ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пропащие души
Академия магических секретов. Раскрыть тайны
Исчезающие в темноте – 2. Дар
Я оставлю свет включенным
НИ СЫ. Восточная мудрость, которая гласит: будь уверен в своих силах и не позволяй сомнениям мешать тебе двигаться вперед
Когда тебя нет
Собибор. Восстание в лагере смерти
Романцев. Правда обо мне и «Спартаке»
Чужой среди своих

Я вновь жив! — закричал Бог Раздора в разуме Миркула. Я вновь одно целое! Внезапно на гладкой поверхности лица статуэтки, появилась пара горящих глаз и злобная, клыкастая пасть.

«Прошу, Повелитель Бэйн, не так громко. У меня из-за тебя раскалывается череп», — проскрежетал Бог Смерти. «Я рад, что мой план удался».

Как ты нашел меня? Как ты узнал, что я не был уничтожен?

«Я следил за событиями у Шедоудейла. Когда в храме появилось это жалкое подобие Леди Мистры, мне стало ясно, что богов нельзя уничтожить, нас можно лишь рассеять». Повелитель Миркул улыбнулся. «И поэтому, когда твой аватар был уничтожен, на Границе Нематериального Плана я обнаружил одну из частичек твоей сущности и начал искать остальные». Бог Смерти слегка склонил свою голову и попытался заглянуть в обсидиановую статуэтку. «Ты сейчас чувствуешь себя абсолютно целым?»

Да, Миркул, я в порядке. Ты понимаешь, что ты сделал? Голос в голове Миркула вновь усилился, заставив Бога Смерти вздрогнуть от неожиданности. Ты пересек Планы! Ты победил Повелителя Ао! Мы сбежали из Королевств и можем теперь отправиться домой и обрести нашу истинную мощь! Глаза у статуэтки расширились от возбуждения.

«Нет, Повелитель Бэйн, боюсь, что это не так. Я уже был готов сдаться, когда обнаружил, что ты был рассеян в эфир. Я думал, что Повелитель Ао закрыл нам доступ ко всем существующим планам». Миркул потер костлявой рукой полусгнивший подбородок. «Я ошибался».

Ошибался?

«Да», — воздохнул Миркул. «Как удалось выяснить моему высшему жрецу, на Границе Нематериального Плана не живет ни один из богов, и поэтому у Ао не было причин, чтобы запретить нам посещать это место. Конечно, из-за того, что магия по-прежнему неподконтрольна, погибли трое из моих магов, которые пытались обнаружить частички твоей сущности и послать меня сюда, чтобы забрать их». Бог Смерти слегка поклонился, огласив округу хрустом полуразвалившегося позвоночника. «Но я не мог позволить тебе страдать здесь».

Прошу тебя Миркул, избавь меня от своего подхалимства. Все-таки ты нуждаешься во мне, чтобы я проложил путь на небеса, по которому ты последовал бы за мной.

Миркул нахмурился. Некоторое мгновение он раздумывал над тем, чтобы отправиться дальше за Границу Нематериального Плана и выбросить статуэтку в Глубины Нематериального Плана. Оттуда Бэйн уже никогда бы не смог вернуться в Королевства или к себе домой. Но через мгновение он отбросил эту мысль.

Бэйн был прав. Миркул нуждался в нем. Но не потому, что Богу Смерти не хватало смелости или решительности. Миркул хотел, чтобы Бог Раздора возглавил атаку на небеса потому, что это было очень опасно, а Богу Смерти совсем не хотелось быть уничтоженным.

Поэтому Миркул лишь раболепно улыбнулся и вновь слегка поклонился обсидиановой статуэтке. «Разумеется, ты прав Повелитель Бэйн. Пришло время покинуть это место, чтобы мы могли найти тебе нового аватара и воплотить в жизнь твои планы».

Как мы вернемся в Королевства?

«Похоже, что за пределами Материального Плана, магия более стабильна. Я смогу произнести заклинание, которое мгновенно доставит нас домой». Бог Смерти поднес статуэтку к своему лицу и вновь улыбнулся, на сей раз так широко, что кожа в уголках рта не выдержала и слегка расползлась. «Я лишь жду твоего приказа».

Спиральная Башня

В ту самую ночь, когда был уничтожен храм Латандера, ловушки, размещенные Эльминстером по всей Спиральной Башне, начали выходить из строя. Проходы внутри башни, которые с помощью иллюзий были замаскированы под стены, иногда становились видны вновь, и в течение всего первого дня после Битвы у Шедоудейла, люди проходили сквозь них без всяких инцидентов. Однако в эту ночь, один из стражников, зашедший в один из таких проходов, погиб на месте, оказавшись запертым внутри внезапно затвердевшей иллюзорной стены.

