ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я поговорила с Нэнси.

Джейк оторвал взгляд от монитора и увидел, что самая желанная женщина на свете стоит в дверях его офиса. Вид у нее все еще был взволнованный, глаза смотрели на Джейка с восторгом, словно пару часов назад он не просто счастливо избежал пули, а вернулся невредимым из царства Аида.

— Она поразмыслила и решила последовать моему совету. На следующей неделе миссис Эш едет в Центр защиты женщин Атлантик-Сити. Это такое облегчение для меня.

— Признаться, для меня тоже, — удивленно сказал Джейк, не понимая, как Афии удалось убедить Нэнси обратиться за помощью к профессионалам. Пока он вместе с приехавшими полицейскими заполнял необходимые документы, она успела поговорить с хозяйкой дома и, похоже, немало преуспела. — Я уже полгода твержу Нэнси, что ей необходимо обратиться в психологический центр, но она меня не слушала. — Джейк подался в кресле вперед. — А откуда тебе известно о подобных заведениях, Афия?

У Джейка появилось подозрение, что его помощница обращалась в центр за помощью. К примеру, после избиения.

Вдруг и вовсе не существует никакого мальчика Билли и глаз Афии подбил…

— Я много лет состояла в благотворительном фонде, который занимается помощью различным клиникам реабилитации, исследовательским центрам, больницам и центрам помощи разным социальным группам, — краснея, призналась Афия. — Поэтому я знакома с принципом действия большинства из них. Мне… стыдно признаться, но сама я никогда не была ни в одном из этих центров, кроме «Си серпент». Я обещала Нэнси, что поеду с ней для поддержки. Может, в этом случае она отнесется к делу всерьез. — Девушка глянула на Джейка из-под ресниц. — Я предпочитаю помогать людям, а не стоять в сторонке. Хотя до недавнего времени я думала только о себе.

— Ты состояла в благотворительном фонде, ты делала пожертвования, занималась с детьми — и это ты называешь «думать только о себе»? — удивился Джейк.

— Состоять в фонде — не то же самое, что помогать людям лично.

Джейк в очередной раз окинул взглядом ее футболку с Микки-Маусом, на которой было написано «Спаситель дня», и покачал головой.

Этим утром, едва услышав выстрел, Афия примчалась на помощь. К тому моменту кот уже убежал, а Джейку удалось обезоружить Марти. Сначала он хотел накричать на девушку за то, что она не осталась в машине и подвергла себя опасности, но передумал и просто велел вызвать копов. Но все могло обернуться не так удачно. Если бы Марти взял над ним верх, если бы он вошел в раж, ему бы ничего не стоило пустить пулю в незнакомую девушку, вторгшуюся на его территорию.

— Помогать людям не всегда приятно. И зачастую у этого занятия нет отдачи. Порой, помогая посторонним, растрачиваешь часть себя, разочаровываешься в людях. А иногда это бывает просто опасно.

— Но ведь тебя это не останавливает, — хмыкнула Афия, уперев руки в бока. — Ведь не упади на Марти кот, ты бы уже был мертв или смертельно ранен… — Ее голос прервался, и она опустила глаза, разглядывая свои кроссовки.

— Ничего бы со мной не случилось, — заявил Джейк с уверенностью, которой не чувствовал.

«Скорее всего пьянчуга пристрелил бы меня на месте».

Джейк мысленно выругался, надеясь, что у Марти не только горят уши, но и приключилась ужасающая изжога.

Афия подняла глаза и теперь смотрела на Джейка, не в силах отвести глаз. Мысль о том, что он мог сегодня погибнуть, но остался жив благодаря ее браслету, наполняла ее безудержной радостью, в то время как коленки до сих пор тряслись от ужаса. Джейк стал очень дорог ей, особенно когда удалось заглянуть в его душу. Пускай за годы работы детективом он нарастил крепкий панцирь, сердце его тянулось к тем, кто нуждался в защите.

Джейк тоже никак не мог отвести от Афии взгляда. Он думал, какая она трогательная и доверчивая, какое благородство живет в ней наряду со страхом потерять поддержку и одобрение посторонних людей. Она совершенно не умела сражаться с превратностями жестокого мира, от которого ее защищали только деньги и сильные покровители.

