ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Прошедшая вечность
Энцо Феррари. Биография
Кишечник долгожителя. 7 принципов диеты, замедляющей старение
Шантарам
Влюбленный граф
За пять минут до
Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа
Ноу-хау. 8 навыков, которыми вам необходимо обладать, чтобы добиваться результатов в бизнесе
Пассажир своей судьбы

— В каком смысле?

— Иногда с детьми нужно быть построже. Попробуй, и они сразу признают в тебе лидера.

— Ты уверен? — Афия недоверчиво покачала головой. — Я попытаюсь, конечно, но результат предсказать невозможно.

— А почему ты вышла за Рэнди?

Девушка вздрогнула и нахмурилась. Она попыталась отдернуть ногу, но Джейк не отпускал, продолжая разминать пальчики.

— Меня смущают твои вопросы. Джейк молчал.

— Ты слышишь? Я не могу на них отвечать!

Мягкий массаж продолжался. Оба молчали, и Афия постепенно расслабилась.

«В конечном итоге что я теряю, если признаюсь? Так ли велики мои тайны, чтобы держать их при себе?»

— Я вышла за Рэнди, потому что мне посоветовала мать. — Она ждала насмешки, но Джейк молчал. — Я знаю, это звучит нелепо, как будто у меня нет собственного мнения, но я была молода, давно знала Рэнди. С ним мне было удобно и спокойно, поэтому я приняла его предложение. Он был такой непробиваемый, этакий неторопливый джентльмен средних лет. Рэнди относился ко мне словно к королеве. Для девочки, выросшей с убеждением, что всякий день может стать для нее последним, это было удивительное чувство — чувство уверенности в будущем.

Джейк кивнул.

— А Фрэнк?

— Почему я за него вышла? Примерно по той же причине. После смерти Рэнди я как-то потерялась, чувствовала себя одинокой и никому не нужной. Еще я испытывала острое чувство вины… да целую гамму разных эмоций. Я словно рассыпалась на кусочки, а Фрэнк собрал меня обратно, слепил воедино. Мать была очень довольна, считая, что Фрэнк станет для меня хорошей партией. Разумеется, ее куда больше беспокоила финансовая сторона брака. Когда второй муж погиб, после его похорон я словно немножко сошла с ума. Меня обсуждали на каждом углу, смотрели неодобрительно вслед, прекращали общение… короче, я стала шопоголиком. Целых одиннадцать месяцев я опустошала полки магазинов, надеясь заполнить покупками пустоту внутри себя. Я тратила деньги, забыв обо всем. Признаться, они могли пойти на благие цели, но я почти забыла о благотворительности, пытаясь исцелиться от одиночества. Руди говорит, что я вела себя как одержимая. — Афия вздохнула. — Не знаю. Я почти себя не помню.

— Сейчас ты поступила бы иначе? — сочувственно спросил Джейк.

— Думаю, куда полезнее был бы визит к психологу. Я бы сэкономила уйму денег и быстрее оправилась от удара.

Джейк потеребил крохотные пальчики ее ноги.

— Но сейчас тебе явно лучше. И ты стараешься найти себя, я же вижу. Взять, к примеру, детский центр.

Афия фыркнула.

— Да дети меня ненавидят!

Джейк засмеялся и погладил коленку Афии.

— Уверен, это не так. Разве тебя можно ненавидеть? Афия была тронута.

— Но ведь Дора и Френсис ненавидят. Джейк насмешливо взглянул на нее. Афия улыбнулась.

— Да-да, я помню, мы решили на них чихать.

— Умница.

Машина Ривелли свернула на семьдесят третье шоссе. Джейк последовал за ним, нырнул под мост и прибавил скорость.

— Последний вопрос.

— Я жду.

Джейк коротко взглянул на нее, словно смущаясь того, что собирался спросить.

— Ты их любила?

— Рэнди и Фрэнка? Он кивнул.

Афия задумалась, нахмурив лоб.

— Они были мне очень дороги. И заботились обо мне.

— Я спросил о любви.

Афия открыла рот, затем снова открыла, так и не произнеся ни звука.

«Любила ли я своих мужей? Ведь я никогда не говорила им трех заветных слов. Конечно, я автоматически добавляла „люблю“ в конце телефонного разговора и провожая их на работу или в клуб… но я никогда не говорила „я люблю тебя“, чувствуя стеснение в груди».

Афия медленно покачала головой.

«Не может быть, чтобы я их не любила! Если между нами не было любви, почему это совершенно меня не тревожило?»

— Они были мне очень дороги, — снова сказала Афия. Джейк повернул к ней голову, брови сведены на переносице.

