ЛитМир - Электронная Библиотека

Афия улыбнулась. Ривелли оказался не просто привлекательным мужчиной, но еще и очень воспитанным. К тому же он отлично держался.

— Честно говоря, я восхищена ее талантом. Несколько лет назад я видела выступление Евы Дрим в кабаре. — Афия смущенно кашлянула и сказала шепотом: — Вы были великолепны.

Ривелли тоже покашлял и потер бровь.

— Все это… довольно неожиданно, мисс Сент-Джон.

— Можете звать меня Афия.

Ривелли тяжело вздохнул, словно принимая нелегкое решение.

— Афия, несколько лет назад я обещал себе забыть о Еве Дрим. Я собирался делать карьеру в казино и знал, что ради этого придется покончить с переодеваниями. Ева Дрим теперь всего лишь скелет в моем шкафу.

Афия опустила глаза. Она знала, что Ева Дрим не исчезла из жизни Ривелли навеки. Она действительно жила в шкафу, но продолжала управлять своим хозяином. Ривелли перевоплощался в Еву Дрим — возможно, по ночам, когда его никто не видел. Судя по всему, макияжем пользовались и обновляли по мере необходимости, а все костюмы пропахли сладкими духами, которые давно бы выветрились, если бы одежду не носили.

Афии стало неловко говорить об этом Ривелли. Он мог начать отрицать, а ей не хотелось вытягивать из постороннего человека все подробности его личной жизни. Она даже огляделась, чтобы убедиться, что в лифте нет камер слежения. Ей было бы неприятно, если бы кто-то узнал о секрете приятного во всех отношениях мужчины, который стоял напротив, смущенно потирая подбородок.

Но что она знала о нем? Она убеждала Джейка, что Ривелли не гей и не бисексуал, но не могла быть уверена на сто процентов в своей правоте. Мягкие движения, вкрадчивый голос — быть может, Ривелли жил двойной жизнь и на самом деле обманывал невесту?

— Зная, какой высокий пост вы занимаете, я понимаю, что вы приняли верное решение. Но я пришла не за этим. — Она замялась. — Думаю, вам стоит поговорить с невестой и все ей объяснить. Это будет честно, разве нет? Пусть лучше узнает правду от вас, а не от посторонних людей.

Ривелли нахмурился.

— К чему вы ведете? И откуда вы знаете Анджелу?

Афия не сочла нужным отвечать на этот вопрос.

— Вы знаете, кто ее отец?

— Конечно. Я пытаюсь сохранять между нами дистанцию, но порой это непросто. Я люблю Анджелу, а она дорожит отношениями с отцом.

Двери лифта открылись, и они оба умолкли. Коридор был пуст, но разговор могли услышать соседи.

Афия огляделась и направилась к нужной двери. Внезапно она поскользнулась на мягком ковре, и тотчас лодыжку пронзила острая боль.

— Ай! — Она упала на пол, обхватив руками ногу. Ривелли бросился на помощь и поднял девушку.

— Что с вами?

Афия попыталась наступить на больную ногу и едва снова не упала — такой сильной была боль.

— Кажется, я вывихнула лодыжку. Черт! — Такое случилось с ней впервые, хотя Афия с пятнадцати лет носила высокие каблуки. — Мне очень неловко.

— Не извиняйтесь. — Ривелли подставил девушке плечо. — Обопритесь на меня. Мы пройдем ко мне, и я принесу льда. Думаю, у меня найдется какая-нибудь противовоспалительная мазь.

Афия чувствовала себя очень глупо.

Прийти к подозреваемому ради объяснения и вывихнуть ногу! Нелепость какая-то!

Каждый шаг давался с трудом, Афия даже слегка постанывала. Все шло из рук вон плохо.

Ривелли отпер дверь, быстро набрал код и, подхватив девушку на руки, отнес ее на диван. Самое удивительное, что Афия не ощутила ничего, кроме признательности, и была уверена, что действия мужчины были основаны только на внутренней воспитанности и беспокойстве за гостью.

Интересно, не так ли ведет себя Ривелли со своей невестой? Предупредительный и галантный, он может быть совершенно не склонен к пылкости и страсти. Возможно, он действительно (в целом) равнодушен к женщинам? Возможно, именно поэтому Анджела решила, что у него есть другая?

Ривелли присел рядом с диваном на колени, снял с Афии туфлю и принялся осторожно ощупывать щиколотку.

— Поговорим о моей невесте, — сказал он тихо.