За пределами башни, факелы, пылавшие жуткими бело-голубыми огнями, нещадно чадили или внезапно так ярко вспыхивали, что ослепляли любого, кто осмеливался смотреть на них напрямую. Любая попытка убрать факелы оканчивалась неудачей, так как руки простых смертных попросту проходили сквозь факелы, словно их и не существовало.

Туман, который скрывал верхние уровни башни и служил, для защиты строения от магического наблюдения, также претерпел метаморфозу. Сейчас, дымка, клубившаяся вокруг башни, превратилась в нескончаемый, режущий ухо крик. Чтобы хоть как-то спастись от жуткого шума, на верхних этажах пришлось закрыть все ставни, дополнительно забаррикадировав их мебелью.

На дальнем конце конюшен, среди деревьев скрывался Сайрик, полностью облаченный в черные одеяния. Хотя сейчас стояла глубокая ночь, но вор все же различал стражу, стоявшую у северо-восточного входа в башню, неподалеку от кухни. Всю последнюю ночь, что он провел в доме Морнгрима, в тот день, когда были арестованы Миднайт и Адон, Сайрик внимательно изучал план башни. Щедро потчуя мрачных стражников золотом и вином, он выяснил все, что ему было необходимо узнать, чтобы составить свой план.

У главного входа одновременно дежурило с полдюжины стражников, и еще множество патрулировали остальной периметр башни. Охрана у моста через Ашабу была значительно ослаблена, в основном из-за того, что большая часть строения ныне покоилась на дне бурлящей реки. Подкупленный Сайриком стражник стоял на западном берегу, но когда придет время, он должен будет оказаться на самом северном окончании моста, выясняя причину «незначительного нарушения порядка», позаботиться о которой Сайрик предоставил самому стражнику.

Еще один стражник, который находился относительно недалеко от сарая для лодок, время от времени выглядывал через проемы из самой башни, дабы убедиться, что ночь не скрывает притаившихся опасностей. Рабочие, которые иногда задерживались в лодочной мастерской за полночь, специальным приказом были распущены по домам, чтобы они могли хорошо отдохнуть перед казнью убийц Эльминстера, на которой ожидалось большое скопление народа.

За стенами башни, на верхних уровнях было собрано большое количество личной стражи Морнгрима, которая этой ночью должна была охранять своего повелителя. Магические обереги, которые обычно защищали правителя долины, были слишком непредсказуемы. Более того, суд вновь озадачил Морнгрима местонахождением Повелителя Бэйна, и он не на шутку боялся за жизнь своей жены и ребенка, опасаясь мести Черного Повелителя.

Сайрик был уверен, что и нижние этажи башни, там, где ожидали своей казни Адон и Миднайт, также были хорошо охраняемы. Но Сайрик хорошо подготовился к «штурму» Спиральной Башни. Он был вооружен парой кинжалов, ручным топориком, несколькими мотками темной веревки, небольшой черной трубкой, и навыками, которые можно было развить, тренируясь лишь в Воровской Гильдии Зентил Кипа.

Внезапно, факелы, окружающие башенную стену, ярко сверкнули, и улицу озарила серия искрящихся вспышек. Стражник изверг вереницу проклятий. Прижавшись к стволу ближайшего дерева, с затаившимся дыханием, Сайрик ожидал неминуемого провала. Когда факелы вспыхнули, он оказался в поле зрения одного из стражей.

Стражник, светловолосый юноша, напомнивший Сайрику Адона, потер глаза. Быстро метнувшись под укрытие конюшни, Сайрик краем глаза уловил отблеск пары глаз, но не замедлил своего бега. Добравшись до укрытия, он вздохнул с облегчением, поняв, что пара огромных глазных белков принадлежит блуждающей в темноте пони.

«Эй, ты!» — позвал глубокий, старческий голос. «А ну возвращайся сюда!»

Пони направилась к воротам из конюшни, и внутри строения зазвучали шаги конюха. Сайрик извлек один из своих кинжалов и пригнулся, готовясь броситься на человека и заставить его замолкнуть, прежде чем он поднимет тревогу. Внезапно раздался второй крик — это из-за угла вывернул светловолосый стражник.

«Манкструм! Похоже у тебя тут беглец», — крикнул стражник. «Тебе следует быть повнимательней!»

Человек из конюшни прошел мимо пони и остановился в дверном проеме, явно не замечая темную фигуру, притаившуюся в тенях всего в нескольких ярдах справа от него. Сайрик не мог видеть стражника, и поэтому не мог сказать, заметили ли его или нет. Также он не смел обернуться, но так как не раздалось криков тревоги, то он решил, что ни стражник, ни конюх его все же не увидели.

9
{"b":"6299","o":1}