ЛитМир - Электронная Библиотека

Миднайт обернулась на север. Торм все также стоял на месте, наблюдая, за выбравшимся на берег, Бэйном. «Битва пока не началась», — вскрикнула чародейка. «У нас еще есть время!»

Седоволосый мудрец бросился ко входу в башню, показывая Миднайт следовать за ним. Однако, едва они вбежали в башню, их встретила гробовая тишина. Эльминстер озадаченно оглянулся вокруг.

Не тратя времени на пустые объяснения, Миднайт посмотрела вверх, отыскивая взглядом веревку. Та оказалась привязанной рядом с колоколом, на высоте почти ста футов над ними. Выругавшись про себя, чародейка бросилась к наклонной, вьющейся лестнице, ведущей к колоколу. Достигнув вершины Миднайт выглянула в окно и увидела, что Черный Повелитель уже приближается к золотому аватару Торма. Быстро размотав веревку, она сбросила конец мудрецу.

Ну звони же, скорей! — мысленно вскрикнула Миднайт, отчаянно жестикулируя Эльминстеру, чтобы тот дернул за веревку. Из окна она видела как обсидиановый гигант подходит к Торму все ближе и ближе. В двери появились Келемвор и Адон, явно смущенные внезапно воцарившейся тишиной.

Эльминстер махнул Миднайт, чтобы она спускалась вниз. Старый мудрец не имел представления как работал колокол и несомненно не хотел подвергать чародейку неоправданному риску.

Миднайт уже почти слетела вниз по ступеням, когда мудрец обвил веревку вокруг запястья руки и со всей силы потянул на себя.

Ничего.

Эльминстер попытался вновь, но колокол был беззвучен. Он даже не пошевелился. На помощь магу пришли Келемвор и Адон и они все вместе дернули за веревку. И снова ничего.

Вспотевший, покрасневший от усилий, Эльминстер, стиснул зубы и указал на Миднайт, которая только что спустилась с лестницы. Оттолкнув Келемвора и Адона, старый мудрец потянул конец веревки чародейке.

Миднайт кивнула и взяла веревку, которая оказалась очень холодной. Когда она посильнее стиснула конец вспотевшими руками, ей показалось, что они словно охвачены ледяным пламенем. Она подумала о тысячах людей в городе, которые могли погибнуть из-за Торма и Бэйна, и о тех, кто уже отдал свою жизнь. В ее дрожащих руках была сила, которая могла спасти весь город. Миднайт затаила дыхание и со всей силы дернула за веревку.

Звон, прозвучавший внутри башни вышел таким слабым, что на какой-то момент Миднайт испугалась, что это ей привиделось. Затем чародейка ощутила как сверху потянул поток холодного воздуха. Она посмотрела вверх — колокол был окружен прозрачной янтарной дымкой. На поверхности колокола заиграли проблески черных молний и тут же вырвались сквозь окна башни.

«Обычно им не стоит доверять, но похоже, что на сей раз пророчество сбылось!» — воскликнул Эльминстер, хлопнув в руки. «Спасти город может только женщина».

Келемвор и Адон бросились к дверному проему и проводили взглядом черные молнии, разлетевшиеся во все стороны на двести футов. Внезапно вспышки замерли, словно наткнулись на какую-то преграду. Затем молнии создали замысловатую сеть из арок, изогнувшихся до земли, образовав некое подобие остова огромного купола. И, наконец, янтарная вспышка отделилась от колокола и начала заполнять проемы между арками, пока вся местность вокруг башни не оказалась окружена магическим щитом.

Зеленоглазый воин подбежал к краю купола, нашел камень и бросил его в преграду. Булыжник отскочил от янтарной завесы, словно ударился в обычную стену. Однако герои все еще могли видеть, что творится в городе, и Адон заметил, что аватары все еще стоят на севере, за защитной стеной Тантраса.

Эльминстер также смотрел на барьер, но изнутри башни. Затем он обернулся к Миднайт, которая стояла прикрыв глаза, так и не выпустив конца веревки. Она чувствовала себя так, словно из ее тела выпили всю силу, до последней капли. «Мы в безопасности?» — едва слышно спросила она.

«Мы — да, но город — нет!» — воскликнул Эльминстер. «Нужно попытаться еще раз! Колокол должен зазвонить в полную силу, его звук должен разлететься по всему городу».

Вспотевшая Миднайт посмотрела на колокол и выпустила конец веревки, которая безвольно обвисла у ее ног. Если я подведу, на моих руках будет кровь всех жителей Тантраса, — подумала она. Но в прошлый раз я отдала все силы, а колокол едва зазвучал.

