ЛитМир - Электронная Библиотека

Сайрик жив.

Пергамент выпал из дрожащих рук чародейки, плавно опустившись на пол. С безумно колотящимся от страха сердцем, Миднайт стрелой вылетела из таверны.

Темная Жатва

Герои попрощались у входа в таверну «Ленивая Луна». Миднайт поцеловала Келемвора в пятый и последний раз, и нежно отвела волосы с его лица. Келемвор заглянул в ее темные прекрасные глаза и почувствовал как по спине пробежал холодок.

Я не могу потерять ее вновь, — подумал воин, затем произнес, — «Возможно, нам все-таки лучше оставаться всем вместе. Мне не нравится, что тебе придется рисковать своей жизнью…»

Чародейка прикрыла пальцами губы Келемвора и слегка улыбнулась, — «Не забывай, что рискуем мы все. Лучше всего нам забрать то, за чем мы пришли и поскорее убраться отсюда», — произнесла она, — «Ты ведь прекрасно понимаешь, что разделившись мы скорее добьемся успеха».

Воин взял руки Миднайт в свои. «Конечно», — буркнул он и поцеловал ее пальцы. «Береги себя».

Чародейка отпустила саркастичное замечание, и попрощавшись с Адоном пошла вниз по улице.

Келемвор обернулся к Адону. «До следующей встречи», — произнес он жрецу, хотя все еще не мог отвести взгляда от Миднайт. «Адон?»

Ответа не было. Келемвор обернулся и увидел, что жрец уже пересек улицу, затерявшись в толпе. Воин пожал плечами и направился в сторону доков. Первые несколько часов Келемвор попросту изучал береговую линию и знакомился с несколькими крупными торговыми кораблями, стоявшими в Тантрасе на якоре.

Если все провалится, мы можем наняться на один из кораблей в команду, — подумал Келемвор, хотя эта идея ему совсем не понравилась.

Параллельно Келемвор исследовал торговые склады, но после того, как его несколько раз выставили за дверь, он отказался от этого. Вместо этого он пошел вдоль доков на юг, вглядываясь в воды Драгон Рич. На горизонте к небу поднималась длинная багрово-синяя полоса. В ближайших городах солнце должно быть уже село.

«Странное зрелище, не правда ли?» — раздался голос за спиной воина. Келемвор обернулся и оказался лицом к лицу с человеком в ярком мундире с болотного цвета глазами. Человек был на несколько лет моложе Келемвора, и носил светлую, тщательно подстриженную бородку. Его брови представляли из себя одну сплошную линию, распростершуюся вдоль всей ширины лица, а улыбка носила печать загадочности.

«Странное? Это не идет ни в какое сравнение с тем, что я видел совсем недавно», — ответил Келемвор. «В какой-то степени оно даже привлекательно».

«От этого постоянного света люди сходят с ума», — вздохнул человек. «Для многих он хуже, чем самая черная, непроглядная тьма, когда-либо опускавшаяся на Фаэрун».

Воин улыбнулся и вспомнил те ужасы, с которыми ему пришлось столкнуться в Ущелье Теней, по дороге в Шедоудейл. «Причины для беспокойства у тебя появится, когда холмы этого города поднимутся, чтобы смять между собой его обитателей».

Человек рассмеялся. «Ты говоришь с такой уверенностью, словно видел подобные ужасы своими глазами».

«И не только их», — произнес Келемвор с легким оттенком грусти.

«Невероятно», — человек протянул свою руку воину. «Я Линал Алприн, начальник Порта Тантраса».

«Келемвор Лайонсбэйн», — представился воин, пожимая протянутую ему руку.

Начальник порта покачал головой и вздохнул. «С момента появления богов на Фаэруне я все время был привязан к Тантрасу, но за последние несколько недель я видел такие вещи, в которые еще год назад я бы ни за что не поверил».

Алприн и Келемвор некоторое время стояли на пристани, делясь историями о магическом хаосе и непостоянстве природы, свидетелями которых они стали со дня Прибытия. Примерно через час начальник порта обернулся к воину и спросил нет ли у него каких либо планов на ужин.

«Ну», — ответил Келемвор, — «Я хотел вернуться в таверну».

«Я этого не слышал», — весело бросил Алприн. «Мы отправимся ко мне домой, где я познакомлю тебя со своей женой и мы сможем поболтать за ужином». Начальник порта улыбнулся и добавил. «Разумеется, если ты не будешь против».

