ЛитМир - Электронная Библиотека

Уголок рта мальчишки приподнялся в задорной ухмылке. «Держу пари, что ты вор, пожаловавший в наш город, чтобы грабить слепых».

Миднайт остановилась и посмотрела на парня. Она явно была разозлена.

«Я просто пошутил», — быстро произнес Квиллан. «И все же», — произнес он, когда они вновь двинулись по улице, — «Если ты вор, я не стану помогать тебе».

Миднайт нахмурилась. «Я не вор, но хорошо плачу тебе. Просто делай свое дело и между нами не будет никаких конфликтов».

Квиллан улыбнулся и смахнул прядь волос с лица. «Откуда ты хочешь начать?» — спросил он.

«Как насчет городских храмов», — ответила Миднайт, стараясь казаться как можно более равнодушной. «Любое известное место поклонения».

«Ну, это просто», — произнес Квиллан. «Можно начать с Храма Торма. Это как раз…»

«Думаю его я смогу найти и без проводника», — произнесла чародейка, указывая на прекрасные шпили возвышающиеся на севере.

На лице Квиллана отразилось некоторое замешательство. «Разумное замечание», — робко произнес паренек. «Тогда пойдем на рынок. Это неподалеку и там есть небольшой дом для служб».

Двое шли молча некоторое время. По мере приближения Миднайт и Квиллана к рынку, толпа стала заметно увеличиваться. Вскоре до чародейки донеслись запахи готовящейся еды и крики людей спорящих о ценах и торговцев, пытающихся завлечь покупателей.

«Чуть выше, вправо расположен магазин мясника», — произнес Квиллан, едва они вошли на торговую площадь. «В здании расположен храм Ваукины, Богини Торговли. Тебе что-нибудь известно о ней?»

Миднайт пожала плечами. «Очень мало. Я что-то припоминаю насчет золотоволосой женщины со львами в ногах».

«Они говорят, что в таком образе она появляется среди нас. Правда, я не видел ее в городе», — саркастично произнес паренек, — «Поэтому не могу сказать правда это или нет. Вместо этого Тантрас был благословлен Повелителем Тормом».

Чародейка удивилась сарказму мальчишки, особенно, если вспомнить о восторженных отзывах о присутствии Торма, которые она слышала в доках. «Разве ты не поклоняешься Торму?» — спросила Миднайт.

«Не всегда, лишь когда возникает необходимость», — ответил Квиллан.

Лучше сменить тему разговора, — решила Миднайт, заметив злость прозвучавшую в голосе Квиллана, при упоминании имени божества. «Что ты можешь рассказать мне о Храме Ваукины?» — спросила чародейка.

«Там перед входом располагались статуи Ваукины и ее львов. Одного изо львов приобрели Тормиты, чтобы украсить свой новый храм. Что стало с остальными статуями мне неизвестно».

За разговором они пересекли всю торговую площадь. Миднайт остановилась перед лавкой мясника, выжидая пока толпа немного не поредеет, прежде чем войти внутрь. Она обернулась к Квиллану и опустила руку на его плечо. «Надеюсь, что деньги, которые я тебе плачу, заставят тебя относиться к оказываемым тобой услугам более ответственно, нежели ты относишься к богам».

Прежде чем парень успел ответить, за спиной чародейки раздался голос. «Ответственность? Давненько я не слышал этого слова в Тантрасе. С тех самых пор как здесь объявился Торм!»

Чародейка обернулась и увидела перед собой старика с седыми волосами и жидкой бородкой. В руке он держал небольшую арфу, и проводя по ней рукой он извлекал чудные звуки возвышающиеся над гомоном толпы.

«Ответственность», — повторил старик. «Это слова напомнило мне об одном стишке, что я слышал в Уотердипе. Не хотите послушать? Оно очень тонкое и в нем скрыт большой смысл, уверяю вас».

Миднайт вгляделась в менестреля, тщательно изучая его черты. На миг ей показалось, что она уже где-то видела этого человека.

Менестрель посмотрел на нее, затем спросил, — «Ты хорошо себя чувствуешь? Тебе не нужен целитель? Или юная леди предпочитает эпическую балладу или романтическую историю, которая успокоит ее усталые нервы?» Голос менестреля был мелодичным и ласкал слух.

Чародейка покачала головой. «Прошу прощения», — тихо произнесла она. «Просто вы напомнили мне кое-кого».

