ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Отголоски далекой битвы
В каждом сердце – дверь
Ледяная принцесса. Цена власти
Когда утонет черепаха
Тринадцатая сказка
Синяя кровь
Патриотизм Путина. Как это понимать
Жажда
Переписчик

Девушка насупилась. Вряд ли она призналась бы Джейку, что потрошить мусор и опасаться случайных прохожих оказалось довольно интересным занятием. Не самым гигиеничным, конечно, но зато любопытным. И вот только что, когда Афия уже ощущала себя настоящим детективом, напарник вернул ее к реальности напоминанием о ее неудачливости.

Теперь она чувствовала себя жалкой, грязной бродяжкой, ощущала тяжелый запах отбросов, повисший в салоне машины, и была раздавлена этим.

«Вот бы удивились Рэнди или Фрэнк, встретив меня в таком виде!»

Афия шмыгнула носом. В голове забрезжила догадка, что Джейк нарочно дал ей это задание, чтобы немного проучить. Насупившись, она посмотрела на детектива, усаживавшегося в машину.

— Ну, ты простил меня за опоздание? — мрачно спросила она его.

Джейк обвел взглядом ее босые ноги, грязные штаны, слипшиеся волосы (утопая в мусоре, Афия залезла головой в дынные корки) и неожиданно наклонился и прижался губами к ее губам.

Это было словно яркая вспышка. Афия сдалась тотчас, не раздумывая. Она приоткрыла рот, впуская язык Джейка, и закрыла глаза. Его руки чуть поглаживали ее шею и затылок, словно детектив позабыл о том, где всего пару минут назад лазила Афия. Девушка чувствовала, как жар соприкасавшихся губ охватывает все тело, заставляя таять. Она испытала желание немедленно отдаться Джейку прямо здесь, в машине, возле мусорных баков, наплевав на здравый смысл и неизбежные последствия подобного безрассудства.

Джейк привлек ее к себе, на свое сиденье, сажая к себе на колени. Афия сдернула с его головы бейсболку и запустила пальцы в волосы, торопливо расстегнула две пуговки майки и просунула руку за ворот, касаясь горячей кожи.

Джейк на мгновение оторвался от губ Афии, чтобы снять с нее черные очки, и застыл от неожиданности.

— Господи, что у тебя с глазом?

— А?

Рука Афии застыла на обнаженной груди Джейка. Она почувствовала, как напряглись мускулы, заметила, насколько мрачным стало его лицо.

Он злится. Почему?

Все еще не придя в себя после поцелуев, Афия продолжала гадать, что случилось.

Джейк осторожно коснулся пальцем ее нижнего века.

— Ай! — пискнула Афия.

— Ты что-то говорила о тяжелом утре. — Джейк осторожно усадил девушку обратно на пассажирское сиденье. — Вот ублюдок! — Он завел машину и дал задний ход.

— Ты все неправильно понял.

— Даже не смей больше общаться с ним. С ним? С кем это?

— Боже, ты что, решил, что это сделал Руди? Ты подумал, что он мог…

— А разве не он?

— Нет, конечно! — воскликнула Афия. Джейк упрямо вел машину, не глядя на нее. — Это сделал Билли.

— Билли? Какой, к черту, Билли? — Машина неслась к Атлантик-Сити.

— Он не нарочно. Все вышло совершенно случайно.

Скулы Джейка дернулись, когда он решительно стиснул зубы.

— Я сотни раз слышал подобные оправдания, Афия.

У Афии появилось странное чувство, что открытие так поразило Джейка по какой-то особенной, не понятной ей причине. Словно оно задело какие-то потаенные струнки, скрытые от посторонних глаз. Конечно, Джейк решил, что на Афию напал мужчина, и беспокоился за нее.

Она пожалела, что сразу не объяснила детективу причину своего опоздания.

Дотронувшись до его руки, лежащей на переключателе скоростей, она заговорила мягким, убедительным голосом:

— Послушай, Джейк. Это действительно глупая случайность, я не преувеличиваю. Билли — всего лишь маленький мальчик. Утром я заезжала в медицинский центр…

— Куда?

— Благотворительный центр для детей, «Си серпент». Я иногда работаю там в качестве волонтера. Но хозяйка была очень занята, и мне пришлось довольно долго ждать, пока она освободится. В общем, одна девочка, Майя, ссорилась с мальчиком, Билли… не скажу, что в чем-то виню малыша, скорее это отец Майи заслуживает хорошего выговора. Короче, Билли метил в девочку, а попал в меня.

