ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты из тех, что считают калории? — хмыкнул он, переходя на ты.

Афия не могла видеть его глаз, скрытых за огромными черными очками, которые могли сравниться размерами с очками профессионального авиатора.

— И что с того? Это же не у тебя задача оставаться в рамках третьего размера, — проворчала она, принимая правила игры.

— И это ты называешь задачей? Ужасная глупость.

Афия не стала спорить. Она не собиралась объяснять своих мотиваций по сохранению изящной фигуры посреди праздношатающейся толпы и работников казино, выбравшихся пообедать теплым деньком. Разумеется, она не всегда ела только полезную пищу, но, сколько себя помнила, считала калории. Ас шестнадцати лет она пользовалась весами, это давно вошло в привычку. Если она набирала пару килограммов, мать тотчас высказывалась на этот счет. «Я бы не хотела показаться чересчур навязчивой, — говорила она, презрительно поджав губы, — но хорошая жена всегда должна следить за своим внешним видом. Афия, неужели ты сама не понимаешь, в какую пропасть катишься? Дональд Трамп никогда не женился бы на толстухе вроде тебя».

Конечно, Афия не метила в жены Дональду Трампу, но замечания матери ее больно ранили. Она была увлечена Рэнди, а затем Фрэнком, но между ней и обоими ее мужьями никогда не проскальзывала искорка. А Афии хотелось большего. Гораздо большего. Она поклялась себе, что третий брак будет браком по любви.

«Мне нужна не искра. Мне нужен фейерверк страстей!» Джейк присел на скамейку и кивнул Афии, предлагая присоединиться. Она устроилась рядом, стараясь не думать о том, что при взгляде на детектива у нее слабеют колени.

Фейерверк страстей, надо ж было такое придумать!

Афия была готова высмеять себя за то, что у нее горят щеки. Она надеялась, что Джейк не замечает ее смущения. Или по крайней мере винит в ее ярком румянце солнце. Мороженое начинало подтаивать и, похоже, собиралось потечь по вафельному рожку вниз, прямо по пальцам. Можно было бросить его в ближайшую урну или начать облизывать, забыв о калориях.

Афия осторожно глянула на детектива — тот развалился рядом с таким видом, словно у него не было ни единой заботы в этом мире.

Ужасно привлекательный парень! Упрямый подбородок, четко очерченные губы и невероятный нос, перебитый, судя по всему, в двух местах…

Пользуясь тем, что очки скрывают ее взгляд, Афия пристально разглядывала Джейка.

«Интересно, что со мной станет, если этот сексуальный рот набросится на меня с поцелуями?»

Стараясь отвлечься от непристойных мыслей, Афия мысленно сосредоточилась на клиентке. Рядом с этой элегантной обольстительной особой она казалась себе тощей и непривлекательной девчонкой, страдающей анорексией. Возможно, набери Афия пару килограммов в нужных местах, она покажется новому начальнику более соблазнительной, чем сейчас…

То есть не только Джейку, но и всем остальным мужчинам.

Запихав подальше в подсознание образ матери, нахмурившей брови, девушка набросилась на мороженое. Никогда прежде запретный плод не был для нее так сладок!

Мимо прохаживались парочки, чуть поодаль вопили дети, барахтающиеся на пластиковой горке и под ней; офисные рабочие торопливо перекусывали или просто загорали, сидя на скамейках и запрокинув вверх лица. Теплый июньский ветерок доносил запахи выпечки и жареного картофеля, возвращая Афию в детство.

Она помнила, как отец тайком от матери брал ее в парк развлечений, где покупал уйму вредной и ужасно вкусной еды, воздушные шары и жвачку. Они катались на каруселях и американских горках, и Афия визжала от восторга, вцепившись в поручни кабинок. Потом они играли в дартс или стреляли в тире. Как-то раз даже выиграли огромного уродливого медведя с длинными, как у зайца, ушами. Никогда после Афия не чувствовала себя такой оживленной и счастливой.

Прознав о таких прогулках, мать очень долго отчитывала мужа и дочь, твердила о том, что однажды они станут жертвами какой-нибудь ужасной катастрофы по причине короткого замыкания. Но даже опасность погибнуть прямо на аттракционе не омрачала восторга Афии. Отец смирился с запретом посещать парки и в следующий раз взял дочь в кино. Так она узнала, что все те добропорядочные фильмы, которые ей советовала смотреть мать, не идут ни в какое сравнение с настоящими боевиками и фантастикой.

