ЛитМир - Электронная Библиотека

Воин пнул камень, и тот скатился в дорожную колею. Все было бы так просто, если бы не мое проклятье! Я бы смог делать то, что считаю правильным. Я мог бы отказаться от этой охоты. Но это было невозможно, и Келемвор знал это. В тот момент, когда он бы встретился с Миднайт, Адоном и Сайриком, он нарушил бы свое обязательство перед Лордом Морнгримом и потерял бы награду, обещанную ему в качестве стимула для его поисков. Он мог бы отправиться в путешествие без награды — но это, безусловно, пробудило бы проклятье к жизни. Тогда Келемвор превратился бы в пантеру, до тех пор, пока кого-нибудь не убьет.

Джорах повернулся к Келемвору и нахмурился. Келемвор видел, что в глазах лучника пылает ненависть. На какой-то миг он испугался. Похоже, что они могут убить и меня, тоже, — внезапно понял Келемвор. Для этих людей я ничем не отличаюсь от Миднайт.

Однако он не успел, как следует, поразмыслить над этой идеей, так как на дороге послышался стук копыт. Воин вскочил на ноги и подошел к своей лошади. Если орки захватили коней, то они, несомненно, попытаются догнать остальных и всадить в них пару-тройку стрел.

Но по дороге ехали не орки — это был Ярбро и двое лучников. За собой они вели еще одну лошадь без всадника. Все трое блестели от пота, и у Кабала на руке красовался отвратительный порез, но все же они были живы. Джорах помог им спешиться и Ярбро незамедлительно подошел осмотреть Бурсуса.

Едва Джорах и Кабал усадили Бурсуса на коня, Ярбро с обнаженным мечом подошел к Келемвору. «Орки бежали. Также как и ты, трус!» Юный стражник поднес меч к Лицу Келемвора. «Я должен был бы убить тебя прямо сейчас, но ты нам понадобишься в качестве живого щита при следующем нападении. С этого момента ты будешь ехать впереди отряда. Один».

Келемвор оттолкнул меч стражника в сторону. «И кто оказался прав насчет жрецов?» Ярбро зарычал и его меч мелькнул в сторону груди Келемвора. Однако Келемвор с легкостью отвел его удар в сторону своим клинком, и так сильно, что Ярбро отлетел в сторону на несколько футов. Джорах, Кабал и Миккел обнажили свои мечи.

«Видишь?» — прошипел Ярбро, убирая меч. «Ты жив лишь только потому, что я так сказал». Остальные также вложили свои клинки в ножны. Келемвор отвернулся и стал готовить свою лошадь к очередному долгому переходу.

Поездка к Мосту Блэкфезер для Келемвора была долго и молчаливой. Отряд остановился в Эссембре лишь чтобы пополнить припасы и позволить местному целителю взглянуть на ногу Бурсуса. Рана оказалась не очень серьезной и, после нескольких припарок, Бурсус снова был в строю. Всю дорогу Келемвор ехал далеко впереди основного отряда, искренне надеясь, что кто-нибудь решится напасть на них сзади.

Зеленоглазый воин знал, что даже если жители долины попадут в засаду, он не пошевелит и пальцем, чтобы спасти их. Сейчас его удерживало лишь золото Морнгрима и его обещание, но даже и это было для него слабым стимулом.

Келемвор ожидал, что шок от потери их друзей испортит отряду настроение, остудит их злой настрой. Он даже надеялся, что они прекратят обсуждать способы пытки Миднайт, Адона и Сайрика. Но Ярбро и остальные, — даже Бурсус, едва он оправился, — вновь целыми днями развлекали себя тем, что придумывали новые способы умерщвления друзей Келемвора.

Изредка Ярбро догонял Келемвора и чтобы поиздеваться над ним, рассказывал последние придумки. Воин все время молчал, но никогда не останавливал юного стражника. Наконец охотники добрались до Моста Блэкфезер. Спрятав лошадей в лесу на северном берегу Ашабы, они устроились на мосте. Пока все остальные устраивали лагерь, Келемвор встал на северном конце моста и громко прокашлялся. «Теперь ваш лидер Ярбро», — начал воин, — «И по праву. Однако, я должен вам кое-что сказать». По лагерю пробежался гул шепотков. Ярбро подозрительно осмотрел Келемвора, затем кивнул своим людям, давая понять, что они могут выслушать воина.

Когда все повернулись в его сторону, Келемвор продолжил. «Я должен напомнить вам о приказах Лорда Морнгрима». Ярбро нахмурился. «Наш приказ гласит, что мы должны задержать Миднайт, Сайрика и Адона и доставить их в Шедоудейл, где они ответят за свои преступления. Они должны быть захвачены живыми, если только не будет иного выбора».