Менестрель провел рукой по волосам, затем улыбнулся. «Да? Верно показалось», — улыбнулся старик. Он наклонился к Миднайт и прошептал, — «Открою тебе небольшой секрет. Мы старики кажемся вам молодым все на одно лицо».

Внезапно глаза менестреля расширились от удивления. «Слева, красавица!» — крикнул он, указывая своим костлявым пальцем на ее пояс.

Бросив взгляд в ту сторону, Миднайт увидела как к ее кошельку тянется чья-то опытная рука. Ее левая рука оказалась на кошельке в тот же миг, что и рука карманника, в то время как правая сжалась в кулак. Со всего размаха чародейка приложила несостоявшегося вора в лицо.

Желтобородый преступник отлетел в сторону, им споткнувшись о пару старушек, растянулся на мостовой. Миднайт тот час направилась к нему, и Квиллан не мешкая вскочил на него.

Менестрель же просто стоял и наблюдал за разворачивающимися событиями.

«Сегодня не твой день, ворюга!» — крикнул Квиллан, упираясь коленом в спину вора и придавливая его к мостовой. Ловко схватив руки карманника, черноволосый паренек умело скрутил их у него за спиной. Склонившись над ухом вора он прошипел, — «Не дергайся, если не хочешь остаться инвалидом!»

Вор перестал дергаться, когда вокруг него, Квиллана и Миднайт собралась толпа горожан. Торговцы и крестьяне сыпали на него оскорбления вперемешку с подгнившими фруктами. Затем сквозь толпу продрался толстяк с красным лицом и короткими черными волосами. Это был мясник, владевший помещением бывшего храма, в руке у него красовался окровавленный топор.

«Да никак это Квиллан Денцери», — крикнул мясник, искренне удивившись. «Что у тебя сегодня есть для меня, парень?»

«Посмотри сам», — ответил Квиллиан, извлекая из-за пазухи вора три кошелька с деньгами.

Мясник занес топор в правой руке. «А не тот ли это вор, что щипал моих посетителей последние две недели?» Левой рукой мясник подхватил карманника за волосы и грубо дернул вверх. «Тебе известно, скольких клиентов стоили мне твои выходки? Мои постоянные покупатели стали бояться приходить сюда, и большая часть из них стала ходить за товаром к этому головорезу, Лояну Трею, что в южной части города».

«Прекрасно!» — прохрипел вор. «Отпусти меня и я буду работать у его лавки. Тогда твои покупатели вернуться к тебе!»

Мясник покачал головой. «Ну уж нет». Он посмотрел на Квиллана. «Парень, разогни ему правую руку, чтобы я смог отрубить ее. Это будет ему хороший урок».

«Прошу!» — взмолился вор. «Не делайте этого! Я верну все деньги и больше никогда не появлюсь здесь!»

«Ха!» — фыркнул мясник. «Такие как ты скажут что угодно, лишь бы спасти свою шкуру. Воры все одинаковы». Мясник занес свой топор и толпа ахнула, все как один. «Стой спокойно, чтобы я смог побыстрее покончить с этим и вернулся к своим делам. Обещаю это будет быстро. Однако, я не могу обещать, что ты ничего не почувствуешь».

«Подожди!» — крикнула Миднайт, бросившись к мяснику.

Из толпы, менестрель наблюдал со все нарастающим интересом. Рука мясника зависла в воздухе, яркий солнечный играл на лезвии его топора.

«Ты же одна из его жертв», — громыхнул мясник, слегка расслабившись. «Разве ты не хочешь, чтобы восторжествовала справедливость?»

Чародейка приблизилась к мяснику и прошептала, — «Оглянись вокруг. Если тебе так дорого твое дело, тогда остановись и подумай о том, что ты хочешь сделать. Ты действительно хочешь, чтобы все эти милые господа и леди вспоминали твою лавку, как место, где ты покалечил вора?» Чародейка заметила как злость на лице мясника сменилась тревогой. «Каждый раз думая о тебе, они будут вспоминать этот случай. Какого тогда мнения они будут о тебе?»

Мясник обвел толпу взглядом и его плечи опустились. Некоторые лица были взволнованы, но большинство были шокированы. Практически никем не замеченный, менестрель, наблюдавший за чародейкой, озорно улыбался. Но мясник понял, что чародейка была права: если он причинит вору вред, то лишится всего, что нажил за долгую жизнь. «Но он вновь примется за старое», — буркнул мясник, опуская топор.

58
{"b":"6299","o":1}