ЛитМир - Электронная Библиотека

Короткое мгновение, Миднайт ни о чем не думала. Ничего не чувствовала. И даже перестала дышать.

Затем черноволосая чародейка взяла веревку и Колокол Айлена Аттрикуса зазвонил вновь, так громко, что едва не оглушил ее. Башня замерцала ярким желтым светом и на Миднайт окутал поток жуткого холода, поглотив ее с головой. В башне вспыхнули волны желтой энергии и черные молнии, и тут же сорвались к куполу, защищавшему героев. Стены магического щита раздались вширь, быстро поглотив весь Тантрас и его перепуганных жителей.

Миднайт подбежала к двери башни, не в силах отвести взгляда от расширяющегося купола. Однако, она увидела, что после южного холма, продвижение магического щита начало замедляться. Она вновь забежала внутрь и схватилась за веревку. Чародейка дернула еще раз, не обращая внимания на жуткий холод и оглушающий звук. Она дергала за веревку вновь и вновь, не жалея себя. Самое главное было спасти город.

Но все же Миднайт была лишь слабой женщиной, и через некоторое время, показавшееся ей целой вечностью, ее руки безвольно обвисли и она рухнула на пол, жадно хватая воздух ртом. Когда чародейка, через пару секунд вновь открыла глаза, над ней уже стояли Эльминстер, Келемвор и Адон.

Зеленоглазый воин припал на колени, обвив Миднайт руками. «Город под куполом», — произнес Келемвор. «Ты справилась».

«Я бы не был так в этом уверен», — прошептал Адон, обернувшись к двери.

Жрец увидел, что щит продолжал расширяться, но еще не достиг цитадели и Храма Торма. Внезапно раздался оглушительный взрыв, во много раз перекрывший звон колокола. Над северным холмом города возник огромный, черный силуэт, внутри которого метались кроваво-красные всполохи энергии. За этим монстром возвысился другой силуэт, небесно-голубого цвета, с янтарной сердцевиной, горевшей словно маленькое солнце.

В один миг незащищенная часть города, где были расположены цитадель и Храм Торма, оказалась охваченной волной пламени. От нестерпимого жара земля почернела, а воды Драгон Рич закипели и начали испаряться. Все зентильские корабли тотчас взорвались, унеся жизни всех солдат Бэйна.

На побережье, к северу от города, на камнях лежали изувеченные и обуглившиеся тела двух аватаров. Обсидиановый гигант Бэйна был разбит во многих местах, его голова лежала в нескольких ярдах от тела. Золотокожий аватар Бога Долга был разорван на куски, взирая безжизненными глазами на сущности богов, зависшие над побережьем.

В небе мерцающие сущности Бэйна и Торма взмывали вверх, увлекаемые вихрем, возникшим из освобожденных душ их последователей. Вихревая воронка поглотила мерцающие, клубящиеся сущности богов и воздух разрезала ослепляющая белая вспышка. Души Бога Раздора и Тирании и Бога Долга и Верности встретились в едином вихре. Воронка поглотила божеств и крики тотчас смолкли. Оба бога были мертвы.

В Башне Айлена Аттрикуса, Келемвор и Адон подняли Миднайт на ноги. Рука об руку они покинули каменный обелиск, сопровождаемые Эльминстером. Вокруг башни собралась толпа жителей Тантраса, внезапно притихшая, едва герои показались из башни.

Увидев, что люди успели спастись от разрухи, которая поглотила северное побережье, Миднайт улыбнулась. Но приглядевшись поближе, она увидела в их глазах благоговейный трепет, от которого ее бросило в дрожь. Их лица выражали ту же смесь страха и обожания, которую чародейка видела на ликах тех, кто отдал свои жизни Торму.

Она попросила Келемвора и Адона оставить ее на пару мгновений наедине со старым мудрецом. Едва ее друзья отошли в сторону, Миднайт обернулась к Эльминстеру, — «Что тебе известно о моих способностях?»

«С тех пор, как ты впервые появилась на пороге мое дома в Шедоудейле, я понял, что ты особенная. Что касается природы твоих способностей или для каких целей ты можешь использовать их, здесь я тебе помочь не могу». Эльминстер помолчал и улыбнулся. «Я думаю, Мистра благословила тебя. Возможно Совет Магов в Уотердипе захочет выслушать твою историю и дать пару дельных советов. Если хочешь, я могу замолвить за тебя словечко…»

Миднайт вздохнула и покачала головой. «Неужели тебе обязательно издеваться над нами, изводя своими постоянными намеками, Эльминстер?» — спросила чародейка. «Если вторая Скрижаль Судьбы в Уотердипе, значит мы пойдем в Уотердип. Просто скажи мне правду: Ты знаешь, где именно в Уотердипе спрятана скрижаль?»

