ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Важнейшим вопросом любой общественной ассоциации является доступ к ресурсам. Здесь тоже вполне естественно кристаллизуется ряд принципов.

1. Невозобновимые ресурсы, в том числе ресурсы минерально-сырьевые, – общенациональное достояние. Каждый «гражданин» (хотя в новом государстве это понятие будет иметь несколько иной смысл) имеет право на равную с другими часть природно-ресурсной ренты. Как осуществляется реализация этого права – вопрос технический. Но это право незыблемо.

2. Возобновимые ресурсы (почвы, леса, луга, водные ресурсы, промысловые животные, рыба и т д.) находятся в преимущественной собственности тех, кто рядом с этими ресурсами, на этой земле, у этого водоёма обитает. Не Москва должна решать, кому и сколько рыбы ловить на Дальнем Востоке, а Владивосток, Петропавловск, Южно-Сахалинск. И они должны решать, насколько можно допустить к этим ресурсам «Москву».

Автор просит извинения у читателя за повторное скатывание на нынешние преходящие российские реалии. Но, право, они настолько яркие, что лучшей иллюстрации просто не придумаешь.

Но что же остаётся государству! – воскликнет иной читатель. Напомним, однако, что у нас государство «негосударственное». Поэтому будем точны. Центру, а вернее «распределённой по территории объединяющей нацию структуре», которую мы с очень большой долей условности лишь для удобства изложения в дальнейшем будем называть «государством», или «Центром», достаётся… цивилизация.

Все новые производственные отрасли, наука, энергетика, инфраструктура и т. п. В этих видах деятельности могут на долевых основаниях участвовать все желающие, но контрольный пакет всегда останется за Центром.

Более того, именно эти отрасли должны (и станут!) давать тот доход, на который и будет содержаться государственная машина. Вернее, те части классической государственной машины, которые останутся от классической государственной модели.

Но это утопия! – воскликнет читатель. Да нет же, не утопия. Пусть знающий проблему читатель посчитает, а не знающий поверит нам на слово, какую массу денег могла бы принести нынешней России неограниченная торговля оружием, ракетными и ядерными технологиями. Сколько в пакете невостребованных инноваций, разработок, которые могут принести сотни миллиардов долларов в год. Гораздо больше, чем вшивый «россиянский» бюджет Путина-Касьянова-Кудрина-Чубайса, держащийся «на ниточке» грабежа общенационального ресурсного достояния. Но эти разработки нынешнее российское государство запрещает к использованию.

Космические самолёты, стартующие с обычных аэродромов и выходящие на орбиту 200-километрового радиуса; обогреватели по типу тепловых насосов, которые снижают расход тепла на обогрев в 7-10 раз; универсальное средство для лечения рака; энергоустановки, работающие буквально «на дерьме» с КПД 70 %; летающие тарелки (их делают аж на трёх(!) заводах), способы практически неограниченного продления жизни (да, да, есть и такие) и т д.

Мы повторяем: таких прорывных не открытий, а уже готовых изделий, часть из которых даже работает (но подпольно), в России буквально десятки тысяч.

Доход от внедрения этих изделий, за которые можно долго брать монопольно высокую цену, ибо эти изделия ещё долго будут эксклюзивными, позволит новому государству существовать, не взимая налоги, и запустить инновационный процесс на будущее, чтобы поток таких изобретений и изделий стал перманентным. И доходы от них не иссякали бы в будущем.

Вместо этого нынешняя семитская «Россиянин» и её прикормленные «бизнесмены» грабят дальневосточных рыбаков, ростовских шахтёров, норильских металлургов, а коммунальщиков так вообще по всей стране.

Но не будем о грустном. И, возвращаясь к нашей теме, скажем, что центр в национально-аристократическом государстве – это что-то типа сверхгигантской научно-технической и производственной корпорации с мощными собственными службами безопасности, просто вооружёнными космическими самолётами и ядерным оружием.

