ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Удочеряя Америку
Время злых чудес
Хлеб великанов
О лебединых крыльях, котах и чудесах
Понимая Трампа
Замок мечты
Искусство добывания огня. Для тех, кто предпочитает красоту природы городской повседневности
Каков есть мужчина
Основано на реальных событиях
Содержание  
A
A

Во-вторых, тяжеловооружённый воин пользуется весьма дорогим комплектом оружия. И уже поэтому к нему относятся достаточно бережно. Если не к нему, то хотя бы к тому, что на него одето и что можно потерять вместе с ним.

В-третьих, воин, освоивший столь сложное и дорогое вооружение, является своего рода мастером ратного дела. Его надо достаточно долго готовить. То, что кочевники благодатных чернозёмных степей могли себе это позволить (здесь один работник может кормить десятерых при наличии должного количества скота и пастбищ), было отнюдь не очевидным тем, кто использовал гвардейцев-алан вне их родины.

Из всего этого вытекает, что данный воин не мог использоваться как простой «расходный солдатский материал» в массовых армиях-толпах типа армий Первой империи.

И что характерно, такое, если не бережное, то хотя бы рационально-экономное отношение к каждому воину было принципиально новым моментом. Фактически привилегированный «офицерский» статус получал каждый обычный боец, который никем не командовал, а просто сам дрался на своём месте. Но дрался мастерски.

Все это в корне противоречило менталитету империи, где человек если и ценился, то только как «начальник» над другими, но никогда как просто мастер.

Мы не будем вдаваться в ситуационные, географические и хронологические детали процесса. Отметим лишь, что с распространением стального оружия распространялось и наиболее эффектное в те времена его применение в виде тяжеловооружённой конницы. И вместе с латниками распространялся рыцарский менталитет, который вначале не имел ничего общего с феодализмом и имперско-государственническими пережитками.

Но потом исчезли племена, которые жили по законам военной демократии, давшей начало истинному рыцарству. Рыцарей «приручили» к службе чуждой любой рыцарственности государственнической модели.

Армии вновь стали массовыми. В этих армиях офицер – это не рыцарь, а, если называть вещи своими именами, обычный военный бюрократ. Рыцарский кодекс чести исчез. Но остались тоска по этому кодексу и непонимание, куда же он исчез.

Чтобы понять это, надо проследить все перипетии железной революции и её политических последствий. Одной из особенностей момента было то, что и соответствующие технологии, и даже военная экспансия первых «рыцарей» осуществлялись децентрализовано. Не было мощного государства, которое целенаправленно подавляет окрестные страны и народы, используя своё военно-техническое превосходство.

Протославяне, авторы «железной революции», честно и великодушно ограничились блокированием распространения имперской заразы на свои земли. Их контрнаступление и возмездие было явно неадекватным. Оно было поразительно мало: очистить вместе с сарматами Причерноморье, помочь Греции в Троянской войне. И все.

Авторы собственно железной НТР с детской наивностью и щедростью даже не внесли ничего из собственного менталитета «на концах своих мечей» в окружающий мир. Вот уж воистину «чужого не надо».

В сущности, не намного больше совершили ирано-арийские рыцари. Они одарили мир своим кодексом чести. Но не настаивали на распространении своей модели военной демократии и своей религии, которую рассматривали как «личное дело». В итоге они оказались в рамках чуждой своему менталитету государственной модели.

Они инкорпорировались в структуру покорённых государств в роли высших сановников и военной элиты. Присущий им менталитет они попытались сохранить в виде рыцарского кодекса чести только в своей собственной профессионально-корпоративной среде, забыв о том, что нельзя остаться чистым посреди грязной лужи.

А сама «грязная» политическая модель от сохранения их корпоративной этики только в своей среде намного не изменилась. Более того, белые арийские рыцари значительно укрепили покорённые (или просто даже принявшие их) страны. Эти страны начали расширяться, демонстрируя при этом, если подходить к вопросу политически, не столько преимущества рыцарства, сколько живучесть его первоначального врага – имперской модели.

