ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

От себя добавим лишь, что геохимические и биохимические выводы Галимова можно только ещё более усилить и лишний раз подтвердить, привлекая самые новые материалы исторической геологии и общей теории систем, которые сам Галимов в своей аргументации пока не использовал. В частности, это касается теории квазистационарных состояний.

В целом же теория Галимова целиком соответствует научной доктрине т. н. «коэволюции», выдвинутой одним из русских национальных гениев, академиком Вернадским.

Особо отметим, что из научно-мировоззренческой доктрины В. И. Вернадского и из сугубо научной, специальной теории Э. М. Галимова вполне корректно следует вывод о неизбежности и направленности эволюции и, соответственно, появлении разумного существа.

Остаётся очень интересный вопрос о механизмах эволюции на этапах, когда уже оформились отдельные организмы. Этот вопрос можно изложить, не прибегая к химическим и математическим формулам. Но он тоже всё-таки достаточно сложен для среднего читателя.

Отметим лишь, что базовым механизмом эволюции является накопление разнообразных признаков, которые могут быть востребованы очень не скоро, а могут вообще никогда не потребоваться. При этом «таскать в себе» невостребованные текущей обстановкой признаки – это всё равно, что нести лишнюю, неизвестно для чего нужную железяку в рюкзаке на дальнем маршруте. Поэтому те, кто носит «в себе» много разных ненужных признаков, как правило находится в подчинённом положении.

А большую часть времени в природе «правят бал» хорошо приспособившиеся и узко специализированные. Кто не столько накапливает «полезные» признаки, сколько избавляется от «ненужных в данной ситуации излишеств».

Знаменитое же «приспособление» происходит не постепенно, как интерпретируют Дарвина некоторые его апологеты. А главное, приспосабливаются не только и не столько к текущей ситуации.

Но в процессе наиболее резких изменений среды, имеющих не биологические, а геологические и космогонические причины, вдруг сразу у многих особей многих различных видов появляются конкурентные преимущества в новой среде, обусловленные ранее не востребованными «талантами», пардон, свойствами организмов.

Но, мало того, начав реализовывать полученные преимущества, ведя, говоря популярным ныне в России языком, «передел ресурсов», эти особи очень многих различных видов своей жизнедеятельностью сами провоцируют дальнейшее изменение среды, убыстряя перемены в ней. Процесс приобретает лавинообразный характер. И так до тех пор, пока «передел ресурсов» не закончится, и «новые хозяева не установят новый порядок».

Для внешнего наблюдателя, отделённого отданных событий многими геологическими эпохами, это иногда, действительно, может показаться чуть ли не мгновенным процессом, чем-то сродни «творению». Образно говоря, «из подвалов» экосистем в одночасье вырываются толпы ранее не заметных тварей и становятся «министрами, генералами и королями» нового варианта биосферы.

При этом биосфера меняется, действительно, чуть ли не целиком. В качестве примера приведём гибель динозавров и выход на арену млекопитающих. О гибели динозавров знает даже дебил, имеющий «телевизионное образование». Но, напомним читателю, что одновременно вымерло большинство тогдашних видов насекомых и растений. То есть не только млекопитающие «доедали» динозавров, но в чём-то аналогичные процессы происходили и в растительном мире, и в мире беспозвоночных, и даже в мире бактерий.

Слишком много «накопилось» в биосфере того времени потенциала развития, и слишком тупиковым был эволюционный «застой» биосферы динозавров.

Мы просим извинения у читателя-специалиста за такую примитиви-зацию, а'у читателя неспециалиста за излишнюю сложность.

Однако, внимание, господа расисты, одним из главных механизмов накопления новых признаков является возможность скрещивания родственных видов и получения от этого скрещивания жизнеспособного потомства. Данная теория получила название «теории комбинаторной эволюции». Запомним этот термин.

Доктрина комбинаторной эволюции – это карт-бланш расовой и националистической идеологии, данный самой современной наукой.