Миднайт вздохнула. Долг превыше всего, — кисло напомнило она себе, посмотрев на мешок, в котором лежала Скрижаль Судьбы. Затем чародейка отбросила все посторонние мысли и взялась за веревку.

Эльминстер отвернулся от Миднайт и выглянул в дверной проем, в другую часть Тантраса.

* * *

На другом конце города, на краю обрыва у Драгон Рич, друг напротив друга стояли Торм и Бэйн. Оба аватара были уже около сотни футов в высоту. Они стояли безмолвно изучая друг друга, внезапно на губах Черного Повелителя заиграла холодная улыбка.

«Повелитель Торм», — снисходительно произнес Бэйн. «Мои шпионы доложили мне, что ты находишься в Тантрасе, но я, признаюсь, не ожидал столь впечатляющего приема».

«Неужели?» — прорычал Бог Долга.

«Тебе нужно быть чуть скромнее», — вздохнул Бэйн.

«Ты украл Скрижали Судьбы?» — рявкнул Торм. Голос бога эхом разнесся над городом. «Ведь это из-за тебя весь мир погрузился в хаос!»

«Ну, не я один достоин твоей похвалы», — невозмутимо ответил Бэйн. «У меня были помощники. Я уверен, что ты уже знаешь, что с кражей мне помог сам Повелитель Костей. Кто знал, что Ао примет все так близко к сердцу и по сути решит судьбу этого мира?»

Бог Долга сжал кулаки и сделал шаг в сторону Бэйна. «Ты безумен», — рыкнул он. «Разве ты не понимаешь, что натворил?»

Торм занес правый кулак над своей головой. В воздухе раздалась вспышка света и на его руке появилась металлическая перчатка. Затем гигант с головой льва взмахнул кулаком и в его кисти, словно из воздуха, возник огромный, пылающий меч. И наконец, Бог Долга слегка изогнул левую руку, и тут же на ней появился щит с изображением его символа. Торм сделал еще один шаг и занес меч для удара.

Бог раздора спокойно посмотрел на него и лишь вздохнул. «Ты даже не представляешь себе, Торм, во что ты ввязываешься. Если ты уничтожишь меня, твое жалкое укрытие будет стерто с лица Фаэруна».

Торм замер на миг, затем сделал еще один шаг. «Ты лжешь».

Бэйн рассмеялся и от его смеха затряслись крыши ближайших домов. «Глупец, я видел смерть Мистры в Кормире. Она пыталась вернуться на Планы и Хелм попросту уничтожил ее». Обсидиановый аватар замолк и улыбнулся. «А когда она умерла, волна энергии уничтожила все живое на мили вокруг. Премилое, должен тебе сказать, было зрелище».

Пораженный Торм не мог найти подходящих слов, так что Бэйн продолжил свою тираду. «Я пришел, чтобы забрать одну вещь, которую я не так давно спрятал здесь. Позволь моим солдатам забрать то, что принадлежит мне и я уйду», — солгал Черный Повелитель. «Зачем нам сражаться, если все можно решить мирным путем».

«То, что принадлежит тебе?» — спросил Торм, наконец очнувшись от шокирующих известий. «Ты имеешь в виду Скрижаль Судьбы, которая оказалась в моем храме?»

Бэйн искренне удивился. Если все это время скрижаль была у Торма, почему он попросту не вернул ее Хелму? — задумался темный бог. Хотя, сказать по правде, пока скрижаль оставалась на Фаэруне, а не в руках Ао, это не имело никакого значения. «Я сам спрятал Скрижаль Судьбы в твоем храме, за несколько часов до того, как Ао изгнал нас из наших домов», — произнес Бэйн, потаясь казаться беззаботным. «Я подумал, что будет забавно спрятать вещь, украденную неверным слугой в храме Бога Долга».

Торм лишь сильнее стиснул рукоять меча. «Поворачивай назад, Бэйн. Я не позволю тебе получить скрижаль. Она принадлежит Ао и моим священным долгом…»

Бэйн фыркнул. «Прошу тебя, Торм, избавь меня от своих занудных речей о долге. Ты слишком хорошо меня знаешь, чтобы понять, что твои призывы к чести меня совсем не трогают».

«Тогда, нам больше не о чем говорить, Повелитель Бэйн», — отрезал Торм. «Если ты не уходишь, то лучше защищайся».

78
{"b":"6299","o":1}