ЛитМир - Электронная Библиотека

Несмотря на свой крохотный рост и ангельское личико, Лив была любительницей ужастиков, в то время как Кэти смотрела исключительно мелодрамы. А что касается меня… Я же смотрела всё, что имело хороший сюжет.

Посплетничав ещё немного, мы попрощались. Я ещё не осознала в полной мере, чем мне грозит этот переезд, но знала, что буду скучать по девчонкам и Джейсону.

Что же касается дома… Могу сказать, что Кэрол с небывалым остервенением взялась за работу. Она возмущалась, кричала и носилась по дому практически сутки напролёт так, что порой мне правда становилось жаль рабочих. А избушка на курьих ножках с каждым днём всё больше становилась похожей на дом мечты.

Из-за постоянного шума в доме у меня была квадратная голова, а Оскар, казалось, постарел на лет пять, поэтому, чтобы не сходить с ума самой и слегка взбодрить пса – мы часто уходили гулять. За это время я успела неплохо изучить город. Он, конечно, был не таким большим, как Стэрилл, но я не жаловалась. Ко всему прочему радовало то, что мы жили не в центре города, а ближе к окраине. Не далеко от дома был огромный парк, который больше походил на лес. Лучшего места для утренних пробежек и выгула собаки придумать трудно. Единственное к чему я всё ещё привыкала – к погоде. После холодного Стэрилла жара Найтфилда меня убивала.

За первые две недели мы с Кэрол успели познакомиться со всеми соседями, и мама пообещала обязательно устроить вечеринку в честь новоселья, что меня совсем не радовало, так как проводить время в компании сорокалетних в мои планы на это лето не входило.

Ещё через две недели фасад дома был полностью закончен. И теперь я бы ни за что не поверила, что ещё месяц назад это сооружение было не пригодным для жилья. Приусадебный участок стал похожим на оранжерею, а кусты, которые ограждали дом от дороги, теперь были аккуратно подстрижены.

Моя новая комната была в три раза больше предыдущей с кроватью королевских размеров. Вся комната была, выполнена в светло-фиолетовых и белых тонах. А несколько картин, которые я нарисовала ещё в Стэрилле украшали стены у меня в комнате и в поистине огромной гостиной. Кэрол у меня спросила не против ли я, так как знала, что я не очень люблю афишировать своё творчество. Но я решила, что пора бы что-то менять…

И вот месяц спустя разрушенный, никому не нужный дом стал жемчужиной Найтфилда.

Глава 2

Криптонит1

Температура в Стэрилле и в Найтфилде летом существенно отличалась. Всё что я носила в Стэрилле раньше весной, а иногда и летом, здесь скорее всего можно было одевать только зимой. Жара стояла невероятная, и после нескольких минут пребывания на улице мозг начинал плавиться. Труднее всего было привыкнуть не к самому переезду, а именно к погоде. Я чувствовала себя постоянно уставшей. На ночь температура значительно понижалась и только поздним вечером я начинала чувствовать себя живой. Бедный Оскар, не привыкший к такой жаре, рыл ямы на заднем дворе дома пытаясь укрыться, что совершенно не радовало Кэрол.

Никогда бы не подумала, что мой гардероб может оказаться в таком плачевном состоянии, но тем не менее вот она я, собираюсь устроить тотальную перезагрузку своему стилю. Взяв машину Кэрол, я поехала в торговый центр. Потратив существенную сумму денег, с полными руками пакетов я двигалась к выходу, когда почувствовала странный холод в ногах. Затем он стал подниматься выше, я как – будто стала замерзать посреди жаркого лета. Тело стало неприятно покалывать, и мне на плечи как будто обрушилась неимоверная тяжесть. Перед глазами всё поплыло, руки ослабли, и вещи упали на пол. Последнее, что я заметила – мужскую фигуру, которая двигалась в мою сторону. Ноги подкосили, и холод окончательно окутал меня.

***

Первое, что я увидела, когда холод начал отступать – это две пары карих глаз, которые с беспокойством смотрели на меня. Парень и девушка, бесспорно родственники: темноволосые, кареглазые, и, конечно же, шоколадный загар – свойственный жителям Найтфилда.

