ЛитМир - Электронная Библиотека

Бэйн едва успел шагнуть назад, как воздух перед его грудью разрезал клинок Торма. Бог Раздора материализовал в руке черный щит, едва успев отбить второй выпад Торма. Едва щит и меч нашли друг друга раздался оглушительный взрыв и оба предмета разлетелись на кусочки энергии, растаяв в воздухе.

Бэйн тут же бросился вперед и врезался в Торма. Бог Долга едва успел поднять щит, чтобы защитить себя от смертоносных шипов выступающих из обсидианового аватара, но сам щит раскололся от удара. Бог Раздора и Бог Долга споткнулись, перелетев через двадцатипятифутовую стену окружавшую Тантрас. Гиганты врезались в Храм Торма, разрушив часть здания.

Бэйн продолжал толкать Торма через останки храма, выбивая из него огромные куски камня. Откуда-то неподалеку до Бога Долга донеслись негромкие крики. Торм решил, что это должно быть было несколько людей оставшихся в храме и его охватила паника.

Бог Долга ударил Бэйна в глотку. Когда Бог Раздора откинулся назад от силы удара, Торм еще несколько раз ударил в то же самое место. Бэйн почувствовал как на его шее образовалась небольшая трещина, и в отчаянии он вытянул руку, пытаясь перехватить железный кулак Торма.

В то же самое время Бог Долга раскрыл свою могучую пасть и навис над лицом Черного Повелителя. Бог Раздора отскочил назад, пытаясь избежать смертоносных золотых зубов, и пасть Торма схватила лишь воздух в том месте, где только что была шея Бэйна. Заметив, что Черный Повелитель потерял равновесие, Торм пнул обсидианового гиганта в грудь ногой, вытолкнув за полуразрушенную городскую стену. Бог Раздора словно спиленное дерево рухнул на землю, вызвав в Тантрасе и его округе небольшое землетрясение.

Торм встал над Бэйном и занес свой железный кулак. Черный Повелитель попытался сопротивляться, но шипы в его доспехе прочно засели в земле. Кулак Торма вновь обрушился на горло Бэйна и крошечная, почти неразличимая трещинка слегка расширилась. В воздух просочился узенький лучик красно-желтого света.

Но за этот удар пришлось заплатить свою цену и Торму. Пока Бэйн молотил руками и ногами, отчаянно пытаясь защититься от нападения Бога Долг, один из шипов Черного Повелителя проколол руку Торма. Аватар с головой льва взревел от боли и отпрянул назад, хватаясь за раненое место.

Отскочив от Черного Повелителя Бог Долга внезапно ощутил жуткую слабость. Взглянув на рану, он увидел как через нее вытекает поток небесно-голубого света. Торм отвел взгляд от раны как раз вовремя, чтобы встретиться с кулаком Черного Повелителя.

Ошеломленный таким переломом, Торм пропустил еще один удар. После повторного удара, Бог Долга сделал ответный выпад и прошелся по лицу Черного Повелителя обратной стороной кулака. Голова Бэйна запрокинулась назад и от лица откололся небольшой кусочек обсидиана. Бог Раздора инстинктивно поднес руку к ранению. В отполированной поверхности своей ладони, низверженный бог уловил отражение крошечной струйки янтарно-зеленого огня выбивающегося из пролома. Издав яростный крик, Бэйн прыгнул вперед и сбил Торма.

Оба аватара перевалились через край утеса. Во время падения они расцепились. Бэйн, прежде чем приземлится на каменистое побережье, дважды ударился о горный склон. Торм, заработав еще одну дырку в плече от шипов Бэйна, вытянул руки, и пытаясь замедлить свое падение, выворотил целое дерево с корнями. Разумеется его попытка оказалась тщетной и рухнул на пляж в нескольких сотнях ярдов от Черного Повелителя. Однако для аватаров это было не расстояние.

Торм поднялся первым. Поднявшись, он увидел, что вдалеке, на якоре, стоят два корабля под зентильскими флагами. К побережью, чуть выше по береговой линии, направлялось несколько лодок. Бог Долга поклялся, что прикончит каждого попавшегося ему в руки зентильского захватчика… как только разберется с их хозяином.

Черный Повелитель начал вставать только сейчас. Оторвав голову от песка, Бэйн взглянул вниз и увидел, что в его груди появилась новая трещина, из которой струилась кроваво-черная дымка. «Ты глупец», — прошипел Бог Раздора. Он посмотрел вверх и увидел возвышающегося над ним Торма.

