ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Время свинга
Зарабатывать на хайпе. Чему нас могут научить пираты, хакеры, дилеры и все, о ком не говорят в приличном обществе
Она не объясняет, он не догадывается. Японское искусство диалога без ссор
Любовь и брокколи: В поисках детского аппетита
Противодраконья эскадрилья
Бастард императора
Война
Округ Форд (сборник)
Бумажная магия
Содержание  
A
A

Как вам такой сюжетец, читатель?

Но ведь события вокруг Куликова поля примерно такого же характера.

И молчать надо о роли кого бы то ни было в этой разборке, а не выпячивать своё участие в ней.

Однако, продолжим нашу тему. Подчеркнём, что православие не внесло ни одного значимого вклада в русскую цивилизацию. С ним не связано ни одно научно-техническое достижение. Мы не говорим о достижениях, сравнимых по масштабу с подвигом Сварога, но хотя бы что-то аналогичное научной деятельности католических монастырей, а потом католических университетов.

Ничего. Полная пустота. Только голое оболванивание. Голое холуйство перед интернациональной империей. Голое вытаптывание народной культуры. Без попыток дать хотя бы суррогатные альтернативы тому, что там было.

Симптоматично, что и в мистических технологиях православие весьма слабо. Оно явно проигрывает даже разгромленным остаткам арийского жречества в лице колдунов российской глубинки. Тех гораздо больше, чем православных чудотворцев.

Более того, даже в чисто религиозных откровениях православие весьма «застенчиво». Оно просто боится их. В Средневековье тех, кого посетили откровения, в России сразу посылали на дыбу. Не нужны православию откровения. Оно их даже не пытается приспособить к своим нуждам. Слишком слабо.

Не стоит думать, что, критикуя православие, автор является апологетом католицизма. Более того, католицизм сделал много вреда Руси. Именно католическое миссионерство помешало объединению Руси вокруг арийского по духу Литовского княжества, где 2/3 населения и большая часть элиты были русскими. Ведическое Русско-литовское княжество могло бы дать цивилизации очень много. Но католикам наплевать на цивилизацию. Во имя сиюминутных выгод они фактически внесли раскол в элиту этого княжества, который в итоге привёл и к его политическому краху.

Но именно поэтому слабость православия виднее как раз на фоне хоть каких-то достижений западных вариантов христианства. Хотя автор отвергает все варианты этой семитской религии.

Разумеется, православие – это не аналог первой, ещё террористической религии Первой империи. И не аналог второй, «наркотической». Православие – это вариант третьей попытки построить религиозные механизмы достижения гегемонии. Вариант, смягчающий не только перехлесты первых религиозных моделей, но и пытающийся смягчить само государство.

Этакий стабилизатор, не дающий государству-людоеду обожраться и потом умереть от заворота кишок.

И в этой ипостаси оно часто видится внешнему наблюдателю чуть ли не «утешителем» и «усмирителем» государственного террора. Но видеть эти моменты и не видеть то, что за всем этим стоит, значит за деревьями не видеть леса. Православие сначала делает всё, чтобы эта государственная машина установилась и набрала обороты, а потом немного её «успокаивает». Но успокаивает не из абстрактных соображений, а лишь для того, чтобы эту машину не разнесло.

Спасает одну жертву, чтобы дать возможность сохранившемуся людоеду завтра сожрать ещё десять.

Такое вот «милосердие».

Завершая разбор данной темы, подчеркнём, что выделять отдельно роль православия в драме российской истории вообще некорректно. Православие – это неотъемлемая важнейшая часть российской государственной машины. Без этой машины оно не мыслимо. В 1917 году, например, как только было отменено обязательное присутствие солдат на богослужениях, посещаемость служб упала в разы. И это на фронте, где стрессы стимулируют поиск «защиты для души».

Так что если одобряем мы действия государственной машины в целом, тогда надо одобрить православие. Не одобряем, тогда надо порицать и православие.

Позиция автора ясна. Мы людоедскую семитскую модель российского государства считаем антирусской. А значит, нам чуждо и православие.

Остальное уже частности. И тем не менее, мы не можем не упомянуть многие яркие эмоционально доходчивые детали, которые сейчас педалируются радикалами русского движения, увидевшими истинный смысл православия.