Мудрец лишь покачал головой, — «К сожалению, нет».

«Это существенно осложняет дело», — мрачно отметила Миднайт. «Но не сильнее, чем при поисках первой скрижали». Чародейка подняла мешок с дощечкой и забросила его на плечо.

«Это точно», — рассмеялся Эльминстер. «Осложняет, но не делает его невыполнимым». Он отвернулся от чародейки и обвел город взглядом. «Но мы можем обсудить это позже, а пока у нас есть более важные дела».

Эльминстер указал на беженцев, раненых метеорами. Келемвор и Адон уже ходили среди раненых, пытаясь оказать посильную помощь. Миднайт улыбнулась, наблюдая за своим возлюбленным и жрецом.

Чародейка перевела взгляд на небо. Вихрь исчез, и сквозь желтый купол пробивались лучи яркого солнечного света. Миднайт слегка приоткрыла рот от удивления, заметив, что расположение солнца слегка изменилось. На самом деле, небо уже темнело. К вечеру, постоянный свет, сиявший над Тантрасом с момента Прибытия стал лишь воспоминанием. Пожалуй, так даже лучше, — решила Миднайт и вместе с Эльминстером направилась к беженцам.

Эпилог

Со смертью Торма и Бэйна в северной части Тантраса, где раньше стояла цитадель и Храм Торма, образовалась огромная воронка. Каменное побережье Драгон Рич, к северу от города, стало гладким словно стекло и большая часть откоса ведущего к берегу была разрушена взрывом. В камнях были вплавлены прожилки янтарного, красного, голубого и серебряного цвета, образуя причудливые узоры на гладкой поверхности побережья. Накатывающие волны омывали обломки аватаров, разбиваясь о край блестящего пляжа.

Через несколько часов после исчезновения магического купола, Миднайт и Эльминстер отправились к руинам, образовавшимся после сражения богов. Но едва он приблизились к воронке, на чародейку навалилась жуткая слабость и она упала на колени. «Эльминстер», — только и успела она вскрикнуть, затем все вокруг закружилось и Миднайт бес сознания рухнула на землю. Седоволосый мудрец также ощутил странную слабость. Он тут же подозвал паренька с коротко остриженными рыжими волосами, который бродил по останкам Храма Торма.

«Эй, парень!» — крикнул мудрец, жестом подзывая парня. «Помоги мне перенести эту женщину».

Юношу недовольно сморщился, но исполнил просьбу мудреца. Затем они вместе с Эльминстером отнесли Миднайт назад к краю руин, где осторожно опустили на землю. Юноша встал рядом с интересом разглядывая черноволосую женщину. «Ты можешь идти,» — произнес Эльминстер. «Спасибо за помощь, но дальше я справлюсь сам».

«Что?» — спросил юноша. «Ты даже не заплатишь мне за помощь?»

Мудрец что-то пробормотал себе под нос, дал рыжеволосому пареньку золотую монету и вернулся к Миднайт. Когда юноша удалился, Эльминстер почесал бороду, обдумывая ситуацию. «Здесь что-то не так», — пробормотал он, извлекая свою трубку.

Через несколько минут, Миднайт очнулась от едкого дыма источаемого трубкой старого мудреца. Откашлявшись, он собралась с мыслями, — «Что случилось?»

«Я думаю, что на этой местности любая магия гибнет», — ответил Эльминстер. «Здесь не сработает ни один магический предмет и сюда не сможет войти ни один маг».

«Но разве такое возможно?» — спросила Миднайт, садясь на землю. «Я думала, что магическая пелена покрывает каждую пядь Королевств».

Эльминстер вздохнул и вытащил трубку изо рта. «Раньше так и было», — произнес он, помогая Миднайт подняться на ноги. «Однако с момента Прибытия все изменилось. Вероятно смерть богов пробила в магической пелене дыру. А может быть, это лишь очередное последствие магического хаоса».

«Неужели в Королевствах есть еще места, где магия мертва?» — спросила Миднайт, возвращаясь к лошадям.

80
{"b":"6299","o":1}