Этот процесс происходил повсеместно, от Индии и Персии (Парфии) до Англии. И всюду имело место следующее.

Во-первых, рыцарство как таковое начало деградировать. Оно выродилось в вульгарный правящий класс и потеряло своё истинное благородство до начала наступления капитализма. Не капитализм уничтожил рыцарство (как это хотят представить иные «традиционалисты»).

Ибо не надо путать с рыцарством государственническое дворянство. Недаром слова «дворянин» и «дворня» однокоренные. Дворянство – это хорошо прикормленная дворня. Но только дворня «большого начальника», короля или императора. И, кстати, с этой дворней самые последовательнее в своих убеждениях монархи ведут себя отнюдь не как с рыцарством, а именно как с дворней. Так, при Петре I в России публично пороли не только провинившихся дворян, но даже придворных дам.

Такие вот «рыцари» и их «дамы», которых выпорют перед дворовым крыльцом. А они, немного очухавшись, идут «дотанцовывать» на бал. «Либеральная» Екатерина II (вернее, её убиенный супруг Пётр III, но это уже детали) это безобразие прекратила. Особо провинившихся придворных дам стали пороть тайно. А офицеров (даже гвардейских!) пороли ещё при Павле I.

Рыцарство уничтожили абсолютные монархии, по существу, представляющие модернизированную версию всё той же модели Первой империи. Нет места рыцарству в подлой имперской лакейской системе.

А потом уже эти монархии уничтожил капитализм вместе с их дворянством. Ну и чёрт с ним, с потерявшим рыцарственность сановным и чиновным быдлом. Быдлом, ничуть не лучшим быдла простонародного. Кстати, именно так характеризовали своих «братьев по классу» русские национальные гении Пушкин и Лермонтов. «Светской чернью» называли они толпу людей своего круга.

Во-вторых, шёл быстрый рост влияния различных семитских группировок бывшей имперской элиты. Сначала семиты прочно закрепляются во всех несиловых структурах управления. Именно закрепляются, а не отвоёвывают их. Ибо никто семитов из этих структур по-настоящему и не гнал. Затем начинают внедрять новые варианты своих семитских религий.

А затем де-факто захватывают высшее политическое руководство. Если на каком-то этапе этого процесса рыцари начинают ему противиться, надеясь на своё силовое превосходство, то их оппозицию разбивают в аппаратных интригах.

Этот процесс настолько повсеместен и повторяется в стольких циклах, что его можно сравнить с наступанием на одни и те же грабли. Так и просится на ум назвать этот процесс «арийскими граблями».

Что характерно, иные «консерваторы» негодуют по поводу поведения семитов в этих коллизиях. Но семитские элитные группировки не нанимались служить идеалам арийского рыцарства. А если их принудили к этому силой (а то ведь часто даже этого не делали!), то никто не отнимает у них и права на реванш.

Наивность арийских рыцарей ещё можно объяснить. Но нельзя объяснить наивность современных идеологов. Нельзя бороться с семитскими приёмами политического интриганства, не уничтожив почву для этого интриганства – имперскую или псевдоимперскую государственную модель.

Нельзя, разведя грязную лужу, сетовать, что в её грязи будет много микробов. Не хотите микробов, не разводите грязи.

Наивные арийские рыцари имперскую грязь сначала немного убрали, а потом, наоборот, размазали по «всей улице» тогдашнего мира. Структуры, управляемые по квазиимперским моделям, получили в своё распоряжение почти все результаты железной НТР.

Надо ещё раз отметить цикличность и неоднократность всего происходящего. Даже первый этап революции железа имел несколько под-этапов, иногда разнесённых во времени и пространстве, а иногда идущих параллельно на разных территориях с разными участниками.

Одним из таких подэтапов был развал Римской империи. Только с чисто технической точки зрения вместо «железа против бронзы» возникла коллизия «много железа против немного железа». Ибо центры мировой металлургии постепенно смещались в Германию и Подунавье.

80
{"b":"6296","o":1}