ЛитМир - Электронная Библиотека

«Сайрик?» — тронув вора за плечо, произнесла Миднайт. «Давай пока забудем об этих скрижалях. Хорошо?»

Сайрик нахмурился. «Да, да. Как скажешь». Вор задумался на мгновение, затем попытался выдавить дружескую улыбку. «Нам нужно что-нибудь поесть. Если мы собираемся добраться до Тантраса, нам понадобится много сил». Адон слегка захныкал.

Миднайт слегка расслабилась и кивнула. «Я рада, что ты согласился. Нам вновь нужно действовать совместно, как друзья».

Сайрик направил ялик к берегу. На побережье рос густой лес, и когда они подплыли достаточно близко, Сайрик спрыгнул в воду. Вор направил лодку в тень большого, ветвистого дерева. Спрятав ялик среди выступающих корней, Сайрик помог Миднайт перебраться на берег.

Почувствовав под собой твердую опору, Миднайт обернулась к ялику и вытянула руку. «Давай, Адон».

Жрец не пошевелился.

«Адон, быстро вылезай из лодки!» Миднайт повысила голос и уперлась руками в бока. Жрец задрожал, затем встал на ноги.

«И захвати нам еды, пока ты еще не вылез!» — крикнул Сайрик, осматривая берег в поисках более подходящего местечка для лагеря.

Адон наклонился и поднял самый маленький холщовый мешочек, лежавший у него в ногах. Передав его Миднайт, он схватился за другую руку чародейки и выбрался из лодки.

«Какая хорошая маленькая собачонка!» — произнес Сайрик высоким, насмешливым тоном. У жреца тут же поникли плечи.

«Ну хватит!» — выкрикнула Миднайт. «Почему ты продолжаешь издеваться над ним?»

Вор пожал плечами. «Когда он начнет вести себе как настоящий мужчина, то тогда и я буду относиться к нему соответственно. Но не раньше». Сайрик поднял небольшой камешек и сел на корточки.

«Нет нужды быть таким жестоким», — сказала Миднайт. «Когда тебя ранило на равнине, перед Тилвертоном, Адон остался с тобой. Он делал все, чтобы помочь тебе. Теперь ты можешь вернуть ему этот долг». Чародейка бросила мешок с едой на землю.

Вместо ответа, Сайрик наклонился вперед, схватил мешок и начал усиленно в нем копаться. Внутри грубой холстяной сумки, вор обнаружил тщательно завернутое сушеное мясо и фляги, наполненные медом. «По крайней мере, когда мы попали в засаду на равнине, ты могла видеть мои раны. Ранения Адона лишь в его голове».

«Это не делает их менее болезненными», — холодно произнесла Миднайт. «Ты хотя бы мог попытаться быть более любезным… если наша дружба хоть что-нибудь значит для тебя. Небольшое сочувствие тебя не убьет».

Сайрик посмотрел вверх и увидел Адона прислонившегося к дереву к которому была привязана его лодка. Одной из рук он обвивал узловатый и витиеватый ствол дерева. Взгляд жреца был полон опасений, и он стоял, словно был готов в любой момент при виде малейшей опасности отпрыгнуть прочь.

Порывшись в мешке с припасами, Сайрик выудил из него кусок хлеба и поднес его жрецу. Адон тщательно вытер руки о край туники. Весь дрожа, он осторожно вытянул их вперед и взял хлеб у вора. Жрец казалось был настолько потрясен предложением Сайрика, что казалось вот-вот зарыдает. «Спасибо», — произнес Адон низким, надломленным голосом. «Ты был очень любезен».

«Да», — пробормотал Сайрик, обменявшись взглядом с Миднайт. «Я слишком любезен».

Затем, в абсолютной тишине, они быстро перекусили. Когда с едой было покончено, Сайрик подошел к лодке и вытащил весла. Затем он поднес их к древесному пню и положил рядом на землю. Далее он обшарил окрестности, пока наконец не нашел упавшую ветку, толщиной с его бедро. Разбив сук на две равных половины, он воткнул каждую из них по бокам от пня. И, наконец, он присел рядом и установил весла, используя воткнутые по бокам сучья в качестве уключин лодки.

«Ты практиковалась с посохом», — сказал Сайрик, подводя Миднайт к пню, — «поэтому тебе будет достаточно легко освоить основные движения гребли».

«Подожди, Сайрик», — раздраженно произнесла Миднайт, выдернув руку из его хватки. «Я плавала на лодках и прежде. Тебе не нужно учить меня».

