ЛитМир - Электронная Библиотека

Сайрик продолжал спускаться вниз по лестнице пока, наконец, не достиг площадки со второй дверью. Вор знал, что в тот момент, когда он будет открывать дверь, его могли заметить, но его не волновал одинокий стражник, расположившийся рядом с сигнальным гонгом в дальнем конце коридора у камер. Однако, после этого наблюдательного поста, коридор делал резкий поворот вправо, переходя в обширную залу, где сидело еще шестеро стражников, очевидно занятых игрой в кости. Они так громко препирались, что Сайрик уже отсюда мог слышать их голоса.

Сайрик извлек из-за пояса маленькую черную трубку, затем, с помощью оставшегося кинжала, открыл металлическую крышку на ее конце. Намотав на пальцы пояс из ткани, он осторожно прикоснулся к острию Шипа Гаеуса.

Осведомленный информант Сайрика провел много времени, исследуя разрушенную лабораторию какого-то алхимика и продавая свои находки на черном рынке. Шип Гаеуса был очень редок, возможно, единственен в своем роде, и Сайрик иронично улыбнулся, вспомнив, что заплатил за него золотом Морнгрима.

Прошло несколько мгновений, прежде чем Сайрик смог полностью взять себя в руки. Сделав глубокий вдох, он поднес трубку к губам и резко распахнул дверь. Стражник смотрел в сторону Сайрика и незамедлительно вскочил, готовый поднять тревогу. Вор с силой дунул в трубку и лишь взглядом проводил крошечный дротик, угодивший стражнику в горло.

Раненый стражник тотчас замер и закатив голову, рухнул назад на стул. Сайрик дождался пока стражник вновь не посмотрел на него, затем жестами приказал ему покинуть свой пост и подойти поближе. Стражник подчинился и неловко встал со стула.

«Слушай меня внимательно», — прошептал Сайрик, кладя руку стражнику на плечо. «Лорд Морнгрим прислал меня за одним из заключенных, которых должны казнить на рассвете — темноволосой чародейкой. Он хочет допросить ее. Отведи меня к ней».

«Я должен доложить своему капитану…»

«На это нет времени», — быстро произнес Сайрик. «Говори как можно тише. Ты же не хочешь разбудить остальных заключенных?»

Большинство камер были забиты наемниками, которые вступили в ряды армии Бэйна, а затем, когда битва была проиграна, сдались в плен. До Сайрика донесся звук шагов, заставляя его напрячься.

Из-за железных прутьев ближайшей камеры высунулась пара грязных рук, и из темноты показалось темное, потное лицо. Заключенный усмехнулся, затем кивнул Сайрику и жестом показал Сайрику идти дальше.

«Вперед», — сказал Сайрик. Стражник провел его мимо двадцати камер располагавшихся по северной стене коридора. Наконец стражник остановился напротив чулана, расположенного рядом с последней камерой и открыл дверь.

«Жди здесь», — сказал Сайрик, заметив что руки стражника потянулись к тяжелой деревянной двери. «Если кто-нибудь спросит, я около шести футов росту, с огненно-рыжими волосами, крепкой фигурой и странным иностранным акцентом».

«Конечно», — покорно пробормотал стражник. Его голос не выражал абсолютно никаких эмоций.

«Опиши меня», — прошептал Сайрик, вглядываясь в лицо стражника. Тот описал вора точь-в-точь как ему он ему и сказал. Удовлетворенный тем, что дротик сработал так как ему его осведомитель и обещал, Сайрик отдал стражнику последние указания и подождал пока тот вернется на свой пост.

Вор осторожно распахнул дверь, боясь, что посторонний звук мог привлечь внимание остальных стражей. Сайрик медленно обвел комнату взглядом и увидел, что объект его поисков лежит на боку в самом углу комнаты.

«Миднайт», — прошептал Сайрик, войдя в комнату и принимаясь за оковы, удерживающие темноволосую чародейку. Кляп он решил вытащить самым последним. «Говори шепотом», — предупредил он.

Как только Миднайт наконец освободилась от кляпа, она сделала глубокий вдох, затем посмотрела на своего сокамерника. Жрец сидел, прижав колени к груди и спрятав в них свое лицо.

«Адон!» — прошептала Миднайт. Чародейка потерла свои руки и ноги, пытаясь вернуть онемевшим членам былую чувствительность.

«Ты можешь встать?» — прошептал Сайрик поднимаясь на ноги и направляясь к двери. «Мы должны уходить».

