ЛитМир - Электронная Библиотека

Миднайт медленно подошла к краю моста. «Нет, Адон. С Сайриком все было бы в порядке, если бы нам удалось добраться до Тантраса и отдохнуть. Ты знаешь, что на самом деле он был хорошим человеком. У него просто не было шанса доказать этого».

В разуме Келемвора всплыли воспоминания о том зле, что он сделал сам себе в прошлом, о поступках, которые заставляло делать его проклятие и поступках, которые он лишь сваливал на проклятие. Воин подошел к Миднайт и обнял ее. «Возможно, он просто боялся сделать что-нибудь правильно», — произнес он. «Этот же самый страх едва не остановил меня от твоего спасения».

Взглянув в глаза Миднайт, Келемвор вздохнул и был вынужден отвести взгляд. «Я стоял рядом с башней, ожидая рассвет, чтобы вновь увидеть тебя», — произнес воин. «Я не знал, что буду делать. Но подозреваю, что когда тебя вывели наружу, я не смог бы сдержать себя от попытки спасти тебя, даже если бы это и стоило мне жизни. Я стоял там, ожидая того момента, когда я пойму, что мне нужно делать».

«Затем были обнаружены тела, и я позволил Морнгриму убедить меня, что вы виновны, что ты и Адон убили Эльминстера и стражников». От слов Келемвора Адон слегка хныкнул, и воин замолчал на мгновение. «Было гораздо проще поверить им, нежели сделать то, что я считал правильным».

«Однако, после того, как приблизилась ваша лодка и я увидел кем на самом деле являлись мои спутники, я понял, что должен сделать свой выбор». Воин обернулся и посмотрел на кровавые пятна растекшиеся по всему мосту. «Моя реакция была такой какой и должна была быть».

«Значит ты веришь, что мы невиновны?» — тихо спросила Миднайт.

«Да,» — прошептал Келемвор и поцеловал Миднайт в губы. Когда он оторвался от чародейки, то заметил Адона, склонившегося над грудой оружия собранного с мертвых тел охотников. Внезапно он показался ему очень уставшим, даже изнуренным. «Что с ним такое?» — спросил Келемвор.

Миднайт рассказала Келемвору все, что произошло в Храме Латандера, особенно подробно остановившись на том, как Адон пытался спасти Эльминстера из разлома. «Из-за этого шрама и происшествия в храме, Адон уверен, что Сан отвергла его», — заключила чародейка. «Для него все выглядит так, словно был разрушен весь его мир».

«Все же он должен был выступить на суде, чтобы защитить вас обоих», — прорычал воин. «Его молчание лишь укрепило Морнгрима в его решении».

«Не кори его за это, Кел», — улыбнувшись, произнесла Миднайт. «К тому же суд уже окончен. И ты знаешь, что он заплатил за свое молчание на нем… и даже больше». Чародейка обернулась и направилась к Адону. Когда воин последовал за ней, она добавила, — «Сайрик так и не смог проявить к нему сострадания. Если я смогла простить его, тогда и ты сможешь сделать то же самое».

Келемвор обдумал слова чародейки, затем присел по другую сторону от груды оружия, напротив жреца. «Наши жизни зависят о нашей способности рассчитывать друг на друга, Адон. Нас будут разыскивать».

«Я знаю это», — резко бросил Адон, упрямо пряча свой взгляд от Келемвора. Вместо этого жрец вертел в руках один из клинков.

«Мы направимся в Тантрас, Адон, но жители долины могут попытаться поймать нас. Также они могут попытаться убить нас. Можешь ли ты поклясться своей жизнью, что будешь помогать нам?» — спросил Келемвор.

«Своей жизнью…», — хрипло произнес Адон. «Если такова цена, то — да, я поклянусь своей жизнью. Возможно тем самым я смогу искупить то, что я сделал». Жрец нагнулся и поднял топор. Несколько мгновений, нахмурившись, он рассматривал его, затем отбросил в сторону. «Я найду возможность».

«Спасибо, Адон. Нам нужна твоя помощь», — произнесла Миднайт и направилась в сторону лагеря охотников. Келемвор мгновенно последовал за ней. Они могли слышать скрежет металла — это Адон поднимал одно оружие за другим и бросал его назад в кучу.

«Охотники спрятали лошадей в лесу, неподалеку от лагеря. Нам нужно забрать несколько скакунов, собрать вещи и как можно быстрее отправиться в сторону Тантраса», — произнес воин.