Я встретилась глазами с парнем и его губы тут же растянулись в ухмылке. Знаете, тот самый вид ухмылок, которые могут себе позволить горячие парни. Поправочка, горячие самовлюблённые парни. Девушки обычно или тают от таких ухмылочек, или приходят в бешенство. Я относилась к третьему типу – те, кто закатывает на это глаза.

– Нет, я, конечно, знаю, что девушки без ума от меня, но чтобы сознание терять…

Парень не успел закончить фразу, потому что девушка двинула ему локтём по рёбрам.

– Заткнись, Адам, – рявкнула она на парня, а затем её обеспокоенный взгляд снова вернулся ко мне: – Ты в порядке? Можешь подняться? Тебе нужно в больницу?

Беспокоить Кэрол мне совсем не хотелось, поэтому, приняв руку, протянутую девушкой, я рывком встала на ноги, что было плохой идеей. Голова закружилась, а ноги стали подкашиваться.

Адам схватил меня за плечи, помогая удержаться в вертикальном положении. После арктического холода, взявшегося из неоткуда, его теплые ладони на моей коже… Это было слишком. Я чувствовала, что горю в тех местах, где он ко мне прикасается. И это было офигеть как странно. Сначала моё тело начало расслабляться, чувство умиротворения накрыло меня с головой, а затем неуместный страх накрыл меня с головой. И я стала замерзать ещё сильнее.

– Он рядом, – раздался чей-то хриплый голос у меня за спиной.

Я резко обернулась высвободись из хватки Адама, но позади меня никого не оказалось. Что за чёрт? Я снова взглянула на парня, и он вопросительно приподнял бровь продолжая ухмыляться. Может я чувствовала себя не самым лучшим образом, но это не значит, что я позволю этому парню стать моим криптонитом.

– Я думаю, причиной всему является твоя самовлюблённость. Её невозможно не заметить издалека, по твоему высоко задранному носу. Она просто сбивает с ног. – Я говорила абсолютно спокойно, как бы рассуждая вслух. А затем посмотрела ему в глаза и добавила: – А ещё мне кажется, что у тебя лицевой нерв защемило. Уже дважды за пять минут я видела, как у тебя лицо перекашивалось на одну сторону. – И я жестом указываю на ту сторону его лица, где ещё пару секунд назад наблюдалась его дерзкая ухмылка: – Я бы на твоём месте незамедлительно обратиться к врачу.

Адам стоял, широко разинув рот, наверняка не ожидая, что его «скромной» персоне окажут такой «тёплый» приём, а девушка смеялась, прикрывая рот рукой. Успокоившись, она сказала:

– Я – Николь, и что-то мне подсказывает, что мы подружимся, – и снова покосившись в сторону Адама, она улыбнулась.

– Джейн, – я пожала протянутую мне руку.

Николь помогала мне собирать вещи, которые я выронила, когда упала. Неожиданно она поднялась и резко крутанулась на каблуках. Оглядевшись по сторонам, я поняла, что Адам уже ушёл. Так даже лучше. Но очевидно, что Николь беспокоило его неожиданное исчезновение, так как она несколько мгновений оглядывалась по сторонам, и каждая мышца в её теле была напряжена.

– Спасибо, что помогла мне, – проговорила я, забирая свои пакеты из рук у девушки. – Думаю тебе следует пойти и найти своего…, – я замолчала, не уверенная в том, правильно ли всё поняла.

– Брата, – посмотрев на меня сказала Николь. – Адам мой брат. К тому же он не маленький мальчик, найдёт дорогу домой сам. Пойдём, – и подхватив меня под руку, девушка практически побежала к выходу.

Я не стала сопротивляться, потому что ощущение непонятного холода опять стало на меня накатывать. И всё же мне показалось странным такое поведение Николь. Должно быть, она почувствовала моё замешательство, потому что сказала:

– Извини, просто мне кажется, что иногда они немного перебарщивают с кондиционерами. – И она махнула рукой в сторону торгового центра. – Чувствую себя куском мяса в холодильнике мясного отдела.

Мне было сложно с этим не согласиться. Возможно, это и стало причиной моего первого и надеюсь последнего обморока.

вернуться

1

Вымышленное кристаллическое радиоактивное вещество, которое являлось слабостью Супермена.

2
{"b":"629761","o":1}