1
2
3
...
38
39
40
...
78

– Одна или две, – говорит Мори. – Но ничего значительного. Там какое-то еще убийство, человека звали Наканиси. Вот о нем я и пришел спросить тебя.

– Что ты хочешь узнать? – спрашивать Танигути, выключая музыку.

– Я пытаюсь проследить, что стало с этим Наканиси. Я думал, это может быть другой чиновник, или кто-то связанный с чиновниками. Ты никогда не встречался с кем-нибудь, кого так звали?

– Гм-м… А в какой области он работал? Мори осторожно отпивает сётю.

– Понятия не имею.

– Почему же ты думаешь, что он чиновник?

– Я не думаю, это инстинкт. Танигути качает головой и усмехается:

– Вот в чем разница между детективом и журналистом. Ты можешь расследовать, полагаясь на инстинкт. А мне в своих расследованиях приходится полагаться на логику.

Мори насмешливо смотрит на старого друга. Удобный момент, чтобы перейти к деликатной части беседы.

– Если уж говорить о расследованиях, то, насколько я понимаю, ты не так уж много занимаешься ими самостоятельно.

Танигути сводит брови.

– Почему это? Кто тебе сказал?

– Приятель моего приятеля. Он говорит, у тебя есть какие-то молодые помощники, которые все за тебя делают. Говорит – это, наверное, потому, что ты в недостаточно хорошей форме и больше не можешь заниматься этим сам.

Хорошо рассчитанный подход: задеть его гордость. Танигути все еще считает себя асом журналистских расследований, несмотря на все, что произошло. Преданность работе – единственная ценность, оставшаяся в его жизни. Мори ожидает бурной реакции, и он ее получает.

Танигути осушает стакан и с размаху ставит его на низкий столик перед собой.

– Это чушь, абсолютное вранье! Всю серьезную работу я делаю сам. Никто не может делать то, что делаю я, никто не знает то, чего знаю я.

– Почему же тогда кто-то за тебя бегает? Танигути возбужден. Его руки летают перед лицом, как раненые птицы.

– Потому что… потому что я хочу передать им мой опыт, мои знания о том, что такое этот мир. Иначе, когда я умру, никого, ничего не останется.

Теперь взгляд Танигути прикован к фото Хироми, лицо его теряет всякое выражение. Мори становится неловко. Он наклоняется, трогает Танигути за плечо.

– Покажись врачу, – говорит он. – Тебе нужно выздороветь, тогда ты опять сможешь проводить расследования самостоятельно. Ты нужен миру, Танигути-сан. Очень нужен.

Танигути поднимается на ноги.

– Ты спрашивал про Накамото?

– Наканиси, – говорит Мори.

Деликатная часть беседы явно окончена, но Мори намерен вернуться к ней, когда придет в следующий раз. Потому что он действительно убежден: Танигути нужен миру, особенно теперь, когда черный туман клубится так густо, что весь пейзаж, кажется, им окутан.

Танигути идет к старому деревянному гардеробу, в котором хранит папки, и минут пятнадцать листает газетные вырезки, интервью, репортажи, старые штатные расписания. Малер разбухает, спадает, снова разбухает. Мори сидит за низким столиком, попивает сётю и листает книгу, которую Танигути несколько лет назад написал про землетрясение в Кобэ. Тягостное повествование о беспринципности, сокрытии фактов и драках за фонд реконструкции, вскрытых Танигути с его всегдашней ясностью и четкостью.

Поиски Танигути дают результат – три кандидата. Ёсио Наканиси, заместитель председателя Исследовательского совета за возрождение города: умер три года назад. Кэндзи Наканиси, чиновник патентного бюро: умер в прошлом году. Дутому Наканиси, дипломат: умер в марте этого года. Мори записывает все детали в записную книжку, допивает сётю и собирается уходить.

– Не забывай о себе, – говорит он. – Тебе еще кучу книг предстоит написать, таких как эта. – И он кивает на книгу о землетрясении в Кобэ.

– Слишком много, не сосчитать, – говорит Танигути. – Но ты обо мне не беспокойся. Я всего лишь журналист. А у тебя работа опасная.

Мори думает о его словах, спускаясь по узкой лестнице. Да, у частного детектива много врагов, и среди них много безжалостных и жестоких людей. Но враги Танигути – иной уровень, это мощные организации и люди, которые готовы заплатить за молчание Танигути больше, чем кто-либо заплатит за молчание Мори. С этой точки зрения работа Танигути, может быть, и опаснее.

