ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Загадки современной химии. Правда и домыслы
Мифы и заблуждения о сердце и сосудах
Меньше значит больше. Минимализм как путь к осознанной и счастливой жизни
Восемь секунд удачи
Убить пересмешника
Эссенциализм. Путь к простоте
Дети страны хюгге. Уроки счастья и любви от лучших в мире родителей
Автономность
Прочь от одиночества

«Сначала я дал обещание Афии. Теперь еще и Джони думает, что я встану на след Глика! Я загнал себя в тупик и не могу найти выход. Можно продолжать обманывать всех и вся. Или в самом деле попробовать распутать этот клубок».

Джейк потер подбородок, мучимый мыслью, что жизнь к нему несправедлива.

«Кого я пытаюсь обмануть? С того момента как Афия Сент-Джон пересекла порог моего офиса, я пропал. Утонул в ее испуганных наивных глазах и совершаю ошибку за ошибкой. Не удивлюсь, если через несколько дней действительно буду занят розыском Генри Глика».

— Ладно, сдаюсь, — печально сказала Джони, так и не дождавшись инструкций. Она зевнула. — Когда ты в настроении всех поучать, с тобой невозможно иметь дело. — Она встала, выбросила вазочку из-под мороженого в пакет с мусором и направилась в спальню. — Я ложусь.

— Вот и отлично.

— А что ты будешь делать? Джейк ласково улыбнулся сестре.

— Возьму себе еще пару бутылочек и буду в одиночестве коротать ночь, дожидаясь твоего супруга. Придется сидеть здесь и ковырять пальцем в носу, пока не вернется Карсон.

Глава 12

— Может, она доверится тебе?

Жан-Пьер бросил в кофе подсластителя, помешал напиток ложечкой и поднял глаза на Руди.

— С чего бы ей мне доверяться? Ведь это ты ее лучший друг. Если она решит облегчить душу, то заговорит с тобой, а не со мной.

— Надеюсь, так и будет.

Руди нахмурился, размышляя над возможностью такого варианта. В последние дни Афия вела себя очень тихо. На вопрос, как продвигается дело с соблазнением начальника, она ответила, что ее это больше не интересует. Девушка охотно говорила о предстоящих поисках Глика, но умолкала, едва только речь заходила о Джейке Лидсе. Кажется, детектив обучал девушку азам работы сыщика, но даже это не радовало Афию.

Руди изводился от беспокойства. Ему не нравилось, что Афия скрытничает и втайне грустит, но не мог разгадать причину такого поведения.

В последние дни Афия сама добиралась до работы и детского центра, отказавшись от помощи друга. Руди волновался за ее безопасность и уже несколько раз хватался за трубку, чтобы известить Хармона о поведении его падчерицы, но так и не набирал номер.

Руди понимал, что Афия пытается быть самостоятельной. Разумеется, это был прогресс, но печаль, с недавнего момента нет-нет да проскальзывавшая в ее глазах, тревожила близкого друга.

Почему она так задумчива?

Вздохнув, Руди сделал глоток кофе и, нахмурившись, посмотрел на Жан-Пьера, который появился из душа свежий и благоухающий духами от Кельвина Кляйна.

— Это ты добавил в кофейник корицы? Я же не люблю специи, ты знаешь.

— Знаю, — кивнул француз с мальчишеской улыбкой на губах. Глаза так и сверкали от смеха. — Я пытаюсь добавить чуток специй в твою пресную жизнь, кроличек. — Он собрал мокрые волосы с лица и пальцами зачесал их назад. — Ты возражаешь?

Руди выругался про себя. Жан-Пьер все настойчивее вторгался в его личную жизнь, и это не могло не беспокоить. Только смешинки, искрившиеся в удивительных глазах француза, не давали Руди сорваться и выставить его вон. Прежний Руди давно потерял бы интерес к юному красавчику и без сожалений расстался с ним, но теперь все было по-другому. Руди желал чего-то большего, чем просто секс. Он был готов к серьезным отношениям, вечерним разговорам, Рождеству в Вермонте и совместному быту.

Но только не с насмешливым парнем младше его на семь лет, который постепенно превращал его жизнь в бардак.

— Да, я возражаю, — мрачно кивнул Руди. — Мне не нравится, когда меня называют кроликом.

Жан-Пьер легко рассмеялся, запрокинув голову. Вокруг глаз появились крохотные веселые морщинки, открылась крепкая шея. Руди злобно глядел, как с волос француза капает вода, стекая по голым плечам, и думал, что никогда прежде не любовался смеющимся мужчиной с таким восторгом и такой ненавистью.

