ЛитМир - Электронная Библиотека

Пока Миднайт и остальные искали дверь, все это время до них из коридора доносился смех Эльминстера вперемешку с хохотом стражника. Миднайт хотела приоткрыть дверь, но Келемвор оттащил ее. «Просто найди дверь», — буркнул он. «Затем сможешь побеспокоиться о старике».

«Но здесь нет никакой двери», — наконец не выдержал Адон.

«По крайней мере такой, которую мы смогли бы заметить», — кисло заметил Келемвор, усаживаясь напротив двери в коридор.

Миднайт положила на пол свою сумку с магической книгой и обвела келью взглядом. «Ты прав. Почему это мы решили, что Тенвелз выставит дверь всем напоказ? Она наверняка скрыта магией!»

Воин быстро встал с места, и герои вновь обошли комнату, постукивая по стенам. Наконец, в центральной части одной из стен, Келемвор наткнулся на пустоту. «Я бы сказал, что дверь прямо за этой стеной».

Адон и Миднайт внимательно осмотрели этот участок. Жрец нахмурился и покачал головой, но чародейка так легко отступать не хотела. «Я думаю, для того чтобы скрыть проход было использовано заклинание изолирования», — произнесла она. «Но как нам узнать это наверняка?»

Миднайт знала, что единственным ответом могло быть другое заклинание, но ее пугала сама мысль об использовании магии, даже самого простого заклинания. После событий в Храме Латандера, Миднайт жутко боялась, что каждое следующее ее заклинание могло ранить… или даже убить одного из ее друзей. Размышляя над этой проблемой, чародейка вспомнила последние слова Мистры во время Битвы у Шедоудейла.

Используй силу, которую я дала тебе.

Миднайт вздохнула и склонила голову, — «Вы, оба, отойдите как можно дальше к двери». Затем она подошла к стене, на которую указывал Келемвор.

«Не делай этого», — взмолился воин. «Ты же не знаешь, какие могут быть последствия».

«И никогда не узнаю, если не попробую», — ответила Миднайт. «К тому же, мы прошли весь этот путь не ради того, чтобы отступить сейчас».

Чародейка произнесла заклинание для обнаружения магии. С рук Миднайт сорвался бело-голубой поток энергии и ударился в стену. Несколько мгновений ничего не происходило, затем стена начала трястись. Скрытый дверной проем взорвался тысячью осколков энергии, которые разлетелись по всей комнате и правое око Миднайт осветилось кристально белым светом.

Миднайт, вся дрожа, стояла перед дверью. «Кажется я вижу ее», — произнесла она, покачнувшись на ногах. «Я вижу дверь в хранилище».

Но то, что видело чародейка выглядело очень странно, словно две различных картинки были наложены одна на другую. Если Миднайт открывала оба глаза, то видела лишь расплывшееся пятно. Однако, едва она закрыла правый глаз, все стало на свои места — перед ней была лишь каменная стена.

Но когда она прикрывала левый глаз, то легко могла различать секретную дверь. По сути, когда она смотрела лишь этим глазом, все физические объекты, как пол, стены и даже ее друзья, казались лишь призрачными тенями. Вещественной казалась лишь магия заклинания изолирования.

Келемвор шагнул к своей возлюбленной. «Нужно дождаться Эльминстера!»

«Нет, Кел», — тихо произнес Адон останавливая воина за руку. «Пусть Миднайт берет все в свои руки».

«Так и есть, мы не видим дверь из-за заклинания изолирования», — заметила Миднайт, прикрыв левый глаз рукой. Ее голос был низким и отдаленным, словно она только что очнулась ото сна. «Думаю, я могу открыть ее».

Чародейка прикоснулась к стене. Внезапно Келемвор и Адон увидели как в стене появилась дверь, через мгновение распахнувшаяся. По ту сторона секретного прохода герои увидели большую комнату залитую тусклым светом.

«Я вижу там несколько магических ловушек», — устало произнесла Миднайт. «Тенвелз постарался на славу». Чародейка вступила в прихожую хранилища.

Прежде, чем кто-либо успел среагировать, дверь за ней захлопнулась.