Джейк недоверчиво взглянул на Афию и сбросил скорость.

— Ты это серьезно?

— Серьезнее некуда. — Она снова коснулась руки Джейка и заметила, что его кисть расслабилась. — Мне приятно, что ты обеспокоился за меня, но ведь не станешь же ты наказывать четырехлетнего малыша?

Джейк облегченно рассмеялся и потер скулы, словно их свело от нервного сжимания челюстей.

— Куда мы едем? — спросила Афия.

Джейк настойчиво взглянул на нее, и Афию обдало жаром.

— Ко мне.

«Неужели он хочет затащить меня к себе, завалить на постель и продолжить то, что мы делали пару минут назад?» У Афии пресеклось дыхание.

— Но зачем?

— Нам нужно поговорить.

Анджела хотела мартини, однако ограничилась содовой. Отец никогда не одобрял распитие спиртного до вечера. Да простит ее Господь за то, что она давно перестала уважать этого человека, хотя внешне ничем этого не выдавала.

Глава семьи Фальконе, Винсент Фальконе, или Винни, был сухопарым седовласым мужчиной, которому недавно стукнуло шестьдесят девять. Правда, это не мешало ему флиртовать и крутить романы с двадцатилетними девицами.

К столику подошла юная официантка. Отец Анджелы лучезарно улыбнулся ей, оценив крепкий зад и длинные ножки.

— Принеси-ка мне ледяного чаю, — велел он, шлепнув официантку по попе.

Девчонка хихикнула.

— Ваш отец такой душка, — сказала она Анджеле, удаляясь.

Анджела предпочла бы, чтобы вертихвостка подвернула ногу на своих высоких шпильках, но, увы, этого не произошло.

— Могу поклясться, официантки в этом ресторане день ото дня моложе. На следующей неделе нас будет обслуживать шестнадцатилетняя соплячка, — неприязненно процедила она сквозь зубы.

Винни отщипнул кусочек итальянской плетенки.

— Я был бы не против, чтобы меня обслужила шестнадцатилетняя, — ответил он и гулко расхохотался собственной остроте. Окунув хлеб в бальзамический уксус, а затем в чесночное масло, он отправил его в рот.

Анджела нахмурилась, понимая, что отец не совсем шутит. Чем старше он становился, тем моложе были его любовницы. Она находила это мерзким. Ее родитель ничем не отличался от мужчин, которые бросали своих жен и верных спутниц жизни ради смазливых юных нимфеток. Этот образ был навязан Голливудом, и отец был из тех, кто слепо верит, что молодые любовницы делают моложе тех, кто их содержит.

Мысли Анджелы скакнули к Энтони. Ему было всего тридцать семь. Ей же вот-вот должно было исполниться сорок. И было совершенно не важно, каких диет она придерживалась, как много времени проводила в тренажерном зале, сколько операций делала, — ей было не сравниться с юными девицами, которые постоянно осаждали ее жениха. Разумеется, она выигрывала в том плане, что ее отец был владельцем сети игорных домов, в том числе владел «Карневале». Это делало ее лакомым куском для брака, но никак не уравнивало с малолетними красотками. Анджела так и представляла, что Энтони увлечен одной из танцовщиц кабаре, которые махали юбками и ногами в «Карневале». Всем им, разумеется, не было и двадцати пяти. Уж если ее старик ухлестывал за молодыми и мог рассчитывать на взаимность (благодаря положению и деньгам), то Энтони Ривелли сам Бог велел пользоваться успехом, поскольку ее жених был красив и ухожен.

Представив, как Энтони таращится на мелькающие ноги и полуголые груди танцовщиц, Анджела прикрыла глаза и сжала в кулаки руки, лежащие на коленях. Подошедшая официантка так развязно крутила задом, расставляя закуски, что она едва не дала ей пинка. Конечно, девчонка была ни в чем не виновата — разве что в том, что у нее не было ни единой морщинки на лице. Но одного этого было достаточно, чтобы вызвать жгучую ненависть Анджелы.

— В пятницу вечером я устраиваю небольшую вечеринку, — сообщил Винни, не открывая глаз от точеных ножек обслуги. — Мне бы хотелось, чтобы пришли и вы с Энтони.

Анджела улыбнулась и кивнула, прекрасно понимая, что это не столько просьба, сколько приказ.

— Тони обещал, что в ближайшие дни будет возвращаться не позже семи. — Подлец стал действовать осторожнее после случая с помадой, хотя Анджела была совсем не так наивна, как он думал. — Не возражаешь, если мы немного опоздаем?

23
{"b":"6301","o":1}