Что, если деньги Афии так и не найдутся? Если Генри Глик исчез навеки? Сколько времени она протянет, пока чужая жестокость и холодность не сломают ее?

Неприятности ходили за Афией по пятам, словно преданный пес. Конечно, можно считать все беды, что приключались с ней год за годом, просто чередой случайностей. И объяснять неудачливость недостатком веры в себя, а не следствием проклятия, но это не меняло картины. Если Афия будет по-прежнему считать себя неудачницей, фортуна будет раз за разом подкидывать ей новые проблемы.

Когда-то Джони сказала брату, что ему не удастся спасти весь мир. Возможно, весь мир спасать и ни к чему? Достаточно протянуть руку тем, кто рядом?

«У меня есть еще одна неделя. Одна неделя, чтобы заставить Афию поверить в себя. Если она научится доверять своим инстинктам, она сможет изменить свою жизнь».

Нужно освободить ее от власти авторитарной мамаши. Как только эта женщина вернется с Таити, она примется давить на знакомые кнопки, убивая в Афии проклюнувшуюся веру в себя. Все вернется на круги своя, и девушка станет еще более зависимой и несчастной.

Возможно, судья Сент-Джон был не так уж далек от истины. Возможно, Афии действительно требуется вся удача мира.

Джейк взял со стола браслет и встал.

— Ты отлично держалась сегодня, — заметил он, понимая, что каждая подобная фраза вселяет в Афию веру в себя. Он потому и начал обучать девушку новой науке, что это могло сослужить ей позднее неплохую службу. — Я был удивлен твоему спокойствию.

Афия протянула руку за браслетом.

— Держалась я, может, и неплохо, но спокойствия не было и в помине. Хотя я и стараюсь держать эмоции в узде. Обычно, — добавила она тише.

— Забавно, — сказал Джейк, застегивая крошечную серебряную застежку. — Я тоже стараюсь держать эмоции в узде. — Прикосновение к тонкому запястью было подобно взрыву бомбы. — Обычно, — хрипло добавил Джейк.

Конечно, он совершил ошибку, когда привлек Афию к себе. Не стоило открывать ей объятия и вплетать пальцы в волосы, но тело не слушалось доводов разума. Девушка трогательно прижалась щекой к его плечу, нежность и страсть скрутились в голове Джейка в один клубок, ослепляя и лишая воли.

Афия поднялась на цыпочки, заглядывая Джейку в глаза. Ее губы приоткрылись, ожидая, требуя ласк, зрачки расширились. Позабыв о своих благих намерениях, Джейк с низким стоном схватил ее лицо руками и принялся целовать. Он уже чувствовал, что желание вот-вот захватит его целиком, но волна безумия опала, оставляя только нежность и желание защищать. Поцелуй стал осторожным, ласкающим.

Ощущение было ново и неожиданно испугало Джейка. В голове его взвыла сирена.

«Осторожно, я должен немедленно остановиться!»

Он разжал пальцы (о, как это было мучительно!) и отступил на шаг, не отрывая взгляда от лица Афии. В ее глазах стояли слезы, а лицо… Джейк мог поклясться, что видит перед собой лицо влюбленной женщины.

На мгновение лицо Афии исказилось мукой, а затем стало непроницаемым. Она насмешливо улыбнулась и произнесла то, от чего у Джейка защемило сердце:

— Ты прав. Между нами ничего не будет.

Розы. Две дюжины желтых роз на длинных ножках, предусмотрительно вставленных в голубую вазу из тонкого стекла. Анджела дала доставщику на чай, закрыла дверь, пробежала глазами карточку и изо всех сил запустила вазу в стену. Стекло жалобно звякнуло, ломаясь на сотни кусочков. Розы рассыпались по полу.

Он же обещал!

Тони клялся, что придет вовремя, чтобы попасть на вечеринку к будущему тестю. Он сказал, что найдет окно в своем плотном расписании. Он знал, как важно показаться на вечеринке!

Или не знал?

Может, ей стоило не просто намекать, а сказать прямым текстом? Нельзя испытывать терпение столь властного и опасного человека, как Винсент Фальконе!

«Разве Тони не понимает, что творит? Как он мог поставить под вопрос наше общее будущее, отказываясь прийти на вечеринку к моего отцу?»

34
{"b":"6301","o":1}