ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Волчья Луна
Шаги Командора
Мопсы и предубеждение
Отголоски далекой битвы
Любовь не выбирают
Новая Королева
Подрывные инновации. Как выйти на новых потребителей за счет упрощения и удешевления продукта
Гвардиола против Моуринью: больше, чем тренеры
Русские булки. Великая сила еды

Менестрель провел рукой по струнам арфы и открыл рот, чтобы начать повествование своей истории. Однако, прежде чем он произнес хоть одно слово, старик внезапно остановился и протянул открытую руку.

Воин улыбнулся и положил на протянутую ладонь золотую монету. «Пой, менестрель».

«Келемвор!» — раздался голос, и воин обернулся влево, где к нему приближался Алприн. Когда Келемвор обернулся назад к менестрелю, старика уже простыл и след.

«Ты выглядишь взволнованным», — заметил Алприн, подходя к Келемвору.

Воин нахмурился, вглядываясь в толпу в поисках менестреля. «Не взволнованным, друг мой. Лишь немного раздосадованным. Я хотел послушать историю, обещанную мне одним старичком. Теперь я никогда ее не услышу».

После покупки шляпки для жены Алприна, Келемвор и начальник порта направились на восток, в центр города, затем свернули на север. Вскоре перед ними возник небольшой, одноэтажный домик. Алприн спрятал красную шляпку с отделкой из розового шелка за спину и вошел в здание.

«И как поживает сегодня моя бедная, покинутая жена?» — крикнул Алприн с порога.

«Ей было бы гораздо лучше, если бы ее муж проводил с ней хоть немного времени», — раздался голос в ответ. Спустя мгновение, владелица голоса, невзрачная женщина с прямыми черными волосами и смуглой кожей, предстала перед мужчинами. Едва Алприн показал ей шляпку, она издала тихий вскрик восхищения.

«Это тебе, любовь моя», — засмеялся начальник порта, надевая шляпку на голову жены и одаривая ее поцелуем.

«А это кто?» — подозрительно спросила женщина, указывая на Келемвора.

Алприн нервно прокашлялся. «Я пригласил это человека к нам на ужин, дорогая», — невинно произнес начальник порта.

«Я могла догадаться», — раздраженно бросила она. Затем на ее лице засияла улыбка и она взяла Келемвора за руку. «Я Мойра. Если вы друг моего муж, то добро пожаловать в наш дом».

Час спустя, вкушая самый прекрасный ужин, что ему довелось отведать с тех пор как он покинул Арабель, Келемвор рассказывал о множестве странностей, которые ему довелось поведать в недавних путешествиях. Тем не менее он был осторожен и не разглашал причины, подвигшие его на странствие по Фаэруну.

«Какое сумасшествие тебе довелось повидать», — восхищенно поразился Алприн и обернулся к жене. «Подумай только, Мойра, мы с тобой могли бы отправиться в путешествие и сами повидать все эти поразительные вещи».

«Почему бы тебе просто не покинуть город, когда захочется?» — спросил воин, с наполовину набитым хлебом ртом.

Мойра тут же вскочила с места и начала прибирать на столе. Лицо Алприна приняло серьезное выражение. «Келемвор», — мрачно произнес он, — «Если я смогу обеспечить для тебя и твоих спутников безопасный отход, вы покинете Тантрас при первой возможности?»

«Это я и собирался сделать… в конечном итоге», — произнес воин. «Но почему тебе так не терпится отправить меня?»

«Люди исчезают», — прошептал Алприн. «Хорошие люди».

Мойра выронила металлический кубок и он шумно звякнул об пол. Алприн наклонился, чтобы помочь своей жене убрать разлившуюся воду и она прошептала, — «Он может быть одним из них! Следи за своими словами!»

«Что за люди пропадают?» — спросил Келемвор, делая вид, что не расслышал замечания Мойры. «Чужестранцы, как я?»

Алприн покачал головой, передавая жене тарелку. Мойра бросила на него гневный взгляд, схватила блюдо и ушла на кухню. «Я не обвиню тебя, если после того, как ты услышишь мою историю, ты посчитаешь меня сумасшедшим», — пробормотал начальник порта.

«Ты вовсе не похож на безумца», — произнес Келемвор.

«Пропал мой друг, Манаком», — начал Алприн. «Недавно он был здесь, а на следующий день пропал. Ни стража, ни правительство не захотели и слышать об этом. Из городских книг исчезли все записи о нем. Я попытался выяснить, что с ним произошло. Через несколько часов на меня напал банда грабителей и избила меня до полусмерти. Я пытался сопротивляться, но их было слишком много». Алприн замолчал и посмотрел на кухню, где его жена мыла посуду. «У Мойры было в запасе несколько целебных снадобий, которые нам подарили на свадьбу. Если бы не они, то я наверняка был бы уже на том свете».