«Но ты знаешь, как следует грести правильнее всего, знаешь наиболее эффективную технику?» Так и не дождавшись ответа, Сайрик вновь схватил ее за руку и усадил на пень. «Если ты будешь грести неправильно ты лишь утомишь себя и от тебя больше не будет никакой пользы. Садись и возьми весла».

В течение следующих пятнадцати минут, Сайрик учил Миднайт правильной технике гребли. Чародейка была способной ученицей, и вскоре Сайрик предоставил ей возможность практиковаться в одиночестве.

Прислонясь к небольшому валуну и поигрывая одним из кинжалов, Сайрик заметил, что Адон смотрит на весла. «Ты будешь следующим жрец. Я хочу, чтобы лодка двигалась как можно быстрее».

Адон медленно кивнул, и на его лице заиграло слабое подобие улыбки. Сайрик продолжал смотреть на жреца еще несколько секунд, но, внезапно осознав, что его руки непроизвольно сжались в кулаки, тотчас отвернулся от жреца. «Миднайт сможет научить тебя позже, когда мы сделаем остановку на ужин».

После этого герои быстро собрали вещи, и Сайрик с особой тщательностью скрыл следы их пребывания на берегу. На весла села Миднайт, и вор, казалось, слегка расслабился, увидев, что чародейка уловила правильную технику гребли. К тому же, Адон и Миднайт также почувствовали себя несколько лучше. Однажды жрец даже рассмеялся, когда Сайрик потянувшись, после особенно долгого зевка, едва не вылетел из ялика.

За то время пока гребла Миднайт, лодка достигла участка реки, где, казалось, течения не было вовсе. Это на некоторое время облегчило усилия чародейки, но внезапно течение возникло вновь — и, конечно же, все еще в неверном направлении. Хотя это и не прибавляло положительных эмоций, но путешественники старались не падать духом. Однако это было достаточно трудно, и к тому времени, когда Сайрик направил лодку к берегу для ужина, в отряде вновь начались размолвки.

Когда они пристали к берегу, Сайрик принялся за разведение небольшого костра, а Миднайт решила окунуться в реке, чтобы освежиться после утомительной полуденной гребли. Адон сидел на берегу и, задумавшись, бесцельно болтал веточкой в воде. Но едва чародейка ступила в ледяную воду Ашабы, ее ногу разрезала острая боль. Издав резкий крик, она едва не рухнула в воду.

Пока она отчаянно пыталась сохранить равновесие, Сайрик был уже около нее. «Что случилось?» — спросил вор, помогая чародейке выбраться на берег.

«Я не знаю», — выдохнула она сквозь стиснутые от боли зубы. «Похоже, меня что-то ударило». Миднайт почувствовала, как ногу разрезала очередная вспышка боли. Взглянув вниз, чародейка заметила, что под поверхностью воды мечутся какие-то темно-красные, мерцающие огоньки. Когда в спокойной до этого воде Ашабы проснулся к жизни и третий кроваво-красный светлячок, пришел черед вскрикнуть и Сайрику.

Адон тем временем, вытянув вперед руки, мерил берег шагами. «Вылезайте», — тихо повторял он вновь и вновь.

Миднайт и Сайрик со всех ног бросились к берегу. Вода вокруг них вспенилась, и теперь уже в ней плавало с дюжину странных кроваво-красных огоньков. К тому моменту, как чародейка и вор с помощью Адона выбрались на берег, их число увеличилось вдвое.

Пока Миднайт обрабатывала множество крошечных ранок на ногах, жрец стоял над ней и довольно улыбался. Сайрик склонился над краем воды, его рука была направлена в сторону реки, готовая выхватить их обидчика. Он молниеносно погрузил руку в воду, выдернул ее и отошел от берега. Когда он разжал ладонь, на землю упала крошечная, извивающаяся рыбка. Острая как бритва пасть мерцающего существа была размером с половину его туловища, которое казалось, словно горело от выпитой у жертв крови.

«Река!» — выдохнула Миднайт, указывая на Ашабу. Бурлящая вода просто кишела от целых косяков мерцающих паразитов, которые нападали друг на друга.

«Их там должно быть тысячи!» — произнес Сайрик, вновь подходя к краю. «Я могу различить их косяки». Вор замолчал на мгновение, затем с саркастичной улыбкой повернулся к Миднайт. «Весьма напоминает горожан после твоего суда в Шедоудейле».

15
{"b":"6299","o":1}