Над головой Бог Долга держал огромный булыжник, который был настолько велик, что золотому аватару, чтобы его удержать требовалась помощь обоих рук. «Ты должен заплатить за свои грехи», — решительно произнес Торм и обрушил булыжник на голову Бэйна. Камень, не выдержав, разлетелся на кусочки, но большая часть головы Бэйна оказалась раздробленной. В ответ, Бэйн пронзил ногу Торма одним из своих шипов на руке. Торм отпрянул назад, из его ран струился поток жизненной энергии душ.

«Я умираю!» — воскликнул Бэйн, пытаясь подняться на ноги. Глаза Черного Повелителя вспыхнули кровавым светом и он пригнулся к земле. «Давай, Торм. Мы вместе посетим царство Миркула».

Прежде, чем Бог Долга успел отскочить, Черный Повелитель бросился к нему и схватив его за плечи, прижал к себе в смертоносном объятии. Тело золотого аватара пронзила дюжина шипов и Торм взревел от боли.

Гиганты несколько мгновений шатались из стороны в сторону, поддерживаемые лишь друг другом. Внезапно Бэйн рассмеялся, глухо и утробно, и этот звук разнесся на многие мили над Драгон Рич. Торм заглянул в глаза Черного Повелителя, затем раскрыл свою клыкастую пасть и медленно сомкнул ее на глотке Бэйна.

Тотчас смех Бэйна оборвался.

* * *

На южном холме Тантраса, Миднайт выпустила веревку из рук. В этом не было никакого смысла. Она пыталась заставить зазвучать Колокол Айлена Аттрикуса вновь, но не смогла.

«Пробуй еще!» — рявкнул Эльминстер, не сводя взгляда с неба Тантраса.

«Эльминстер, я не могу», — воскликнула Миднайт, едва держась на ногах от усталости.

Старый мудрец не отводил глаз от странных огней сиявших над городом. Казалось, хрупкие оковы реальности были разбиты — по всему небу змеились странные энергетические линии. Центр этой паутины находился прямо над местом, где сражались аватары, принимая форму кружащегося вихря, вздымающегося к облакам. В нем небесно-голубые проблески переплетались с янтарными, зелеными и кроваво-черными прожилками. Души последователей Черного Повелителя и Бога Долга сражались за Тантрас даже после своей смерти.

На город начали падать огромные, пылающие метеоры. Некоторые из них стирали с лица земли строения, другие топили корабли. Адон увидел, как один из раскаленных шаров, пробил дыру в борту зентильского корабля, который сперва вспыхнул словно факел, а затем пошел ко дну Драгон Рич.

Еще один метеор влетел в желтый купол, защищающий башню с колоколом. Хотя он и не смог добраться до героев, но отскочив от магической стены, рухнул прямо в толпу испуганных жителей Тантраса, которые увидели щит и теперь толпами скапливались вокруг него. В безмолвной ярости Келемвор наблюдал, как метеор убил две дюжины людей и ранил в несколько раз больше.

Эльминстер, находящийся внутри башни, почувствовал как екнуло его старческое сердце. «Ты должна попробовать вновь», — медленно произнес мудрец, оборачиваясь к черноволосой чародейке.

Миднайт, с веревкой в руках, упала на колени. «Разве ты не можешь телепортировать часть беженцев под защиту купола?»

«Магия не может проникнуть через этот барьер», — произнес Эльминстер. «Ты должна знать это».

Старый мудрец замолчал и подошел к Миднайт. Он помог ей подняться и опустил руку на ее плечо. «Миднайт», — произнес Эльминстер, столь мягким тоном, что едва можно было поверить, что он принадлежит своенравному старому магу, — «Лишь ты одна сможешь справиться с этим делом. В тебя верила сама Мистра. Пришло время оправдать ее ожидание. Ну, а теперь утри слезы и сосредоточься на спасении города».

С этими словами старый мудрец повернулся и вышел из башни. Миднайт воздела глаза к колоколу и представила себе как он звонит. На какой-то миг ей даже показалось, как колокол раскачивается вперед и назад, наполняя округу игривым перезвоном. Она закрыла глаза, но образ остался. В этот миг, Миднайт наконец поняла причину тишины, владевшей башней, до того как зазвонил колокол. Лишь полностью абстрагировавшись от окружающей среды и полностью сосредоточившись на звоне колокола, лишь тогда чародейка могла надеяться, что он зазвенит.

79
{"b":"6299","o":1}