ЛитМир - Электронная Библиотека

Воин сделал внушительный глоток эля. «Да», — буркнул он. «Мы должны предполагать, что Небесная Лестница может оказаться довольно далеко от города. Если нет — что ж, тогда нам повезло. Но в любом случае мы должны быть готовы ко всему».

У жреца дрожали руки, а кожа приобрела пепельно-серый оттенок. Однако увидев, что посетители таверны смотрят на него, Адон поднял стул и быстренько примостился за столом.

«Я намереваюсь вернуть Скрижаль Судьбы на Планы», — Миднайт столь решительно произнесла это, что испугала даже Келемвора, хотя он и не мог понять почему. «Это единственный шанс покончить с безумием охватившим Фаэрун. Что касается наших нынешних планов, мы должны немедленно приступить к поискам. Встретимся здесь через два дня».

«Ты забыла только об одном», — тихо произнес Адон, прикрыв лицо руками.

«О чем же?» — спросила Миднайт.

«Скрижалей Судьбы две», — горько ответил Адон. «Что произойдет если ты предстанешь перед Богом Стражей лишь с одной из них и он спросит тебя о судьбе второй?»

«Я скажу ему правду», — спокойно ответила Миднайт. «У Хелма нет оснований причинять мне боль».

Адон выдавил нервный, натянутый смешок. «Странно», — произнес жрец. «Помнится Мистра пыталась сделать то же самое… прежде чем Хелм разорвал ее на мелкие кусочки». Адон встал из-за стола и покинул комнату.

Вскоре Миднайт и Келемвор последовали его примеру и направились к себе в комнату. Едва герои добрались до лестницы, в «Ленивую Луну» вошел седобородый менестрель с арфой в руках и подошел к стойке бара.

«Мы не занимаемся благотворительностью», — рявкнул хозяин таверны. «Если тебе нужно бесплатное жилье, советую тебе обратиться в местную богадельню».

Герои отвернулись и поднялись по лестнице, менестрель при этом ни на секунду не спускал с них взгляда. Лишь после этого седобородый вновь обратил свое внимание на хозяина таверны.

«У меня есть деньги, но мало терпения», — сухо произнес менестрель, раскрывая ладонь, в которой красовалась целая пригоршня золотых монет.

«Надолго ли останетесь?» — тотчас проворковал хозяин сладким голосом.

Менестрель нахмурился. «Мне не нужна комната. Мне нужна информация. Что ты можешь рассказать мне о парочке, только что поднявшейся по лестнице?»

Хозяин оглянулся вокруг, убедившись что их никто не подслушивает. «Это зависит от того, насколько это ценно для вас», — лукаво прошептал он.

«Достаточно ценно», — произнес менестрель, подбрасывая на ладони монетки. «Ценнее, чем ты можешь себе вообразить».

Жадно потерев руками, хозяин таверны ухмыльнулся, — «Да? У меня богатое воображение».

«Тогда расскажи мне все», — тихо произнес менестрель, передавая золото хозяину таверны. «У меня мало времени, а узнать надо многое…»

Храмы и Колокола

Герои попрощались у входа в таверну «Ленивая Луна». Миднайт поцеловала Келемвора в пятый и последний раз, и нежно отвела волосы с его лица. Теперь, когда проклятья не существовало, его гордые, мужественные черты, сделались менее суровыми. Однако, сегодня на них лежала печать сомненья и тревоги.

«Возможно, нам все-таки лучше оставаться всем вместе», — произнес Келемвор. «Мне не нравится, что тебе придется рисковать своей жизнью…»

Чародейка прикрыла пальцами губы Келемвора и спокойно произнесла, — «Не забывай, что рискуем мы все. Лучше всего нам забрать то, за чем мы пришли и поскорее убраться отсюда. Ты ведь прекрасно понимаешь, что разделившись мы скорее добьемся успеха».

Воин взял руки Миднайт в свои. «Конечно», — буркнул он и поцеловал ее пальцы. «Береги себя».

«Это ты то говоришь мне беречь себя?» — усмехнулась Миднайт и попрощавшись с Адоном, пошла прочь от таверны «Ленивая Луна». Она прошла два квартала на юг, пока не наткнулась на одноэтажное строение из серого камня, в котором напрочь отсутствовали окна. Над потертой дверью виднелась табличка, гласившая, — «Пристанище Бедняков».