Стиснув зубы, Руди уставился в тарелку, куда перекладывал поджаристые тосты, вспоминая вчерашний вечер. Жан-Пьеру пришлось снова взять работу на дом. Срочно требовалось скроить и сшить костюмы для танцоров казино «Карневале». Вице-президент обожал, когда в его заведении все блестело и сверкало, поэтому Жан-Пьеру дали задание расшить костюмы блестками, стразами и кусочками праздничной мишуры, словно надвигался Новый год или шоу трансвеститов.

Понимая, что Жан-Пьеру ни за что не закончить костюмы за сутки, Афия и Руди помогали, насколько могли. Девушка никогда не держала в руках иголку с ниткой, но быстро приспособилась, и уже через пару часов они втроем почти закончили работу. Афия постоянно расспрашивала француза о казино, о танцорах и новых линиях одежды, смеялась и восторгалась рассказами Жан-Пьера. Но только до тех пор, пока Руди не упомянул о Джейке. С этого момента она погрузилась в молчание и в таком настроении ушла спать.

— Я вижу только одно объяснение происходящему, — сказал Руди, пытаясь увести разговор в более безопасное русло. — Джейк отказал Афии, и она так смущена, что не может поделиться новостью с нами.

— Или, — подхватил Жан-Пьер, очень соблазнительно облизнув губы, — малышка заполучила своего босса, но так смущена, что опять-таки не может поделиться с нами новостью.

— Если бы у них все сладилось, Афия не была бы так подавлена, — заметил Руди. —Ты же тоже заметил, что она чем-то расстроена?

Жан-Пьер задумался.

— Пожалуй… да, она подавлена. — Он отхлебнул кофе и снова облизнул губы. — Может, она просто устала? Не забывай, последние два дня она почти не спала. К шести тридцати—в детский центр, через два часа — в офис, где торчишь до вечера. А еще эти костюмы, с которыми мы столько провозились!

— Нет, дело не в том! — нетерпеливо воскликнул Руди, которого не оставляло ощущение, что беспокойство Афии связано с детективом. — Ты бы слышал, как она щебетала по телефону тогда, из ванны Джейка! Она была в восторге от своей идеи. Я никогда раньше не слышал, чтобы малышка так откровенно говорила о мужчине. Она хотела переспать с Джейком во что бы то ни стало. И вдруг такая перемена. Но ведь не мог же он ей отказать? Она хороша собой и вообще чудесная.

— Может, ему хотелось чего-то большего, чем просто секс? Что скажешь, Руди?

Звук собственного имени так удивил Руди, что он поднял наконец глаза и посмотрел на друга. Тот больше не улыбался, став серьезным, как никогда. У Руди появилось ощущение, что Жан-Пьер говорит вовсе не о Джейке, а о нем самом, и от этого сердце тревожно забилось.

— Может, он чувствует, что Афия особенная? — продолжал Жан-Пьер. — Что, если он готов отказаться от легких, ни к чему не обязывающих отношений, потому что хотел бы получить больше?

Руди слушал затаив дыхание. Он был настолько потрясен серьезным тоном друга, что не мог найти слов для ответа.

Француз обогнул кухонную стойку, чтобы налить себе еще кофе, и оказался рядом с Руди, плечом к плечу.

— Думаю, что единственный выход в данном случае — расслабиться и принимать все как есть. Не нужно торопить время, Руди, все сложится помимо нашего на то желания или нежелания.

Рука Жан-Пьера легла Руди на плечо. Тот вздрогнул, словно пальцы друга могли его обжечь.

— Мы все еще говорим об Афии и Джейке? — спросил он нервно.

Жан-Пьер только усмехнулся.

Она снова опаздывала.

Опять!

Афия стояла возле подъезда в замешательстве, не зная, как будет оправдываться. За пять дней работы она ни разу не пришла на работу вовремя! Конечно, Джейк не станет спрашивать о причинах опоздания — он никогда не задавал ей вопросов. Он просто смотрел на нее своими непостижимыми зелеными глазами в ожидании объяснений, и Афия готова была провалиться сквозь землю.

Вчера она просто извинилась, не найдя, что сказать. Она вовремя вышла из детского центра, но, к сожалению, в спешке села не на тот маршрут, и, прежде чем она сообразила, автобус увез ее к окраинам. Опасаясь снова сесть не на тот автобус и оказаться неизвестно где, Афия взяла такси, но все равно опоздала почти на полчаса. Если бы взгляд мог испепелять, Джейк превратил бы ее в кучку праха.

31
{"b":"6301","o":1}