ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Магия дружбы
Слово как улика. Всё, что вы скажете, будет использовано против вас
Истории жизни (сборник)
Мой грешный герцог
Гвардиола против Моуринью: больше, чем тренеры
Горький, свинцовый, свадебный
Замок мечты
Блог на миллион долларов
Дед

— А у нее есть доказательства?

— Ради них меня и наняли. — Джейк закинул в рот поджаристый орешек. — Я должен найти доказательства измены или верности.

Афия напомнила себе, что должна учиться собирать доказательства и вставать на след подозреваемого, а потому снова взялась за дело. Ее рука скользнула чуть выше по бедру Джейка, оказавшись в опасной близости от паха.

— Это сложная работа?

От неожиданности Джейк закашлялся. — Что?

Другой рукой Афия слегка постучала детективу по спине, затем ласково потеребила затылок.

— Это сложно — следить за подозреваемым? Вставать на след?

— Христа ради, зачем тебе это знать?

— Просто любопытно.

— Можешь так усиленно меня не оглаживать, — буркнул Джейк мрачно. — Ты… переигрываешь.

Афия могла поклясться, что это не так.

— С трудом верится.

Джейк раздраженно закинул упаковку с арахисом обратно в пакет.

— И кого же ты собралась выслеживать?

— Что? — опешила девушка. — Никого!

— Афия, оставь слежку профессионалам.

— Может, я тоже хочу стать профессионалом.

— У тебя к этому нет способностей. — Джейк бросил быстрый взгляд поверх очков за плечо девушки. — Черт, он идет сюда. Он может запомнить наши лица!

Афии вспомнились все те обидные слова, которые она слышала с того момента, как пыталась найти работу. «Ты никогда в жизни не работала». «Безмозглая дура!» А теперь еще и «нет способностей»…

Она ненавидела спорить и конфликтовать, да, по сути, и не умела этого делать. Но на этот раз ей хотелось закричать Джейку в ухо, что он не прав.

«Откуда он может знать, есть у меня способности или нет?»

Пожалуй, она и сама многого о себе не знала. Иначе откуда у нее взялась смелость быстро забраться к Джейку на колени, заслонив его собой от приближающегося Ривелли?

Непонятно, что было тому виной — зажигательная сальса, несущаяся из кафе, упоение собственной дерзостью или просто близость Джейка, но, вместо того чтобы просто обнять детектива или прижаться к нему, Афия впилась поцелуем в его губы. Она яростно набросилась на его рот, заставляя впустить свой язык и прижимая голову Джейка к своей. Однако он и не думал отстраняться. Издав непонятный звук — то ли полустон, то ли полурычание, — он овладел ее ртом, подчиняя себе.

Афия принялась тереться о него, как кошка, наслаждаясь вкусом его губ, утопая в нахлынувшем желании. Она застонала, когда ладони Джейка схватили ее за зад и придвинули ближе.

Какой она была наивной, когда думала, что Джейка совершенно к ней не тянет! Он желал ее не меньше, а может, и больше, чем другие мужчины, и это принесло неожиданное облегчение ее пострадавшему самоуважению.

— Могли бы снять комнату в отеле, — недовольно бросила какая-то женщина, проходя мимо них, и Афия отпрянула от Джейка.

«Бог мой! Я выставила себя на посмешище! Вместо того чтобы отвлечь от Джейка внимание, я привлекла внимание к нам обоим. Я совершенно утратила над собой контроль!»

Афия уперлась руками Джейку в грудь, тяжело дыша.

«Нужно успокоиться и сделать вид, что я просто играла роль».

— Ну что, Ривелли ушел?

Джейк глянул за ее плечо, но ответил не сразу. Голос у него был хриплым.

— Да.

«Я знаю, что он был захвачен желанием не меньше, чем я».

Афия осторожно приподняла вверх очки Джейка и взглянула ему в глаза.

Зрачки детектива были расширены, взгляд едва ли не обжигал. У Афии пересохло во рту. Между грудей поползла капля пота.

«Пожалуй, именно такие моменты называют точками принятия решения? У меня есть выбор: отстраниться и сделать вид, что я играла роль, или продолжить поцелуи, надеясь на ответ».

Понимая, что второй вариант еще больше все запутает, Афия осторожно слезла с Джейка (чувствуя упирающийся в себя… в общем, эту штуку) и изобразила на лице озорную усмешку.

— Мы ведь просто изображаем двух влюбленных, не более того!

