ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Заметим, кстати, специально для наших недоброжелательных читателей из определённого лагеря, которые не преминут обвинить автора в расизме. Нам наплевать на всяческие «измы» и ярлыки. Если у белых есть эволюционно обусловленное чувство числа и чувство времени, а у южан их нет, то это не пропаганда, а научный факт.

Однако не только чувство числа (даже, скорее чувство меры) и чувство времени обусловили специфику человека приледниковья. Был ещё один очень важный момент.

Но для начала напомним читателю следующий факт. Известно, что климат в современной России таков, что «год на год не приходится». Межгодовые колебания погодных условий весьма существенны. Одно лето нормальное, другое засушливое, третье «достаёт» дождями. Для нас это в порядке вещей.

А вот для жителей Индонезии это нонсенс. Там не только весь год стоит примерно одинаковая погода, но и год от года практически не отличаются.

Если мы рассмотрим межгодовые колебания температуры и осадков, то увидим, что они тем больше, чем ближе к полюсу. В Мурманске амплитуда межгодовых колебаний среднегодовых характеристик погоды в 9 раз больше, чем на Кипре.

Так же, только ещё контрастнее, обстояло дело и в ледниковый период. Добавим к этому, что сами условия в приледниковье были весьма контрастными, а также то, что и лето, и зима наступали очень быстро. Человека, который охотится или пасёт стада в опасной близости от ледника, очень часто могло в одночасье «накрыть» чуть ли не антарктическими морозами. А его расчёты запасов могли оказаться неверными из-за изменения продолжительности зимы, например.

При этом одно только чувство меры или чувство времени не поможет. Ибо даже при наличии построенного на чувстве меры и чувстве времени, говоря современным языком, осредненного прогноза, возможные случайности настолько велики, что принимать решение все равно зачастую придётся в форс-мажорных обстоятельствах.

В современной теории это называется принятием решений в условиях уникального выбора. Это вполне определённая стратегия поведения. Противоположная т. н. «алгоритмическому» поведению, которое базируется на схеме «характеристика ситуации – диагностика типа ситуации —.стандартное действие в стандартной ситуации».

Образно алгоритмическое поведение можно проиллюстрировать схемой «дают – бери, бьют – беги». Поведение на основе принятия решений в условиях уникального выбора более разнообразно. В нашем примере это означает, что не всегда надо брать то, что дают. А от удара можно не только убежать, но и дать сдачи или увернуться.

Но это означает, что в поведении «уникального выбора» больше степеней свободы и в тоже время больше ответственности. Ибо ошибка зачастую равносильна гибели.

Итак, мы опять посрамили традиционалистов и пришли к пониманию свободолюбия белого западного человека на основе архетипов, выработанных за тысячи лет до капитализма и промышленной революции.

Разумеется, в отличие от чувства меры и чувства времени, привычка принимать решения в условиях уникального выбора в той или иной мере присутствует у всех рас и народов. Ибо даже размеренная жизнь экваториальных народов не лишена неожиданностей и разнообразия.

Но, во-первых, у людей приледниковья причины для принятия решений в форс-мажорных уникальных обстоятельствах возникали значительно чаще. А во-вторых, эта способность должна была сочетаться с чувством меры и времени. Надо было уметь количественно оценить, го«воря современным языком, прогнозируемое течение событий, рассчитать своё поведение на будущее, но при этом быть готовым к существенным отклонениям от прогноза.

Это очень тонкий момент. Вообще отказаться от прогноза и расчётов было нельзя. Ибо тогда вся жизнь превращалась бы в изнурительный форс-мажор. И тогда, когда это было неизбежно, и тогда, когда для этого не было никаких причин, кроме субъективного отсутствия элементарного расчёта. В приледниковье такой «роскоши» человек себе не мог позволить.