«Мы должны забрать Адона», — настойчиво прошипела Миднайт, подползая к жрецу.

«У тебя видно не прошел шок от суда», — сказал Сайрик. «Оставь его».

Обхватив жреца за плечи, Миднайт хорошенько встряхнула его. Мутными, налитыми кровью глазами, Адон посмотрел вверх, но казалось словно юный жрец и не замечает своих друзей. Он просто смотрел на стену за спиной Миднайт.

«Он конченый человек!» — прошипел Сайрик. «К тому же он предал тебя, не произнеся на суде ни слова в вашу защиту». Вор бросил нервный взгляд в коридор, но пока ни один из стражей не заметил открытой двери.

«Нет!» — хриплым от страха и боли голосом заявила Миднайт.

«Каждый миг промедления подвергает нас дополнительному риску», — зло произнес Сайрик. Он отвернулся от двери, схватил Миднайт за руку и попытался поднять ее на ноги.

«Отстань от меня», — захныкала Миднайт, но она была слишком слаба, чтобы сопротивляться настойчивости Сайрика.

«Я пришел лишь ради тебя!» — прошипел Сайрик.

«Ты заберешь нас обоих, или я стану кричать до тех пор, пока сами боги не узнают, что ты находишься здесь!» — предупредила Миднайт. «Разве ты не видишь, что он болен?» Чародейка пробежалась рукой по спутанным волосам Адона.

«Я вижу лишь его трусость», — зло произнес Сайрик. «И ничего более. Но если тебе действительно так уж дорога его жизнь, даже после всего того, что он сделал, я вынужден признать, что у меня нет выбора».

Миднайт отскочила назад, когда вор с пугающей яростью набросился на оковы Адона. Сильно поранив запястья Адона из-за спешки свои кинжалом, Сайрик перерезал последний узел и, схватив жреца за шиворот, поднял его вверх.

На другом конце коридора, стражник, находящийся под воздействием наркотика, лишь глупо смотрел, как Сайрик вытаскивает Адона из темной комнаты. За вором появилась Миднайт.

Миднайт приходилось сражаться за каждый шаг, и к тому времени как они дошли до лестницы, ей стало еще хуже. Сайрик подумал было о том, чтобы сбросить Адона вниз по лестнице, в надежде, что тот сломает себе шею, но Миднайт находилась рядом, словно предчувствуя намерения вора.

«Где Кел?» — выдохнула Миднайт, с трудом взбираясь по крутой лестнице.

Сайрик медлил с ответом, раздумывая какая ложь лучше подойдет в этом случае. «Он отказался присоединиться ко мне. Сказал, что не может идти против правосудия».

«Правосудия!» — пораженно вскрикнула Миднайт.

«Я говорил ему, что он был просто слепцом», — пожав плечами, ответил Сайрик. Вор ждал реакции Миднайт. Когда ее не последовало, он решил, что эта ложь вполне устроила чародейку — по крайней мере, на первое время.

На верхней ступеньке, Сайрик увидел мягкое мерцание факела горевшего в коридоре и подумал, не стоит ли ему предупредить Миднайт о непроизвольно закрывающихся проходах. Однако, в последний момент передумал, втайне понадеявшись, что стена появится как раз в тот момент, когда в проходе будет находиться Адон.

Протолкнув жреца через проем первым, Сайрик быстро последовал за ним. «Поторопись», — прошипел он в темноту. Миднайт, собравшись с последними силами, быстро прыгнула в коридор, едва не налетев на вора.

В конце коридора, Сайрик посмотрел через наблюдательное окошко, дабы убедиться, что в лодочной мастерской по-прежнему все было спокойно. Пока Сайрик возился с дверью, открывая ее ключом, который он забрал с тела Форестера, Миднайт помогала ему поддерживать Адона.

В лодочной мастерской все было тихо. Единственными доносившимися звуками было тихое плескание волн Ашабы и негромкое поскрипывание деревянных лодок. Сводчатые древесные потолки навесов для лодок и целая флотилия различных суден, пришвартованных неподалеку, озарялись свечением множества бело-голубых факелов.

Всю дорогу до небольшого ялика, плавно покачивающегося на волнах в дальнем конце двора, Сайрик представлял, как замечательно было бы поджечь все эти лодки. Хаос, который последовал бы за этим, послужил бы хорошим прикрытием для их отступления. С уничтожением флотилии Морнгрима, переправа через реку была бы достаточно затруднительной, и это обезопасило бы их от возможной погони.

11
{"b":"6299","o":1}