ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Место Первой империи заняла империя Римская. А место славянских кузнецов и ирано-арийских рыцарей заняли кузнецы и рыцари германские. Они снова сокрушили империю в союзе с жителями Причерноморья, которые никогда не упускали шанс «пощипать» имперских наследников (но, к сожалению, никогда не ставили задачи уничтожить их до конца в их собственной метрополии). И снова наступили на «арийские грабли».

И вновь арийская аристократия, на этот раз германская, нордическая стала вроде бы править многими странами-наследниками Римской империи. И снова сдала несиловые государственные структуры и религию семитским элитам. К сожалению, классические исследователи этой проблемы, вроде Г. Понтёра, совершенно просмотрели этот важный момент. Характерно, что они констатируют наличие «нордических элит» государственного управления в западноевропейских наследниках империи и удивляются, почему же эти элиты в итоге «растворились». Но одновременно они констатируют наличие «не нордических» религиозных элит. Да ведь религия бывает гораздо важнее силовых механизмов управления! А, напомним, кроме религии «не нордические» элиты контролировали ещё и другие несиловые механизмы управления. Все это мы показали выше. А «классики» это пропустили. И потом удивляются, как это «нордическая элита», правя всем, постепенно «все потеряла» и растворилась в чуждой ей среде.

Да она всем и не правила, а просто осуществляла силовое обслуживание управления в рамках структур, которые в целом не контролировала. И, что характерно, даже не догадывалась об этом. Впрочем, ей это простительно. Ибо мы видим, что об этом не догадываются даже добросовестные исследователи проблемы аж в XX веке, через сотни лет после событий, когда их последствия лежат на поверхности. А они на них «смотрят и не видят».

Потом нордическая элита всё закономерно потеряла. И растворилась. Как растворились «аланы» короля Артура.

Единственным шансом для арийской элиты было бы кастовое обособление. Но это обособление невозможно выдержать долго без наличия своей религии. И без придания жрецу этой религии статуса, большего, чем силовику. Потому что без жреца нет религии. Без религии нет касты. Без касты нет защиты от растворения. А растворившись, рыцарская элита теряет все.

Впрочем, эта схема тоже отнюдь не идеальна. Но вне этой схемы вообще нечего даже и говорить о возможностях сохранения рыцарства. Однако об этих вариантах построения общества мы погорим несколько позже. А пока лишь констатируем, что ничего подобного арийская элита в Европе не предприняла. И потонула сначала в семитской религии, потом в семитской экономике, а потом в семитских революциях.

Всё это говорит о том, что мало выплавить железо, мало выковать волшебный меч, мало стать в рыцарский строй и разгромить всех врагов.

Надо ещё уметь построить собственную политическую модель и собственную религию, адекватную голосу собственной крови. И тогда твои Боги пошлют тебе помощь с твоих небес.

5. Сварог и Христос

Для чего появился в мире человек? В чём суть Божьего замысла на этот счёт? В чём разница между пророками, которые, несомненно, хотя бы «что-то услышали» от Бога?

Над этими вопросами размышляли очень многие умы. Мы сразу оговоримся, что не имеем намерения рассуждать об этих вопросах «на равных» с ними. Заметим лишь, что буквально в последние годы резко активизировались попытки некоего синтеза религии, науки и «прикладных» мистических технологий.

Мы вскользь упомянем обо всём этом ниже. Сейчас лишь заметим, что в рамках такого подхода вполне естественно рассматривать всех основателей религий, различных святых и легендарных героев-полубогов древности как определённого рода миссионеров, но миссионеров, так сказать, не абстрактных, а посланных с конкретной миссией, в конкретное время и к конкретному народу. В конце концов, по логике вещей миссионер и должен исполнить определённую миссию.

С этой точки зрения миссия нашего Первобога Сварога предельно ясна. Он пришёл спасти славян от геноцида и деградации, на которые обрекала их семитская Первая империя. Для этого надо было «всего-то» освоить выплавку железа, совершенно незнакомого металла. Характерно, что после этого земное присутствие Сварога никак не фиксируется в легендах. Более того, по прошествии некоторого времени центральное место в пантеоне славянских богов занимает бог профессиональных военных Перун.

Перун появляется «весьма кстати». Славяне и восточные балты (а Перун под именем Перкунас является и их богом) все больше втягиваются в военные конфликты по периферии своего ареала обитания. Но теперь у них уже нет решающего преимущества в вооружении. Железный меч есть уже у всех в Западной Евразии.

Интересно, но Перун смог сделать для обороны и защиты своих подопечных гораздо меньше, чем Сварог. В итоге военный бог оказался разгромленным и свергнутым. При этом разгромленным не в открытом бою, а в политических интригах.

Теперь самое время вспомнить о том, кто сверг Перуна. Вернее, чьим именем он был свергнут. Иисус Христос появился на территории наследников Первой империи, в провинции развитого государства. Появился внутри политической и религиозной системы, которую его последователи характеризовали как «вавилонскую блудницу». И эта характеристика вполне правдоподобна. Н. А. Морозов собрал множество доказательств, что непосредственно в преддверии появления Христа государственная религия империи была именно таковой, какой мы её характеризовали выше. Более того, и после проповеди Христа были попытки совместить «вавилонскую блудницу» с авторитетом «Сына Божьего».

Анализ всех перипетий этого проекта не входит в наши задачи. Однако сейчас появляются все новые работы, где дискуссии на первых Вселенских соборах анализируются с позиций современных политтехно-логий. Результаты весьма интересны. И если характеризовать их в двух словах, то это совершенно прозрачные попытки встроить рафинированное христианство в систему государственно-религиозного оболванивания.

Отношения автора к христианству претерпевали весьма значительные изменения с течением времени. Тем не менее, мы не склонны занимать оголтелую антихристианскую позицию. Более того, мы склонны к буквальному прочтению Нового Завета. И из его текста вытекают очень интересные выводы. Например, что для Христа и его учеников доктрина реинкарнаций была само собой разумеющейся.

Но главное не в этом. Христос проповедовал в первую очередь для семитов. Подчеркнём, не только для евреев, но «с прицелом» на все население империи, которое было семитским. В этом отношении знаменитое «нет ни эллина, ни иудея» выглядит не столь уж «интернационально». Эллины были в то время частью населения семитской Римской империи. Возможно, чуть «побелевшая» часть и не самая лояльная. Но, тем не менее, часть неотъемлемая.

Если же первым апостолам действительно открывалось будущее в его деталях (а почему бы и нет с их-то способностями), то святому Павлу вполне можно было бы сказать что-то типа: «Нет ни русского, ни иудея». Или на худой конец: «Нет ни германца, ни иудея». Тем более о существовании германцев он уже мог знать.

Но, тем не менее, Павел сказал то, что сказал.

Не будем углубляться далее в религиоведческие дебри. Нам кажется, что читателю уже ясно, Христос и его ближайшие последователи выполняли «миссию в семитской империи». Что бы ни пытались говорить иные идеологи русского движения, стремящиеся совместить православие с русским национализмом.

Цели этой миссии ясны. Предупредить всех семитов и государственную верхушку империи, что буквальное следование тенденциям развития семитской государственности, религии и цивилизации в конце концов заведёт в тупик. И приведёт и семитов, и наиболее приемлемую для них модель организации общества к краху. Для этого не надо было чем-то «одаривать» семитов, наподобие того, чем одарил славян Сварог. Для этого надо было скорректировать узловую структуру семитской империи – её религию.

И Христос это сделал.

81
{"b":"6296","o":1}