Прихожая представляла собой небольшую комнатку, десять футов в длину и десять в ширину, освещенную небольшими фонарями в форме шара, расположенными по углам помещения. Больше чародейка различить ничего не могла, по крайней мере левым глазом. Комната была абсолютно пуста, за исключением огромной мозаики с изображением латной перчатки на северной стене и большой ромбовидной опускной двери в центре пола.

Однако, когда Миднайт обвела комнату правым глазом, она увидела, что над крышкой люка и в случайных местах по всей комнате было раскинута обширная паутина различных заклинаний. Они свисали с потолка и стен словно пряди шелка, пересекаясь и мерцая. Многие из заклинаний Миднайт смогла узнать.

Больше всего магии было наложено на дверь, чтобы защитить то, что за ней хранилось от воров. Один из оберегов поднимал тревогу, если была поднята крышка люка. Другой создавал облако тумана, которое закрывало всю комнату и ухудшало видимость. Третий запирал дверь с помощью магии. Но когда Миднайт взглянула на запирающее заклинание правым глазом, она лишь улыбнулась. В самой пелене магии был выведен пароль Тенвелза.

Она внимательнее изучила запирающее заклинание, дабы убедиться, что оно не усилено другим заклятьем. Чародейка обнаружила, что несколько других оберегов, включая сигнал тревоги и облако тумана, были связаны с запирающим заклинанием. Должно быть пароль отключал несколько заклинаний, связанных с замком, а возможно и все.

Но не все обереги размещенные Тенвелзом на двери были так безобидны как заклинание тревоги. Миднайт различила оглушающую магию, также здесь было огненное заклятье, вызывающее пламенную вспышку. Но что было хуже всего, на замок было наложено заклинание слабоумия. Если оно срабатывало, то уничтожало разум мага, понижая его или ее интеллект до уровня грудного ребенка и излечиться можно было лишь с помощью другого могущественного заклинания. Потайная дверь из кельи Тенвелза вновь распахнулась и в проходе появилась седобородая голова Эльминстера. «И чем это ты здесь занимаешься? Я сказал, что ты должна найти дверь, но не открывать ее!»

Едва старый мудрец сделал шаг в комнату, Миднайт заметила как напряглось сплетение из нескольких заклинаний. «Нет», — вскрикнула чародейка. «Эльминстер, не входи сюда. Из-за тебя сработают ловушки Тенвелза!»

Эльминстер замер и обвел комнату взглядом. «Какие ловушки? Я ничего не вижу!» — пробормотал он.

«Это магические обереги. Я не знаю почему, но я могу видеть их», — произнесла Миднайт, не сводя взгляда с паутины заклинаний.

Эльминстер удивленно воздел брови и медленно погладил свою длинную, белую бороду. «Говоришь, что можешь видеть заклинания? Можешь рассеять их?»

Миднайт проглотила комок, застрявший в горле. «Я не знаю», — тихо произнесла она. «Но я попытаюсь». Подумав мгновение, она добавила, — «Думаю, будет лучше, если ты подождешь за дверью. Если что-нибудь пойдет не так и заклинание… исказиться, то Адону и Келемвору понадобиться твоя помощь. Иначе им будет не добраться до обеих скрижалей».

«Неужели нельзя придумать что-нибудь другого?» — крикнул Келемвор из комнаты жреца.

Миднайт услышала как вздохнул Эльминстер. «Она права», — мрачно произнес старый мудрец. «Нам остается лишь подождать».

Келемвор выругался, и Миднайт живо представила как он мечется по комнате Тенвелза. Адон же, наоборот, спокойно стоял у двери. «Удачи», — тихо произнес жрец. Затем Эльминстер исчез из прохода и до Миднайт донесся звук закрываемой двери.

Никогда я еще не была так далека от магии, — вздохнула чародейка. Однако, с тех пор, как магия стала нестабильна ни одно из моих заклинаний не исказилось слишком серьезно. Я не посылала по случайности молнии в своих друзей и до сих пор жива сама. По крайней мере, пока.

Черноволосая чародейка вздохнула поглубже и произнесла слова, с помощью которых Тенвелз отпирал магический замок. «Долг превыше всего».

Паутина заклинаний вздрогнула и натянулась. Золотая пелена магического замка на мгновение вспыхнула и тут же пропала. Большинство остальных оберегов также исчезли. После того, как все закончило мерцать, над входом в хранилище осталось всего два заклинания.

76
{"b":"6299","o":1}