Чародейка толкнула частично приоткрытую дверь, но та не поддалась. Сперва она подумала, что дверь застряла, но затем сквозь щель, увидела, что на полу лежит чья-то рука. Из строения донесся тихий стон и Миднайт сильнее надавила на дверь. Ее усилия сопроводил звук тела, перекатывающегося по полу. Как щель между дверью и стеной оказалась достаточно широкой, Миднайт скользнула внутрь строения.

«Пристанище Бедняков» освещалось несколькими небольшими факелами, расставленными в железных кольцах, прикрепленных к металлическим подставкам. По комнате были расставлены с дюжину железных кроватей. В комнатушке, занимавшей всего несколько сотен квадратных футов, ютилось около семнадцати мужчин, женщин и детей.

Миднайт посмотрела вниз, на человека лежавшего у самой двери. Ему уже шел четвертый десяток, и он был облачен в тунику, некогда вероятно принадлежавшую стражнику, однако на том месте, где должен был быть официальный знак, красовалась огромная дыра. На ногах у него были одеты сандалии из грубой кожи, а руки он словно младенец прижимал к груди.

«Могу я помочь тебе?» — мягко спросила Миднайт, склонившись над человеком. Внезапно тот атаковал, его движения оказались на удивление быстрыми. Миднайт упала назад, избегая удара и поняла, что в руке человек держал большой, проржавленный гвоздь. Чародейка отползла назад, как можно дальше от нападавшего. Однако, он не пытался вновь напасть на нее, лишь прижимал гвоздь к груди и таращился на пол.

Миднайт почувствовала как кто-то подхватил ее за локти и поднял на ноги. Чародейка обернулась и оказалась лицом к лицу с женщиной средних лет и мальчиком, который вероятно был ее сыном. Оба были одеты в белые одеяния добровольцев, ухаживающих за бедняками.

«Что вам здесь нужно?» — неприветливо спросила женщина, скрестив руки на груди.

«Мне нужен человек, который хорошо знаком с городом», — ответила Миднайт. «Вот я и подумала…»

«Вы подумали, что сможете найти здесь дешевую рабочую силу», — резко прервала ее женщина. «Для подобного найма правительство создало офис на улице Хиллера. Думаю, будет лучше, если вы отправитесь туда».

Миднайт бросила на женщину угрюмый взгляд. «Я думала, что смогу найти здесь жителя города, который осведомлен о его традициях и обычаях лучше, чем какой-то надоедливый правительственный рабочий». Она замолчала и указала на бедняков, — «К тому же я пыталась помочь».

«Вам не терпится устроить здесь побоище?» — тихо прошипела женщина. «Если вы предложите здесь кому-нибудь золото, то они перегрызут за него друг другу глотки. Уходите».

«Подожди! Я могу сделать это», — произнес мальчишка, едва Миднайт повернулась, чтобы уйти. «Когда я не нахожусь здесь, то работаю на правительство. Однако, они забирают часть моего дохода. Как насчет небольшого договора только между нами двумя?»

«Это было бы прекрасно», — ответила Миднайт, оглядывая парнишку прищуренным взглядом. «Наше соглашение будет в силе до тех пор, пока от твоих вопросов не завянут мои уши».

«Вот как?» — произнес мальчишка в притворном гневе. На вид ему было не больше шестнадцати зим, но он был высок и силен, с густыми, черными волосами доходившими ему до плеч. «Личное дело? С этим у меня нет никаких проблем, до тех пор пока цена будет соответствующей».

Миднайт улыбнулась и паренек повернулся к женщине. «Сможешь меня подменить, мама?» — спросил он, едва не задыхаясь от энтузиазма.

«Подменить тебя? Лучше бы я этого никогда не слышала», — произнесла она. «Исчезни и чтоб больше я тебя не видела. Если хоть один из городских жителей придет за тобой, я скажу что ты навещаешь свою безумную тетушку».

Несколько минут спустя Миднайт и мальчишка оказались на улице. «Кстати», — жизнерадостно произнес паренек, — «Меня зовут Квиллан. А ты так и не назвала своего имени».

«Так и есть», — твердо ответила Миднайт.

Квиллан присвистнул. «Ну что ж, если ты не хочешь называть своего имени, можно я буду называть вас ‘миледи’?»

Миднайт вздохнула. «При необходимости, да. Главное не забывай про наше соглашение. Все вопросы задаю я».

57
{"b":"6299","o":1}