ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Многие авторы, исследующие эту проблему, в частности Александр Никитич Севастьянов, справедливо указывали, что в России принятие православия отнюдь не делают человека русским. Совершенно правильно. Но для граждан России вероисповедание не определяет цивилизационную парадигму. В многоплемённой Российской империи создана своя цивилизация, которая вот уже много столетий стремится к оформлению в рамках Русского национального государства.

Но многоплемённая империя всячески мешает этому, сдерживая творческие потенции русского народа постоянным его истощением в бессмысленных политических акциях.

Завершая данную тему, представим себе такой пример. Допустим, пользуясь системой рабфаков, некий парень, этнически чистокровный русский, родом из глубинки, закончил престижный столичный вуз в разгар перестройки. Используя предоставленные ему льготы, он попадает за границу, и, согласно нынешним нравам, остаётся там.

Работая на Западе, завися от благополучия западной экономики, он кровно заинтересован в дальнейшем её процветании, которая, в свою очередь, в значительной степени питается дешёвыми ресурсами стран третьего мира и России. Сохранение его благополучия зависит от сохранения нашей нищеты. Теперь он для нас, живущих в России, враг, причём не меньий, чем хорват для серба. И сколько бы матрёшек он ни держал у себя дома в США или Германии, сколько бы ни лил пьяных слез за бутылкой русской водки, каким бы чистейшим генетически русским он ни был, он останется для нас «чужим», не принадлежащим к русской нации.

Никакое кровное родство не перебьёт антагонизма интересов. И никакие кровные различия не перебьют единства интересов. Нация – это большой экипаж, где вместе взлетают, вместе побеждают и вместе грохнутся на землю в случае катастрофы.

И здесь автор опять должен разъяснить свою позицию политизированному национально мыслящему русскому читателю. По нашему мнению, принадлежность к еврейству есть в первую очередь принадлежность к типу цивилизации, отстаивающей всеми средствами интересы «своих» за счёт интересов «чужих». Для цивилизации это вполне закономерно. Но так же закономерно и противоборство «чужих» для евреев людей такому порядку вещей.

В данной ситуации клановая взаимопомощь евреев для русских не менее, но и не более опасна, чем клановая этническая взаимопомощь за счёт русских любого другого племени или нации. Для адекватной защиты своих интересов нам, русским, надо, наконец, перестать муссировать «еврейский вопрос», «кавказский вопрос» и т. п. проблемы, а создать, наконец, Русское национальное государство, которое на территории России элиминирует все иные, кроме русской, цивилизационные парадигмы.

В русском национальном государстве будут только русские, творящие в рамках русской цивилизации, думающие и говорящие на русском языке, защищённые русским государством и лояльные ему и только ему.

На этом мы завершим серию отступлений и разъяснений нашей концепции нации для политизированной публики и продолжим изложение.

Предложенная читателю общая схема процесса становления наций конечно же, в реальной жизни была осложнена.

Во-первых, не так гладко и последовательно шёл процесс становления национальных государств. Без поворота к интересам народа, без жёсткого протекционизма своему типу цивилизации (подчеркнём, цивилизации, а не государственно-религиозным традициям) национальное государство не может сложиться. Но без построения своего национального государства не может окончательно оформиться нация.

Во-вторых, формирование нации как бы «затенено» некоторыми процессами более раннего периода. Например, на этапе, когда на большинстве территорий уже имелись государственные структуры, взаимоистребительные войны Средневековья могли создавать ситуации появления общих интересов – зашиты от порабощения или истребления врагом. Эти ситуации возникали и продолжают возникать по сей день. Однако всплеск национальной консолидации, вызванной экстремальными ситуациями, быстро спадает. Тем не менее, именно такие события время от времени сплачивают «протонациональные» общности.

В-третьих, становлению нации мешают любые племенные структуры, стремящиеся сохраниться внутри единого государства. Не важно, какого рода эти структуры. Однако любые племенные, кланово-мафирзно-протекционистские по своей сути структуры мешают образованию национального государства и становлению нации.

И, наконец, в четвёртых, даже сформировавшись, национальное государство может неадекватно отстаивать общенациональные интересы, что также не идёт на пользу сплочения нации. Ибо становление и укрепление нации – это процесс, который надо поддерживать.

Вот так, преодолевая подобные препятствия, происходило и происходит в мире становление наций. Этот процесс, по нашему мнению, далёк от полного завершения. Мало того, можно наблюдать и обратный процесс распада наций.

Однако, в целом, имеются чёткие критерии уровня оформления наций и национальных государств. Это построение национального государства, которое прежде всего защищает свою территорию, свою цивилизацию и своё население. Это достижение определённого уровня в развитии своей цивилизации, когда её отдельные элементы становятся ведущими и определяют мировое развитие.

Можно назвать и мелкие «тестовые» характерные свойства формирования нации. Это, например, активная социально-демографическая политика. Национальное государство не может быть людоедским по отношению к своему народу. И ещё один пример. В национальном государстве инородцам, цепляющимся за свои племенные структуры, всегда живётся хуже, чем потерявшему племенные черты организации государствообразующему народу-нации.

4. Национализм, социализм и идеологии солидарности.

«Смесь бульдога с носорогом»

Неравномерности развития цивилизаций и государств привели к появлению на земле структур с различной степенью оформления тех или иных институтов управления. Наряду со сформировавшимися государствами существовали и продолжают существовать территории, находящиеся на различных стадиях перехода от родоплеменного управления к его государственной форме. Эти общества образуют одну из составляющих т. н. «традиционных» обществ.

Следует отметить, что эти «слабоогосударствленные» племена и неразвитые государства имеют очень мало общего с кроманьонскими родами. Изобилие ресурсов, фонтаном бьющее творчество, безупречный альтруизм и чувство всеобщей любви – качества именно тех древних родов. Любое нынешнее проявление общественного «недоразвития» похоже на те яркие и красивые способы общественного бытия не более, чем недоразвитый дебил или впавший в детство маразматик похожи на талантливого ребёнка.

Все те чувства раздвоенности сознания, которые в своё время вызвало государство, присутствуют, пусть, может быть, в меньшей степени, и у людей данных «традиционных» обществ, но это чувство дополнено всем комплексом сознания «вытесненных на обочину». Ведь эти племена занимают не лучшие земли, как огненные охотники. И не изобилие, а скудость их удел. Куда уж тут до феерического творчества. Да и любовь к ближнему у них не может быть беззаветной: угроза нехватки ресурсов и перенаселённости никогда не покидает их.

Если взять нашу схему формирования древнейших государств, то эти общества просто по какой-то причине эволюционно «затормозились» на кромке долин. Они почти так же стрессированны, как и те, кто были вынуждены пройти через ад древних государств. Только те уже прошли, самые жуткие отрезки пути, а эти приостановились в «предстартовом», далеко не лучшем состоянии.

Другую часть т. н. «традиционных» обществ составляли и составляют государства, которые сохранили в качестве одного из основных древнеземледельческий уклад, незначительно улучшив его за счёт несколько большей энергообеспеченности и обеспеченности орудиями, хотя при гораздо худшем качестве ресурсов.

Этот вариант является результатом попыток консервации людоедских по сути раннегосударственных отношений путём, во-первых, минимального смягчения гнёта верхушки, которая разве что только отказалась от бессмысленного истребления низов, оставив в неприкосновенности их истощительную эксплуатацию; во-вторых, в этом варианте сформировались некие структуры взаимопомощи на местах.

37
{"b":"6296","o":1}