— Дороги?

— Да, с ними было… удобно.

— Удобно?

— Послушай, хватит за мной повторять! — Афия вырвала ступню из ладони Джейка. — Кажется, пришла моя очередь спрашивать.

Джейк поцокал языком, глядя на дорогу.

— Хорошо, задавай свои вопросы, детка.

У Афии было столько вопросов, что она не знала, с какого начать.

«Откуда у тебя этот шрам на щеке? Почему ты оставил службу в полиции? Были ли у тебя серьезные отношения с женщиной?»

Она открыла рот, чтобы задать хотя бы один из этих вопросов, но не успела ничего произнести. Зазвонил сотовый Джейка.

— Черт! — Он виновато взглянул на нее. — Прости, но это может быть Джони. — Он вынул телефон из кармана и приложил к уху. — Да? Это я… понятно… да-да…

Афия от нечего делать поправила ремень безопасности, повозилась на сиденье и вздохнула.

— Да, был… работал… нет, ничего подозрительного не случилось, — говорил Джейк. Афии стало понятно, что звонит Анджела. — Как вы сказали? Завтра и в воскресенье? Хорошо, я все понял…

Отключив мобильный, Джейк сбросил скорость, быстро развернулся и поехал обратно. Афия обернулась, чтобы увидеть, как в последний раз мелькнули в заднем окне красные огоньки машины Ривелли.

— В чем дело?

— Звонила Анджела. Ривелли позвонил ей из машины. Сказал, что через полчаса будет у нее. Собственно, отсюда в самом деле полчаса езды. Он сказал, что чувствует себя виноватым в опоздании и собирается долго заглаживать вину. Они проведут вместе два дня, поэтому в выходные мы свободны. Ривелли взял два отгула.

— Значит, необходимость ехать за ним отпала?

— Угу.

— И у нас два свободных дня?

— Угу. Можно покопаться в Интернете насчет прошлого Ривелли, но не более того. Анджела не хочет, чтобы я болтался поблизости эти два дня.

Афия усмехнулась.

— Кажется, это насчет ее прошлого стоит покопаться. Уж больно она подозрительна.

— Занятная мысль. Ладно, у меня созрел к тебе еще один вопрос.

— Но ведь сейчас моя очередь спрашивать! — возмутилась Афия.

— Я придумал игру, я и правила устанавливаю, — заявил Джейк, довольно улыбаясь. Он прибавил скорость. — Скажи, о чем ты чаще всего фантазируешь? Я имею в виду секс.

Джейк с волнением ждал, пока Афия решится ответить, но ее слова стали для него неожиданностью. И это при том, что шокировать его было непросто.

— Ночь безумного, умопомрачительного секса, не похожего ни на что? — переспросил он недоуменно. — Как это понимать?

— А что здесь непонятного?

Джейк озадаченно посмотрел на спутницу.

— Поясни, что значит «не похожий ни на что».

— Что-то необычное. Не такое, к чему привыкли обыватели.

Джейк удивленно поднял брови.

Необычное? Это как? Секс с двумя мужчинами? Секс в общественном месте? Игра в изнасилование?

— Тогда поясни, к чему, по твоему мнению, привыкли обыватели.

— Целоваться только в губы и заниматься сексом в наскучившей постели. Ах да, и еще: всего один раз за ночь!

Джейк с трудом сдержал вздох облегчения. Все-таки Афия оказалась до предела наивной и неиспорченной.

— Да уж, такой секс едва ли назовешь безумным и умопомрачительным. Ты привыкла именно к такому?

Афия уставилась за окно.

— Я бы предпочла это не обсуждать.

— Как скажешь.

Джейк еще прибавил скорость, превышая допустимые нормы. Он знал, что Афия была замужем за взрослыми, консервативными мужчинами, а теперь еще и убедился в том, что они были скучны в постели. Она могла сколько угодно убеждать его в том, что дорожила обоими, но о любви здесь речи не шло.

«Мне все больше нравится этот вечер».

— Так ты можешь… воплотить в жизнь мою фантазию? Все больше и больше…

— Ты хочешь, чтобы я занимался с тобой сексом в разных необычных местах и довел до оргазма не меньше двух раз? Думаю, это мне по силам, — рассмеялся Джейк.

Девушка облизнула губы, глядя на него.

— Надеюсь, ты себя не переоцениваешь. У тебя такой уверенный вид.

«А у тебя — соблазнительный. Кроме того, по тебе сразу ясно, что ты возбуждена».

44
{"b":"6301","o":1}