На щеке Джейка дернулся мускул, и она тотчас пожалела о своих словах.

«Нашла с кем тягаться! Да он сожрет меня, даже не разжевывая. Вот и еще один великолепный повод для увольнения! Несоблюдение субординации — чем не причина».

Стиснув зубы, Джейк поднялся, одернул майку и сделал шаг в сторону, словно Афия была тикающей бомбой. Больше того, он вытер ладони о брючины, словно испачкался. Подхватив пакеты с вещами, он мрачно скомандовал:

— Возвращаемся в офис. Нужно обсудить твои обязанности, чтобы ты не брала на себя лишнего. Похоже, ты не так проста, Афия, какой пытаешься себя изобразить.

Не оборачиваясь, Джейк направился к стоянке.

Глава 7

То, что Джейку удалось предварительно накопать по поводу Энтони Ривелли, выглядело как идеальное досье. Тридцатисемилетний холостяк с добропорядочным поведением и прекрасным послужным списком. Жених клиентки не оказался на поверку ни сексуальным маньяком, ни отцом внебрачных детей. Никаких арестов, никаких нарушений, если не считать пары штрафов за парковку в запрещенных местах. Даже странно, учитывая, что парень водил спортивную «БМВ».

У Ривелли был кондоминиум в Вентноре, городке возле Атлантик-Сити, на морском побережье, а также дом в Черри-Хилл, богатом районе между Атлантик-Сити и Филадельфией. Он окончил колледж и за пятнадцать лет работы в казино проделал путь от отдела игровых автоматов до вице-президента. Энтони Ривелли был богат, успешен и абсолютно чист перед законом.

Но это только на поверхности.

Джейк выключил компьютер и задумался над тем, что узнает о клиенте, если копнет поглубже. В основном он находил только грязь. По сути, люди всегда его разочаровывали. Шесть лет работы в полиции Атлантик-Сити научили его ничего не принимать на веру. Самым распространенным мужским пороком были даже не измены, а грубость и насилие (как психологическое, так и физическое) над близкими — женщинами и детьми. Большинство мужчин плодило детей, которые шли по скользкой дорожке, но совершенно не считали себя виноватыми в их грехах. Джейка всегда поражало в мужчинах такое равнодушие к собственным отпрыскам, а также нежелание брать на себя ответственность.

Впрочем, эти прегрешения были лишь верхушкой айсберга. У каждого добропорядочного гражданина оказывался приличный скелет в шкафу.

К примеру, у Афии Сент-Джон их было даже три. Правда, не в шкафу, а в шести футах под землей. Связываться с ней было не просто неблагоразумно — это было опасно, а он по-прежнему грезил о том, чтобы завалить ее при первой удачной возможности.

Как ей удалось так легко обвести его вокруг пальца, так быстро и успешно соблазнить на эти жаркие поцелуи посреди парка?

Словно какая-то магия, честное слово!

«Мне следует держать с ней ухо востро! Я пообещал приглядывать за Афией две недели, я дал слово. И вот прошел всего один день, а я уже поставил под удар все дело».

Если бы Хармон узнал о том, что сегодня произошло, он был бы неприятно удивлен, и это мягко сказано.

«И о чем я только думал, когда целовал ее? Целовал ее мягкие губы, касался ее бархатного языка…»

Черт!

Джейк мог думать только о том, что еще умела делать Афия Сент-Джон этим бархатным язычком, и это сводило его с ума. В голове один за другим мелькали сценарии, один другого непристойнее. Образ Афии, в дешевой бейсболке и черных очках, облизывающей тающее мороженое, не оставлял его в покое.

«Что я за идиот! Я пытался навязать ей игру, в которой она меня переиграла! Она так испуганно глядела на меня, смущенная коротким невинным прикосновением губ, а всего минуту спустя уже села мне на колени, ерзала на мне, обтиралась всем телом и так жадно целовала…»

Джейк еще раз поблагодарил провидение, подкинувшее ему дело Ривелли. Это позволяло отвлечься от назойливых мыслей об Афии.

Раздался звонок, и Джейк сорвал с телефона трубку.

Как, впрочем, и Афия.

— Детективное агентство Джейка Лидса, — сказали они одновременно.

— Какая прелесть! — умилилась Джони.

— Прошу прощения, — пролепетала Афия.

— Не нужно извиняться, ты просто делала свою работу, — засмеялась Джони. — Она неплохо справляется, Джейк, я права?

16
{"b":"6301","o":1}