И, кстати, в этой «корпоративной службе безопасности» найдут себя очень многие нынешние «казённые» силовики. И весьма выиграют. Ибо, если говорить нынешними терминами, носящий погоны получает на порядок меньше своего коллеги в соответствующих службах процветающих фирм. А что уж говорить о нашей «сверхпроцветающей» «корпорации Центр».

Это коллективный арийский Сварог. Только такой, который не бросит свой народ, понадеявшись на его собственный разум. Как показал опыт Сварога, это было преждевременно. Сварог должен оставаться со своим народом, не давать тому впадать в спячку, после которой его завоёвывают по семитским схемам, рождённым в Первой империи.

Итак, этой же корпорации регионы делегируют право «дирижировать» использованием минеральных ресурсов, имеющих общенациональное значение. Но не в качестве некой «естественной монополии». Центр организует доступ к ресурсам на конкурсной основе всех желающих внутри страны. А сам имеет за это оговорённую долю ресурсов, которую он может эксплуатировать в своих интересах.

Но и Центр, и все другие хозяйствующие субъекты эксплуатируют ресурсы только в производственных целях. Внешняя торговля сырьём разрешается лишь при отсутствии внутреннего заказчика на соответствующие объёмы.

Кроме того, Центр руководит работой магистральных коммуникаций общенационального значения. Впрочем, никто не запрещает всем иным хозяйствующим субъектам строить свои системы коммуникаций любого масштаба.

Но как же так, – воскликнет всё тот же «иной читатель». Ведь в корпорации нет выборов. Там все может быть «непрозрачно». Правильно, особенно если эта корпорация ещё и выполняет функцию «коллективного арийского Бога».

Но кто сказал, что выборы это самоцель. Мы убедились на собственном опыте, сколь пошлы и лживы могут быть выборы. Лучше бы их не было вообще, чем такие, какими мы их видели в России после 1993 года.

Да и смотря правде в глаза, система «один человек – один голос» порочна в принципе. Не может голос изобретателя нового самолёта или нового лекарства равняться голосу бомжа. Не может голос женщины, в одиночку вырастившей одного или двоих детей, равняться голосу молодой, избалованной девки, только что получившей паспорт. Не может голос гения или героя равняться голосу карманника или шлюхи. Не может голос генерала Рохлина равняться голосу мелкого взяточника из ГАИ.

Классические выборы по мажоритарной системе возможны и нужны там, где все выбирающие полностью компетентны в обсуждаемых проблемах, т. е. на местном уровне. Региональные же выборы нужно проводить уже не как классические выборы, а как достижения приемлемого квазиконсенсуса (например, большинством в 2/3 участников) между всеми местными лидерами, реально обладающими влиянием.

В свою очередь регионы заключают «общественный договор» с «коллективным арийским Богом» в лице Центра, живущего по законам закрытой корпорации. Или законам жреческой касты, если угодно.

При этом строго соблюдается принцип «каждому своё». Никаких «двойных подчинений». Центр не имеет права вмешиваться в дела регионов, регионы – в дела местных органов самоуправления.

Как и что будет делиться в рамках данного принципа, невозможно предугадать. Да это и не составляет предмета данной книги. Но автор уверен, что русский народ решит эти проблемы легко. Не бином Ньютона. Наш народ решал проблемы и посложнее.

Но «коллективный Бог» может злоупотребить своим положением, – скажет «иной читатель». Как? – спросим мы в ответ. Центр не имеет права мобилизовывать людей. В принципе не имеет права. Это базовое положение «общественного договора». Центр не имеет права монополизировать природные ресурсы. Это тоже базовое положение.

И Центр не имеет механизмов насильственно изменить это положение. Ибо его силы неадекватно велики для гражданской войны. Они рассчитаны на внешнего врага. Космическими самолётами и атомной бомбой в окрестностях собственных объектов не воюют. А внутренних войск нет. Это тоже принципиальное положение общественного договора. И весь народ вооружён. И все коммуникации «сверхкорпорации Центр» проходят через территории, где проживает этот вооружённый народ.

126
{"b":"6296","o":1}