«А разве жрецы Торма не могли помочь тебе? Ведь их бог рядом, а значит у них есть сила исцелять», — произнес Келемвор.

«Сила, но не желание», — буркнула Мойра, входя в комнату и вытирая руки и фартук.

«Как ты думаешь, кто мог похитить твоего друга?» — тихо произнес Келемвор.

Алприн покачал головой. «Я не знаю. Но у меня есть мысли на этот счет. Будет лучше, если я не буду впутывать тебя во все это».

Келемвор рассмеялся. «Ты впутал меня уже просто упомянув об этом. Можешь смело говорить мне, что у тебя на уме. По крайней мере, если не хочешь сказать кто стоит за этим, можешь рассказать мне, что ты сам думаешь по этому поводу».

Алприн вздохнул и кивнул головой. «Я думаю, что кто-то втихую устраняет тех, кто верит в иных богов, нежели Торм. До меня дошли слухи, что некоторые жрецы, как Манаком, отказались уйти из города и были убиты», — произнес начальник порта. «И кто бы не похитил Манакома, он наверняка думает, что я слишком много знаю и буду разнюхивать, пока не раскрою их заговор».

Воин покачал головой. «Тогда почему бы им попросту не похитить и тебя?»

«Потому, что это вызовет ненужные подозрения», — прошептала Мойра. «Алприн слишком известен и его исчезновение поднимет слишком большую шумиху. А им это сейчас нужно меньше всего».

Алприн покачал головой. «Но если ты и твои друзья будете вынюхивать в округе про различные религиозные артефакты, чем вы и занимаетесь по твоим словам, то это наверняка привлечет их внимание». Начальник порта замолчал и смахнул со лба пот. «Я не смог спасти своего друга. Но возможно я смогу спасти тебя, Келемвор».

Келемвор начал подниматься из-за стола, но Мойра опустила руку на его плечо. «Останься», — твердо произнесла Мойра. «Возможно мы подвергаем тебя опасности, просто болтая с тобой. Меньшее, что мы можем для тебя сделать это позволить переночевать у нас».

Алприн улыбнулся. «В любом случае, я уже не помню, когда мы вот так с Мойрой травили с гостями байки за полночь. И если ты останешься, то я смогу дать тебе имена некоторых людей, которые смогут вывезти вас из Тантраса. Я лично знаком со многими капитанами, останавливающимися в этом порту».

«И возможно ты сможешь уговорить моего мужа, чтобы мы с ним тоже покинули этот город», — прошептала Мойра, склонившись к уху воина.

Келемвор вздохнул и сел обратно на стул. «Хорошо, я остаюсь».

Келемвора разместили в комнате, которая отводилась под детскую, до тех пор, пока Мойра не узнала, что не сможет иметь детей. Он хорошенько выспался, и когда проснулся несколько часов спустя, выяснил, Алприн уже отправился в порт. Мойра накрыла для воина завтрак, и они вдвоем побеседовали еще немного. Однако, вскоре Келемвор вернулся в таверну «Ленивая Луна», где он обнаружил послание Миднайт. В нем его возлюбленная сообщала о своих успехах за прошедший день. Также она поведала о странных событиях происходивших в храмах по всему городу.

Келемвор дочитал записку, затем покинул таверну не оставив ответа. Замечания Миднайт касающиеся храмов в Тантрасе казалось совпадали с предположениям начальника порта о заговоре. Однако, прежде чем впустую беспокоить чародейку, ему хотелось выяснить как можно больше, поэтому он отправился на поиски информации. В его разуме постоянно крутились последние слова из записки Миднайт.

«„Темная Жатва“ опасна. Избегай ее всеми способами. Все объясню позже…»

В порту, Келемвор отыскал Алприна и узнал от него, что для него и его спутников была зафрахтована небольшая галера из Калаунта. Капитан был суеверным человеком, но вполне заслуживал доверия, и корабль должен был стоять в порту как минимум еще несколько дней. Алприн настоял, чтобы ни один из членов экипажа до самого отплытия не был извещен о дополнительных пассажирах.

Удовлетворенный этими мерами, Келемвор поинтересовался у Алприна о организованной преступности в Тантрасе и «Темной Жатве».

63
{"b":"6299","o":1}