«Это было бы неплохо», — произнес Келемвор. «Буду премного благодарен».

Алприн обвел взглядом доки. На них глазели двое стражей и несколько моряков. «Тут вдоль улицы расположено несколько торговых лавок», — торопливо произнес он, указывая на юг. «Следуй по этой дороге, пока не доберешься до места, где продают разные шляпы. Жди меня там. Я должен купить жене подарок».

Затем Алприн покинул воина и растворился в толпе. Келемвор еще с десять минут покружил по докам, затем направился вниз по торговой улице. Единственное место, где продавали шляпы называлось «Лавка Изящества Мессины». Воин почувствовал себя несколько неуютно стоя среди рядов женской одежды, и редкие взгляды, бросаемые на него женщинами, собравшимися на улице рядом с лавкой, чтобы поделиться последними слухами, лишь усиливали его беспокойство.

В конечном итоге, Келемвор заметил седобородого менестреля, стоявшего у соседней лавки и изредка бросавшего на воина внимательные взгляды. Как только он уже было собрался подойти к нему и завести разговор, в него буквально влетела прекрасная, сереброволосая женщина. Она казалась напуганной и правую половину ее прекрасного лица покрывал огромный синяк. Вцепившись в воина, она взмолилась, — «Прошу вас, помогите мне. Он сошел с ума!»

Прежде, чем Келемвор успел произнести хоть одно слово, перед женщиной появился юноша со сжатыми кулаками.

«Это моя собственность», — рявкнул парень на Келемвора. «Убери от нее свои лапы».

Воин пригляделся к человеку и почувствовал как в нем растет отвращение. Человечишка был низким и худым, и был облачен в простую коричневую рубаху, чем-то всю заляпанную. По тому как от него разило, Келемвор также понял, что он был сильно пьян.

«Не вздумай подойти ближе», — произнес Келемвор, а голос в его голове воскликнул, — Проклятье! Что если оно не пропало? Он поморщился и прогнал эти мысли прочь. Сейчас вполне подходящий случай, чтобы выяснить это, — решил зеленоглазый воин.

Неряшливый коротышка несколько секунд стоял молча, явно потрясенный словами воина. «Поди прочь», — наконец произнес. «Это моя женщина».

«Она похоже так не считает», — рыкнул Келемвор. Он обвил талию женщины своей рукой и нежно придвинул ее к своему боку. Затем извлек меч. Безупречно отполированный стальной клинок ярко сверкнул на солнце. «Знаешь, что я тебе скажу. Мы с тобой будем драться за нее, здесь и сейчас».

Человек обвел потрясенным взглядом клинок Келемвора, заглянул в ледяные глаза воина, и остановился на испуганном лице сереброволосой женщины. Затем пьянчужка свесил голову, отвернулся и пошел прочь. Как только коротышка скрылся из виду, Келемвор убрал меч и повернулся к женщине.

«Я знаю таких людей», — пробормотал воин. «Сейчас он испугался, но он обязательно вернется за тобой». Воин извлек кошель с золотом. Взяв женщину за руку, он отсыпал ей на ладонь немного золота и нежно сомкнул ее пальцы. «Купи билет на следующий корабль отходящий в Рэйвенс Блафф».

Из глаза сереброволосой женщины скатилась слеза. Она кивнула, поцеловала воина и поспешила на север, затерявшись в толпе. Келемвор почувствовал такое удовлетворение, какого он не испытывал с детства, с тех пор, как проклятье Лайонсбэйнов впервые возникло в его жизни. Если я все же еще проклят, то проклятье дремлет… по крайней мере, пока.

Внезапно рядом с Келемвором возник менестрель. «Юная прелестница могла попросту обмануть тебя», — вздохнул менестрель. «Однако, ты все равно поступил хорошо. Не многие бы стали помогать незнакомцу».

«Хороший поступок сам по себе может быть наградой», — тихо произнес Келемвор и обернулся к менестрелю. Лицо старика обрамляла длинная, белая борода, а глаза были окружены множеством бесконечных морщинок.

«Я слышал в Уотердипе великую трагедию о юной любви и темной страсти», — произнес старик, заглядывая Келемвору в глаза. «Некоторые говорят, что история заканчивается ужасно. Другие видели счастливый конец. Я могу спеть ее для тебя, если хочешь».

62
{"b":"6299","o":1}