Миднайт остановилась и обернулась к Келемвору. «Ты ничего не забыл?» Келемвор улыбнулся и покачал головой. «Твоя награда», — произнесла Миднайт.

Воин внешне заметно напрягся и указывая на кровавые следы на мосту, заговорил. «Я преступник, меня разыскивают не только за то, что я помог тебе, но и за то, что я убил людей. Проклятье просыпается к жизни, лишь если я действую в несобственных интересах. Сопроводить тебя до Тантраса, где мы сможем укрыться от наших преследователей — или даже вернуть Скрижаль Судьбы, которая может покрыть все наши издержки — все это определенно в моих собственных интересах. Я не хочу, чтобы всю оставшуюся жизнь я провел в статусе наемника. Так жить нельзя».

«Понятно», — тихо произнесла Миднайт.

Келемвор нахмурился и прикрыл глаза. «Но это не меняет моего отношения к тебе», — прошептал он. «Просто я смотрю на вещи именно с этой точки зрения. К тому же, так все выглядит гораздо проще».

«Ну», — вздохнула Миднайт. «Значит, нам стоит оставить все как есть — так гораздо проще».

Келемвор бросил на нее резкий взгляд, и впервые за долгое время увидел ту озорную ухмылку Миднайт, что так часто замечал во время путешествия в Шедоудейл. Он засмеялся и обнял ее за талию. «Пойдем», — произнес воин и они направились к концу моста.

«Адон!» — позвала Миднайт. «Мы уходим».

За спиной мага послышался звук шагов. Затем до их слуха донеслось бряцанье стали и они обернулись, чтобы увидеть Адона собирающего разбросанное оружие.

«Да брось ты его!» — крикнул Келемвор. «Возьмем только самое необходимое». На воине уже висел его двуручный меч, но он также решил прихватить топор, лук, и запас стрел. Миднайт подобрала парочку кинжалов. Адон долго разглядывал кучу оружия, пытаясь найти достойное оружие. Он умел обращаться с боевым молотом и цепом, однако его сан жреца осуждал использование режущего оружия. А все оставшееся оружие было режущим.

«Ну выбери себе хоть чего-нибудь», — наконец произнес Келемвор, его терпение явно подходило к концу. Затем герои быстро покинули мост и углубились в лес. Через несколько минут Келемвор привел своих друзей к месту, где охотники спрятали своих скакунов. Лошади исчезли.

«Ты уверен, что это именно то место?» — спросил Адон, оглядываясь вокруг.

«Это ясно как божий день всем, кроме тебя, жрец. Раскрой глаза!» — резко ответил Келемвор. Адон мигом отскочил от воина, а Миднайт нахмурилась. Келемвор прокашлялся. «Я хотел сказать, что здесь видны следы лошадей и того, кто забрал их — отпечатки и сломанные ветки». Воин ударил кулаком в дерево и выругался. «Это должно быть Ярбро. Теперь у него все золото, что Морнгрим заплатил мне. Нам придется отправиться в Скардейл пешком».

Пока герои готовились покинуть лес, Адон отчаянно боролся с двумя тяжелыми мечами, выуженными им общей кучи. Черты Миднайт исказила тревога. «Адон, где ты оставил мою книгу и те предметы, что нам дал Лхаэо?»

Жрец выронил мечи и отпрянул в ужасе. «Я… я оставил их на мосте».

«Простите…»

У Келемвора опустились плечи, и он уже было открыл рот, чтобы выдать целую череду нелицеприятных выражений в адрес жреца, но увидев испуганное, почти детское выражение на лице Адона, он сумел подавить свой гнев. «Пойди, сходи за ними», — спокойно произнес Келемвор, едва не срывающимся от гнева голосом.

Когда Адон побежал назад к мосту, воин положил свой лук рядом с брошенными Адоном мечами и вместе с Миднайт пошел к мосту. «Ты же знаешь, он пытается», — промурлыкала чародейка, обвив Келемвора руками.

«Не сомневаюсь», — громыхнул Келемвор, пытаясь не улыбнуться.

«И ты тоже пытаешься», — сказала Миднайт. «Я ценю это».

Воин и чародейка выбрались из леса и на середине моста увидели Адона, склонившегося над холщовым мешком, который он спас из реки. Вероятно он проверял его содержимое.

Остановившись у северного конца моста, воин позвал Адона. «Пойдем, жрец! У нас мало времени!» Миднайт слегка вздрогнула от неожиданного крика Келемвора.

30
{"b":"6299","o":1}