше семитско-российской централизованной государственности в 10 раз. Поэтому Россия сильна столицами, Новая Русь будет сильна каждым своим посёлком, каждым своим хутором.

Обратные принципы – это принципы семитской империи. И, возвращаясь к современным российским проблемам, автор хочет заявить всем российским регионалам; «Хотите жить достойно – поддерживайте принципы построения арийской государственности. Поддерживайте распространение белых идей. А нынешняя „Россиянин", построенная по лекалам семитской Первой империи, обдерёт вас как липку, а потом оставит один на один со всеми вашими проблемами».

125
{"b":"6296","o":1}