Так, например, в церковных службах около 3/4 времени посвящено молитвам и проповедям на темы Ветхого Завета. Сплошная семитская история. Сплошные Абрамы, Сары и Исааки (после этого некоторые смеют обвинять в семитизме протестантов!), и ни одного Ивана, не говоря уже о Вячеславах или Святославах.

Совершенно не русский в этническом отношении клир, начиная с самых первых священников и высших иерархов Киевской Руси и заканчивая нынешними.

Кстати, о роли православия в нынешней ситуации можно говорить много. Мы ограничимся только несколькими наиболее яркими моментами. Так, в самые гнусные времена первой половины 1990-х годов православная церковь активно включилась в уничтожение русского народа. Имея льготы по торговле алкоголем и сигаретами, церковь интенсивно обогащалась, завозя в Россию отраву типа небезызвестного спирта «Роял».

В последующем даже официальные СМИ признавали, что в начале 1990-х в Россию поставлялись в основном вредные для здоровья суррогаты. И они сыграли двоякую роль, во-первых, элементарно отравляя русское население, и во-вторых, способствуя быстрому привыканию к алкоголю (гораздо более быстрому, нежели при приёме качественных напитков).

Вот в таких «проектах» уничтожения нашего народа православная церковь проявила активность, лицемерно взывая к «возрождению нравственности». Именно на эти «пьяные» деньги в 1990-е годы были отстроены или отреставрированы многочисленные православные храмы.

Но, более того, церковь участвовала не только в удушении народа, но и в удушении якобы «любимого» ею государства. Так, при возвращении церкви её имущества, было уничтожено много исследовательских структур, обеспечивающих оборону государства. Первоначально такие структуры просто выкидывались на улицу из отдаваемых церкви зданий, а потом «за неимением места» расформировывались. Именно так распались несколько уникальных центров, причастных к обеспечению ядерной безопасности России.

Курьёзно, но эта ситуация помогла многим понять, почему православная церковь не пострадала при татарском иге. Потому и не пострадала, что также сотрудничала с оккупантами и коллаборационистами, как в начале 1990-х годов сотрудничала с агентами влияния стратегических противников России.

Это реальные дела православной церкви в последние годы. На фоне этих дел совершенно ничтожными выглядят «патриотические» декларации её отдельных иерархов. Эти декларации по сути не более чем дымовая завеса для неблаговидных дел.

Дел, которые вредят русской нации сегодня так же, как и в прошлом.

Нет, не русский это проект.

Однако не о судьбах православия и его заказчика государства-копии семитской Первой империи надо думать нам. Надо думать, почему в своё время проиграли наши Боги? Почему оставили нас своей милостью? Почему так долго нет второго Сварога?

Обо всём этом мы ещё поговорим ниже. Однако здесь, несколько забегая вперёд, лишь заметим, что Боги не помогают тем, кто их предаёт или забывает.

В своё время наши предки на какое-то время слишком уж ушли в быт. Забыли богов и забыли их жрецов. Забыли, что самим правом жить не в рабстве обязаны Сварогу. Поэтому и жрецы не возражали против вроде бы расово родственных Рюриковичей. А когда увидели, как сильно ошибались, было уже поздно.

Жрецы в итоге тоже оказались не на высоте.

Ибо Боги даруют озарение в решении реальных проблем, а также масштабных проблем бытия. Решения проблем людских взаимоотношений – не Божье дело. Эти решения должны находить сами люди.

И если уж жрецы не могут этого сделать, то не будет спущено им и прорывных решений более сложных задач.

Устройтесь сами по совести, Люди.

И только тогда вам помогут ваши Боги.

7. «Зачем прощать тому, кто твёрд в грехе»

Название этого раздела взято из Шекспира. Нераскаявшийся злодей не просит прощения. Даже в крушении своих планов он трагедийно твёрд.

Мы хотим продемонстрировать читателю, что, несмотря на многие перипетии, на крушения и чудесные воскрешения, на смену имён и оформление новых квазирелигий, Российское государство осталось все тем же. Пусть с переломанными частями своей машины, пусть лишившись многих провинций, оно остаётся все тем же.

96
{"b":"6296","o":1}