Афия вспоминала, как плакала на одном из сеансов, когда главный герой погиб, спасая человечество, и как долго представляла себя на месте его несчастной подруги.

Вздохнув, она захрустела вафельным рожком.

— А ты почему не взял себе десерт? — спросила она Джейка, заметив, что он по-прежнему молчит.

— Мой десерт лежит в кармане рубашки, но поскольку ветер дует в твою сторону, я не стану пока курить.

Подавив желание расспросить Джейка, какая радость от втягивания в легкие вонючего дыма, Афия благодарно улыбнулась.

— Это очень предусмотрительно с твоей стороны. Спасибо.

Джейк хмыкнул.

— Я вообще предусмотрительный парень.

Кажется, он снова шутил. Или пытался шутить. У Афии защемило сердце. Возможно, виной тому было ледяное — и очень сладкое! — мороженое. А может, близость Джейка. Раньше Афии не доводилось общаться с мужчинами, излучающими такую уверенность и… откровенную сексуальность. Руди назвал бы Джейка мужественным и грубым, но Афии казалось, что это не единственные черты ее начальника. Вспомнить, к примеру, как заботливо он расспрашивал о Джони. Или участливый взгляд, устремленный на недавнюю клиентку.

«И не потому ли Джейк дал мне работу, что заметил отчаяние в моих глазах? Может, мрачный детектив просто сочувствует дамочкам в стрессовой ситуации?

Неужели он просто пожалел меня? Только не это! Жалость — последнее чувство из всех, которые сейчас я хотела бы вызывать в окружающих».

Неожиданно Афии захотелось вернуться в офис.

Впрочем, стоило вспомнить о том, какие вопросы задавал ей детектив, принимая на работу, желание тотчас пропало. По сути, Джейк отнесся к ней с тем же пренебрежением, что и Хармон, когда узнал, что крестница хочет найти работу. Так, словно она набитая дура.

Наверное, то же самое подумал и менеджер из казино, которого приставили к Афии для обучения, когда она устраивалась на первое место. Поначалу тот очень удивился, узнав, что она не умеет обращаться с кассовым аппаратом. Когда же Афия стала задавать элементарные вопросы, он быстро затосковал и пожаловался главному, что новая девчонка ни черта не соображает. Еще пара оплошностей — и Афию с треском вышибли из казино.

Как, впрочем, и из рыбного ресторана, куда она пыталась наняться помощницей бармена. Менеджер был неприятно ошарашен, заметив, что Афия сначала отпускает напитки, а уж после берет с клиентов деньги. «Подобное простодушие недопустимо в ресторанном бизнесе», — презрительно заметил он на прощание.

«Неужели и эту работу мне суждено потерять? Это несправедливо и жестоко, ведь я старалась изо всех сил».

От подобных мыслей девушке стало не по себе. Желудок испуганно сжался и замер в таком неудобном положении. Возможно, виной всему было злоупотребление калорийной пищей, но Афия думала иначе.

— Было… очень любезно с твоей стороны угостить меня ленчем, — чопорно сказала она, — но… как ты говорил, у тебя есть дело, а я не хочу тебя от него отрывать.

Она достала из сумочки влажную салфетку, чтобы вытереть липкие руки. При этом она расправила плечи и поджала губы, стараясь выглядеть очень деловой.

— Мое дело находится здесь, — бросил Джейк, не удостоив Афию взглядом. — Веришь ты мне или нет, но в данный момент я работаю.

Вальяжная поза, вытянутые перед собой ноги, черные очки на носу — все это говорило совершенно об обратном.

— Что-то непохоже, что ты тяжко вкалываешь, — не удержалась Афия от колкого комментария.

Джейк и в самом деле был похож на одного из отдыхающих, греющихся на солнце. На его губах заиграла усмешка.

— Это потому, что я хорош в деле. Да уж небось!

Щеки Афии снова вспыхнули. Она принялась еще тщательнее тереть руки, словно это могло помочь избавиться от потока навязчивых непристойных мыслей.

14
{"b":"6301","o":1}