Мори приезжает к себе после четырех. Следующий час он обзванивает всех, кого может, исследуя те сведения, которые предоставил ему Танигути. Первый звонок – в Министерство иностранных дел. Мори называется школьным другом Дутому Наканиси, который хочет связаться с ним после долгих лет разлуки. Что он узнает: несчастный дипломат умер в своей первой заграничной командировке, утонул на побережье Испании. Звонок в патентное бюро: Мори представляется начальником отдела исследований и разработок небольшой компании-производителя электроники. Что случилось с Кэндзи Наканиси, который так нам всегда помогал? Печальная история: возвращался домой поздно вечером, сбила машина. Самой трудной задачей оказывается выследить Ёсио Наканиси. Мори отрекомендовывается юристом, который представляет некоего человека, называющего себя незаконным сыном Наканиси. Выясняется, что Ассоциация за возрождение города – это подразделение Исследовательского совета по недвижимости, консультативного органа при Министерстве строительства. Проблема в том, что ассоциация собирается всего шесть раз в год, и исследовательский совет не имеет собственного списка сотрудников.

– Но это срочное дело, – гнет Мори. – Молодой человек, которого я представляю, очень беспокоится и хотел бы прояснить дело как можно скорее.

Женщина на том конце провода явно сомневается:

– Молодой человек? И сколько ему лет?

– Двадцать один, – отвечает Мори быстро. Женщина смеется:

– В таком случае, думаю, вы ищете не того человека. Средний возраст сотрудников Ассоциации за возрождение города – сильно за семьдесят! Конечно, некоторые до сих пор весьма активны…

Мори соображает: эти организации просто предоставляют синекуры для чиновников на пенсии! Он решает позвонить напрямую в Министерство строительства.

– Меня зовут Накамура, – говорит он. – Я глава администрации корпорации «Мицукава». Мой вопрос может показаться странным, но старший брат нашего президента недавно обнаружил, что один из его армейских товарищей умер три года назад…

Мори отфутболивают от одного номера к другому, от скучающей офисной девушки к высокомерному молодому бюрократу, но он не теряет терпения. Если пробиваться вперед убедительно, если говорить так, чтоб было ясно, что ты всегда добиваешься своего, информация, в конце концов, будет добыта. Золотое правило: никто никогда не проверяет.

В конце концов Мори дают номер отдельной организации, ответственной за управление делами всех «специальных подразделений», находящихся под контролем министерства. Женщина, которая берет трубку, на удивление охотно и без колебаний отвечает на вопросы. Мори догадывается, что ей для разнообразия приятно сделать хоть что-нибудь.

Ёсио Наканиси, как выясняется, тридцать три года назад ушел на пенсию из Министерства строительства. Немного побыв советником в крупной девелоперской фирме, он вошел в состав Ассоциации за возрождение города. Это было в том же году, когда появилась «Служба социально-экономических исследований Мори». Мори припоминает. С тех пор он взобрался по металлической лесенке в свой кабинет примерно шесть тысяч раз. Чтобы сравняться с ним, Ёсио Накамуре пришлось бы работать тысячу лет.

Далее: Ёсио Наканиси умер три года назад в возрасте восьмидесяти двух лет после долгой и продолжительной болезни.

Что все эти факты дают расследованию? Кто был тем самым Наканиси – утонувший дипломат, зачахший старик или сбитый машиной патентный чиновник? Черный Клинок вряд ли отправился бы в Испанию или стал морочиться с человеком, который на ладан дышит. В качестве наиболее вероятного кандидата остается Кэндзи Наканиси. Мелкий чиновник в патентном бюро? Как-то неубедительно. И вникать в детали дорожного происшествия, имевшего место три года назад, – занятие утомительное и требующее времени. Танигути нанимает людей, чтобы они делали за него утомительную и требующую времени работу. Может, и Мори имеет смысл поступать так же. Может, надо формализовать отношения с Уно и сделать его постоянным исполнителем всего утомительного и требующего времени. Конечно, не более чем за тысячу двести иен в час. Неплохая идея, думает Мори, и тянется к телефонной трубке. В этот миг телефон звонит. Уно! Мори чувствует это по звуку звонка. Голос того, кто звонит, звучит в его голове еще до того, как он поднимает трубку.

39
{"b":"630","o":1}