Но прогнозы и расчёты нельзя было абсолютизировать. Надо было быть готовым к любым неожиданностям «на фоне» в целом прогнозируемого течения событий. Вам ничего это не напоминает, читатель? Не правда ли, знаменитое правило европейских рыцарей «делай, что должно, и будь, что будет», как будто бы с предельной чёткостью формулирует именно подобный подход к жизни. И не тысячу лет этому подходу, а все двадцать тысяч.

Кстати, и юмор можно трактовать как готовность отстраниться от следования правилам и расчётам. Посмотреть на них со стороны. Посмеяться, в конце концов.

Посмеяться, но… не отказываться от расчётов, прогнозов и необходимости следовать правилам в целом.

Что, очевидно, психологически не вполне совместимо. Во всяком случае, несовместимо даже до сих пор для очень многих рас, народов, а тем более отдельных людей.

Таким образом, у человека приледниковья возник ещё один пласт раздвоения сознания. Это, с одной стороны, несло в себе большой потенциал саморазвития, а с другой – создавало дополнительную нагрузку на психику. Но, что характерно, это раздвоение психики не должно было вести к потере конструктивизма.

Мысль человека приледниковья должна была работать на результат.

Ещё одним следствием постоянного ожидания неожиданностей стало осознание необходимости «сверхнормативного» по южным понятиям накопления запасов. Что тоже очень важно для понимания «западного» менталитета. Но, как мы говорили выше, только в приледниковье могла возникнуть «культура запасов» вообще. Ибо ни в каких иных условиях охотник, ещё не знающий о соли, не может накапливать большие запасы. Только в условиях «гарантированного холода».

Но, напомним, без накопления больших запасов, всегда имеющихся под рукой резервов невозможна классическая рыночная экономика, вот самый капитализм в чистом виде, о чём мы говорили в разделе 7 главы «Продолжение темы. Деньги, деньги» первой части.

Все эти свойства, обретённые тысячи лет назад, «сыграли» во время, промышленной революции. Чувство меры, чувство времени, чувство свободы, конструктивизм и «излишняя бережливость» стали той базой, на которой развилось мышление, названное позже «современным», «научным», «западным», «капиталистическим» и т. п. терминами, среди когорых ещё одним очень распространённым является т. н. «протестантская этика».

Но как мы только что показали, все эти термины неверны. Стереотипы сознания, которым больше 10 тысяч лет, отнюдь не «современны». Они возникли, когда ещё не знали, что такое наука и что такое капитализм. Поэтому, они никак не «научные» и не «капиталистические». Но большей части они вырабатывались у людей, живших на юго-востоке Русской равнины. Поэтому они далеко не «западные». Разумеется, не было в те времена и никаких «протестантов» с их этикой.

Автор всегда с известной долей осторожности относился к не совсем чётко определённым и однозначным понятиям. Тем более понятиям, вокруг которых кипят пропагандистские страсти. Тем не менее, известные явления надо же как то называть.

Чтобы не впадать в бесплодное терминотворчество, с некоторой долей условности, назовём прямых потомков людей приледниковья «ариями». Хотя и возможны споры по поводу того, как эти «арии» потом расселились и в какие нынешние народы в каком количестве влились.

Однако, как мы покажем ниже, белые народы севера, центра и востока Европы являются прямыми потомками людей приледниковья. «Есть В них что-то арийское», – как шутили в СССР после первого показа сериала «Семнадцать мгновений весны».

И тогда, возвращаясь к теме настоящего раздела, тот пласт научного мышления и ту часть современной науки, которые базируются на архетипах людей приледниковья, закреплённых во времена промышленной революции, можно, пусть с известной долей шутки, назвать «арийской». Уже без всякой шутки заметим, что это далеко не вся современная наука. Это её часть.

Есть и другая часть, отнюдь «не арийская». Но об этом несколько ниже.

4. Нашествия с юга. Кровь с молоком. Жёлтая ветвь

Однако вернёмся с высот мысли к реалиям жизнеобеспечения. Итак, первый человек приледниковья стал регулярно перемещаться по определённым маршрутам.

45
{"b":"6296","o":1}