Афия кивнула, закусив губу от боли. В какой-то момент ей почудился запах женских духов. «Опиум»! Она принюхалась, но мимолетный аромат исчез. От Ривелли пахло типичным мужским парфюмом.

— Я бы не хотел, чтобы Анджела об этом узнала, — вздохнул мужчина.

— Прости, дорогой, но тебе не удастся сохранить свой грязный секрет!

Афия охнула, увидев на пороге Анджелу Бранниган. В одной руке у нее был бокал с виски — огромная порция, в другой сумочка. Она с грохотом поставила напиток на комод и с ненавистью уставилась на Афию.

— Я так и думала, что твоя любовница моложе меня!

У Афии пресеклось дыхание. От ужаса сердце задергалось в груди.

Ривелли встал и протянул к невесте руки:

— Дорогая, это не то, что ты подумала.

— Не смей называть меня «дорогая»! — взвизгнула женщина. Глаза ее наполнились слезами. — Как ты мог поступить так неразумно, Тони? Ты хотя бы представляешь, что с тобой сделает мой папа, когда узнает, что ты мне изменяешь?!

— Я никогда тебе не изменял, — взволнованно сказал Ривелли. У него дергались губы. — Я говорил это раньше и говорю сейчас. Я не… — Он беспомощно обернулся на Афию. — Мы не… она просто подвернула ногу!

— О да, конечно! Это такое же нелепое объяснение, как и то, что ты придумал про помаду! — Анджела сделала шаг назад и встряхнула головой. Всклокоченные, слипшиеся волосы упали на лоб. Она ткнула пальцем в направлении Афии. — А тебя я знаю! Это из-за тебя, сучка, я разбила зеркальце! Ты украла моего мужчину, ты меня уничтожила! — Она откинула голову назад, как бы глядя сверху вниз на стоящих перед ней людей. Глаза были безумно вытаращены, ноздри раздувались от бешенства. — Но это ерунда по сравнению с тем, что я сделаю с тобой!

Взгляд Анджелы стал совершенно безумным. Злость и ненависть клокотали в нем, и Афия замерла, словно парализованная.

Дурной глаз!

У нее пересохло во рту. Она силилась что-то сказать, но из горла не вышло ни звука. Перед глазами заплясали цветные мушки. Ей казалось, что сумасшедший взгляд Анджелы высасывает из нее жизнь, забирая все то хорошее, что в ней было.

Дурной глаз!

Пытаясь не верить в приметы и проклятия, Афия не могла избавиться от ощущения, что именно сейчас, в этот момент, ее по-настоящему проклинают. Ее мечты о счастье, о семейной жизни и детишках сами собой таяли, а вместо них в сознание змеей вползала черная, липкая пустота.

Анджела отступила еще на шаг, странно дернула шеей и вытащила из сумочки револьвер, наставив его на девушку.

Ривелли двинулся к невесте.

— Отдай мне пистолет, дорогая…

Краем глаза Афия заметила движение в коридоре. Это Джейк осторожным, крадущимся шагом заходил за спину обезумевшей Анджеле. Та словно почувствовала чужое присутствие и резко повернулась к нему. Афия вздрогнула, очнувшись.

«Джейк в опасности! Сумасшедшая стерва прокляла меня, и расплата близка. Все мои мужчины обречены!»

Взвизгнув, Афия бросилась вперед, позабыв обо всем. Она хотела отвлечь Анджелу, как-то предотвратить неизбежное. Вывихнутая нога подвернулась, и она с размаху упала на светло-бежевый ковер. В тот же момент Джейк и Ривелли бросились на Анджелу.

Грохнул выстрел.

Джейк устало слушал возмущенные крики Джони. У него складывалось ощущение, что сестра приехала в больницу не столько для того, чтобы его поддержать, сколько затем, чтобы вдоволь поорать. Она обвиняла его в неосторожности и глупости, не раз помянув Афию, с которой он связался «на свою беду». Руди и Жан-Пьер жадно слушали ее излияния, явно получая удовольствие от публичной сцены.

Где же Афия?

Джейк видел, как медсестра увела девушку в соседнюю палату, чтобы врач мог осмотреть ее ногу. Должно быть, диагноз уже поставлен, и Джейку не терпелось увидеть Афию. Ему хотелось прижать ее к себе, спросить, как она себя чувствует, не слишком ли перепугалась. Конечно, он так и не понял, что делала девушка в квартире Ривелли, но знал, что этому найдется разумное объяснение.

59
{"b":"6301","o":1}