ЛитМир - Электронная Библиотека

Его сосед Жан-Пьер был куда менее удобным сожителем. Мало того, что он привык придумывать всем знакомым дурацкие клички, он еще и обожал классические танцы, а потому постоянно смотрел по телевизору канал классической музыки или спорт. Более того — Жан-Пьер шил одежду на заказ. Отрезы ткани, нитки и выкройки постепенно расползлись по квартире Руди, словно жили собственной жизнью. Руди пообещал приятелю, что отвесит ему затрещину, если снова наступит босой ногой на булавку.

— Значит, тебе просто не хватает секса, — сказал Руди, высунув голову из-за дверцы холодильника.

Афия охнула, и он удовлетворенно улыбнулся, поняв, что попал в точку. Несмотря на то что его подруга была довольно раскрепощенной особой, шокировать ее было весьма просто.

— С чего это ты решил?

— Ты поглощаешь вредную пищу. И в больших количествах. Судя по всему, ты пытаешься таким нехитрым способом решить какую-то внутреннюю проблему. К примеру, ты привыкла ходить по магазинам, чтобы разрядиться и порадовать себя. А сейчас у тебя нет такой возможности, то есть этот вариант терапии отпал. Значит, тебе нужно найти другой способ расслабляться. Секс отлично подошел бы. — Руди ухмыльнулся. — Ты не подумай, что я тебя осуждаю. Ешь на здоровье. Мне всегда казалось, что ты слишком тощая.

— Правда?

— Чистейшая. — Руди выудил из холодильника упаковку яиц, пакетик со свежим шпинатом и широкий ломоть пшеничного хлеба.

— А почему же ты никогда мне об этом не говорил? — тихо спросила Афия.

Руди заметил, как вытянулось лицо подруги, и покачал головой.

— Именно поэтому, милая. Видела бы ты сейчас себя в зеркале! Мне не хотелось расстраивать тебя, только и всего.

«Я молчал также потому, что ты была слишком богатой, чтобы я мог указывать тебе, что делать, а чего не делать».

Афия, слегка хмурясь, потеребила свой браслет, затем выпрямила плечи.

— Я не так уж и ранима, как тебе кажется.

— А вот и нет, малышка, ты очень ранима! — воскликнул Жан-Пьер, сосед и заноза в заднице Руди, появляясь в гостиной.

На нем были пижамные штаны с Розовой Пантерой на обеих ягодицах, на губах сияла игривая улыбка. Он расцеловал Афию в обе щеки и всплеснул руками:

— Ах, мне бы твой цвет лица, дорогая! Шу а-ля крем! —Доброе утро, Жан-Пьер, — хихикнула девушка, краснея. Руди недовольно скривился.

Чего она хихикает, если ее назвали пирожным с кремом? Кажется, малышка неплохо знает французский, неужели ей нравится подобное прозвище?

Впрочем, Руди вынужден был признать, что даже подобные нелепые эпитеты из уст Жан-Пьера звучали очень сексуально.

Словно прочитав его мысли, француз обернулся к Руди и адресовал ему улыбку в тысячу ватт.

— Доброе утро, мой дорогой крольчонок!

— Жан-Пьер! — неодобрительно воскликнул Руди, делая строгий вид. На самом деле он боролся с желанием обнять приятеля за мускулистые плечи и смачно расцеловать.

Руди всегда встречался только с худосочными парнями, тогда как Жан-Пьер оказался первым мужчиной, похожим на самого Руди.

Мог бы хотя бы рубашку накинуть, раз здесь Афия!

Однако девушку, похоже, ничуть не беспокоил голый торс портняжки, и лишь Руди изводился по поводу загорелых плеч и груди Жан-Пьера.

«Кажется, я созрел для долгих постоянных отношений. Однако получилось бы построить подобные отношения с Жан-Пьером? С этим ветреным французом!»

— Будешь омлет?

— Мерси, крольчонок.

Руди испытал сильнейшее желание запустить сырым яйцом в самодовольное лицо соседа. А потом расцеловать и аккуратно обтереть салфеткой.

Руди чуть не рассмеялся. Жан-Пьер, кажется, снова прочел его мысли, потому что наградил его долгим задумчивым взглядом.

— Чем занимаешься? — с сильным акцентом спросил он у Афии.

Она встряхнула волосами и вздохнула:

— Выбираю, что надеть.

Француз оглядел кучу сумок и вешалки с одеждой, сваленные на диване.

— Похоже, выбор будет нелегким.

— Нужно найти что-то скромное, — пояснила Афия. — И не слишком обтягивающее.

— Короче, нечто отвратительное до предела, — подвел итог Жан-Пьер.

— Вот-вот.