Однако механизмы комбинаторной эволюции работают не всегда, не у всех видов и не во всех ситуациях. Последнее особо важно. Ибо как оказывается, очень важен экологический фон данного процесса. Но это возможно в принципе. И это является одним из важнейших механизмов видообразования. Особенно часто данный процесс происходит при формировании принципиально новых видов.

Таких как человек, например.

Так что не надо пытаться опровергнуть современную биологию, поставить под сомнение понятие вида и отвергать эволюцию ради того, чтобы иметь возможность утверждать, что современное человечество не представляет единого вида сейчас, а тем более не представляло его в прошлом. Эти выводы прямо вытекают как раз из самых передовых научных доктрин.

Тем не менее, общий человекообразный предок у всех рас и народов был. Мы назвали этого предка водной обезьяной. Можно придумать другое название. Но не в названии дело.

Просто от водной обезьяны, а точнее от её ближайшего потомка Ногтю егесШз (человека распрямлённого) произошёл очень широкий спектр близкородственных видов. В этом спектре выделились две лидирующие ветви, которые наиболее быстро эволюционировали параллельно, – это ветвь тех, кто в итоге станет предками белого человека, и ветвь тех, кто станет предками жёлтого человека (или некоего его подвида).

Но помимо этих двух лидирующих ветвей было множество ветвей маргинальных. Представители их скрещивались как между собой, так и с представителями лидирующих ветвей.

В итоге получилось нынешнее разнообразие человечества. Разнообразие близкородственных видов одного из родов млекопитающих.

Весьма интересно с этой точки зрения взглянуть на тех, кого до недавнего времени считали предками современного человека – питекантропов, синантропов, неандертальцев.

Большая их часть – это тупиковые ветви, причём зачастую даже не потомки водных обезьян, а их «братья», возможно, даже «двоюродные». Большинство этих питекантропов и синантропов жило гораздо позже Ното егесшя.

В настоящее время научным недоразумением можно считать попытки рассматривать питекантропов и синантропов в качестве предков человека. Но ведь только на этом фоне как сенсации выглядят все новые находки гораздо более похожих на современного человека особей возрастом более миллиона лет назад.

За каждой такой сенсацией так и проглядывается в неявном виде утверждение типа: «Вот, старше питекантропа в 2 раза (в 1,5 раза, в 3 раза и т. п.), а намного больше похож на человека!»

Да чего же тут удивительного, господа. Все эти находки различных вариантов Нолю егес1их, его ближайших потомков или ближайших предков. В конце концов, и сам Ногтю егес(ш мог быть результатом комбинаторной эволюции.

А жил распрямлённый человек более миллиона лет назад, гораздо раньше питекантропов и синантропов. И то, что некоторые из дегра-дантов, а скорее даже просто отдалённых родственников водных обезьян в итоге научились использовать огонь или взяли в руки острый камень, ещё ничего не значит. Вернее, это означает, что общее направление эволюции в целом предопределено логикой развития биосферы. Но вписываются в эту логику все по-разному.

В становлении же человека главным был отнюдь не камень и даже не огонь, а раздвоение сознания. Вследствие необходимости отличать своих от чужих в особях одного с собой вида. И эта потребность появилась только у потомков водных обезьян, прошедших стадию каннибализма. Именно поэтому так важно при анализе тех или иных останков человекообразных обращать внимание даже не на объем мозга, а на фигуру. Если фигура свидетельствует об этапе водной эволюции и сильно, «по-человечески» распрямлена вследствие каннибальского отбора, значит, это один из предков человека или ближайший родственник этого предка.

Если нет, то к человеку он отношения не имеет.

Кстати, как раз у всех «сенсационных» находок «древнее питекантропа» исследователи отмечают близкую к современному человеку фигуру при довольно малом объёме мозга. Все правильно. Мозг ещё обезьяний. Но его будут усиленно развивать. Развивать, не раскалывая камни, «трудясь по Марксу», а пытаясь во что бы то ни стало объяснить «незнакомым дядям», что «я свой».

54
{"b":"6296","o":1}