Казалось, охотники хотели прожечь воина своими ледяными взглядами. Его слова были восприняты спокойно и без всяких эмоций.

Келемвор знал, что его речь не произвела никакого эффекта, но он должен был попытаться. Замолчав, воин медленно прошелся назад к своей лошади и начал распаковывать вещи.

Прошел почти час томительного ожидания, и охотники начали тревожиться. Миккел спросил, — «Что если они уже проплыли здесь?» Лучник пнул камешек, валявшийся под ногами и проводил его взглядом, пока тот не упал в Ашабу.

«Невозможно», — резко произнес Ярбро, пытаясь успокоить скорее себя, нежели своих людей. На самом деле было вполне вероятно, что они уже опоздали. Их добыча могла быть уже за многие мили от них, возможно уже даже в Скардейле.

Келемвор, сидевший на северном конце моста, почувствовал, как при вопросе лучника его сердце забилось быстрее. Ради всех богов, — подумал Келемвор, — пусть так и будет!

* * *

Бог Раздора призвал свою чародейку, Тарану Лир. Спустя мгновения в обширную тронную комнату в храме бога в Зентил Кипе, вошла прекрасная юная женщина, облаченная в черный халат. Ее длинные, белокурые волосы были изящно уложены и скреплены серебряной сеткой. Вокруг ее стройной талии был обвязан красный пояс, стягивающий халат, из-под которого мелькали стройные, изящные ноги. Ее глаза светились таинственной, глубокой синевой.

«Милорд», — промурлыкала Тарана сладким, мелодичным голосом. «Я к вашим услугам».

«Я вызвал тебя, чтобы открыть магический портал в Скардейл», — произнес Бэйн. «Я хочу связаться с нашим гарнизоном».

«Разумеется», — прошептала Тарана и тотчас начала читать заклинание. Чародейку не беспокоила нестабильность магии. Повелевая силами, которые однажды могли уничтожить ее, она испытывала необъяснимое возбуждение и трепет. Риск был неотъемлемой частью ее воспитания, и магический хаос, царивший с момента Прибытия, позволил раскрыться многим ее талантам — как и безумию.

Пока чародейка читала свое заклинание, Черный Повелитель предусмотрительно отошел в сторону. В воздухе возник пылающий портал, и сквозь него Бэйн увидел трех людей в одежде солдат, сидевших вокруг деревянного стола. По наличию костей и монет, раскиданных на поверхности стола, можно было понять, что они играли. В данный момент солдаты делали ставки.

«Господа!» — рявкнул Бэйн. При звуке его голоса солдаты тотчас замерли. Новости о том, что Бэйн овладел телом Фзула, достаточно быстро добрались до Скардейла, и из прошлых встреч с высшим жрецом, солдаты прекрасно помнили голос Фзула.

«Повелитель Бэйн», — произнес коренастый, рыжебородый солдат по имени Кнопф, быстро выдвигая свой стул и поднимаясь из-за стола. Остальные солдаты, Кадео и Фрост поспешили последовать его примеру.

«Я вижу, что вы были „заняты“», — произнес Бэйн, указывая на стол.

Едва Черный Повелитель глянул на кости, лицо рыжебородого солдата сделалось пепельно-серым. «Наша оккупация долины проходит очень спокойно», — сказал Кнопф, пытаясь умиротворить своего повелителя.

На самом деле оккупация Скардейла шла очень спокойно уже в течение нескольких лет. Не так давно Лашан Аумер-саир, юный, жестокий правитель долины с помощью своих армий, захватил Харроудейл, Фезердейл и Баттлдейл. Но империи Лашана не было суждено просуществовать достаточно долго. Для того чтобы остановить экспансию Скардейла был создан союз между Долинами, Кормиром, Сембией и даже Зентил Кипом. Теперь каждое из королевств, предоставившее свои войска против юного лорда, обладало своим гарнизоном в городе. Как и в остальных гарнизонах, контингент Зентил Кипа был ограничен до двадцати всадников. Баланс сил в гарнизонах Скардейла менялся изо дня в день, но это почти никак не влияло на общее положение дел в осажденном городе.

23
{"b":"6299","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Кровь, пот и пиксели. Обратная сторона индустрии видеоигр
Проклятый ректор
Утраченный символ
Щегол
Милые обманщицы. Соучастницы
Запад в огне
Голодный мозг. Как перехитрить инстинкты, которые заставляют нас переедать
Вторая жизнь Уве
Могила для бандеровца