— Тогда попробуй вон ту бирюзовую блузку и желтый шелковый костюм. Ужасное сочетание получится.

— Боюсь, так и придется поступить. Буду как бесформенный лимон.

— Вот жалость-то!

Жан-Пьер откинул каштановые волосы с чисто выбритого лица и завязал их в элегантный хвостик. Мышцы ходуном заходили под кожей.

Руди едва не подавился слюной. Он мрачно разбил шесть яиц в керамическую чашку и принялся их злобно сбивать.

— Налей себе кофе, шу а-ля крем, — предложил Жан-Пьер Афии. — Оставь подбор одежды профессионалу.

Две секунды спустя девушка уже вытаскивала из шкафчика фарфоровую чашечку.

— Мне нравится твой сосед, — шепотом сказала она Руди.

— Еще бы, — отозвался ее друг. — Ведь он освободил для тебя шкаф, чтобы ты могла разложить свою бесконечную косметику. К тому же он хорош собой, он француз и гей. Чего еще желать?

—А, так ты заметил, что он француз и гей? — поддела Афия. Руди покачал головой и достал еще две чашки для кофе.

— Так что там с Джейком? — спросил он как бы невзначай. — Вчера вечером вы так мило беседовали, когда я подкатил на «харлее». Или вы не только беседовали?

— Ради Бога, перестань. Между нами ничего нет и быть не может.

Жан-Пьер принялся напевать заглавную тему из «Касабланки»:

— «Поцелуй всегда поцелуй, как его ни назови…» Щеки Афии вспыхнули алым.

— А, так Джейк тебя целовал?! — воскликнул Руди. Девушка сделала вид, что целиком поглощена разливанием горячего напитка по чашкам.

— Это было… связано с делом.

— «…я помню твое жаркое дыхание…» — продолжал напевать Жан-Пьер.

— Ты не мог бы заткнуться? — бросил Руди через плечо.

— Я? — удивился тот и принялся просто насвистывать мелодию.

Руди закатил глаза и повернулся к Афии:

— Как я понял, ты рассказала обо всем Жан-Пьеру? Почему не мне? Ты знакома с ним всего три недели!

— Ничего я ему не рассказывала, — буркнула Афия, насыпая себе в кофе сразу четыре ложки сахара.

— Тогда откуда он…

— Не знаю.

— Ты разговариваешь во сне, дорогая! — провозгласил француз, подходя ближе. — Наверное, во всем виновата сангрия. Я как раз шел в ванную, когда ты начала бормотать что-то вроде «сексуальный рот» и «нежный язык», так, кажется. — Ухмыльнувшись, он протянул Афии узкие брючки-капри и зеленую блузку с коротким рукавом, отороченную коричневой лентой.

— Непритязательно, конечно, — сказал он, заметив, как Афия вздохнула, — но не так скучно, как тот желтый костюм.

Руди принял из его рук чашку с дымящимся кофе и постарался отогнать непристойные мысли, роем возникшие в голове, когда его пальцы соприкоснулись с пальцами Жан-Пьера.

— Так ты расскажешь, о каком таком сексуальном рте ты говорила во сне? — спросил он Афию.

Она упрямо помотала головой:

— Не могу.

— Не можешь?

— Это относится к новому расследованию, которое ведет Джейк, а его частное бюро славится тем, что умеет хранить секреты.

Руди задумчиво потеребил свою бородку.

— Хм. — Он многозначительно посмотрел на приятеля, приподняв брови. — Как тебе кофе, Афия?

— Очень горячий. Жан-Пьер подмигнул Руди.

— Горячий, ха! Именно так она отзывалась о поцелуе начальника.

Афия ворвалась в благотворительный центр миссис Келли, ослепительно улыбаясь. Руди дал ей всего пять минут, чтобы согласовать график дежурств — в противном случае она могла опоздать на работу.

Уже много месяцев Афия помогала миссис Келли ухаживать за детьми из бедных семей, но последние недели никак не могла уделять любимому занятию должного времени. Теперь же, получив новую должность, Афия ожидала, что у нее появится возможность выкраивать до работы хотя бы час или два в день, чтобы проводить их в приюте. Старшая воспитательница предложила ей делать уборку в столовой после ужина и печь по вечерам печенье для детей к завтраку. В клинике работали всего три женщины, и любая помощь для них была кстати. После уборки Афия могла проводить время с детьми, читая им сказки или помогая рисовать.

20
{"b":"6301","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ужас на поле для гольфа. Приключения Жюля де Грандена (сборник)
Возвращение
Среди овец и козлищ
30 шикарных дней: план по созданию жизни твоей мечты
Без фильтра. Ни стыда, ни сожалений, только я
Слишком красивая, слишком своя
Во имя любви
Рой
Сила мифа