ЛитМир - Электронная Библиотека

В животе у нее снова что-то сжалось, но это не потому, тут же объяснила себе Лулу, что Мерфи с его опасной профессией так заинтересовал ее, а потому, что она просто умирала с голоду. Уже восемь вечера, а у нее с утра, кроме куска праздничного торта, во рту маковой росинки не было. Подтверждай на практике то, что проповедуешь сама, Лу. Она схватила трубку телефона и торопливо набрала номер «Пиццы Пьяццы», оглядываясь в поисках любимых джинсов и футболки.

— Алло! Здравствуйте. Это Лулу… Росс. — Вздох.

— Маленький сырный пирог и банку колы, Принцесса? Обычно оттого что Франко помнил ее заказ наизусть, Лулу чувствовала себя на особом счету. Однако сегодня она сама у себя вызывала жалость.

— Да, пожалуйста.

Слушая Франко, автоматически тараторившего стоимость заказа и приблизительное время доставки, Лулу отбросила в сторону диадему и принялась шарить в поисках блеска для губ с запахом жевательной резинки. Вероятно, ей только померещилось, будто он пробормотал «Проснись же ты наконец, bella[4]». Вероятно, ей только почудилось, что, прикоснувшись к жесткой белой визитной карточке, она ощутила прилив новых жизненных сил — ведь Лулу отличалась богатой фантазией, — но только она не находила себе места, ей было одиноко и… немного страшно после того странного телефонного звонка.

— Хотя постойте!

Ее взгляд застыл на рельефном оттиске. Имя. Номер. «Позвоните, если я вам понадоблюсь». Ее сердце оглушительно стучало. Будь посмелей!

— Отмените заказ, Франко. Я не буду ужинать дома. — Она дала отбой. При мысли о разовом сексе с Колином Мерфи у нее задрожали руки. Колин. Сексуальное имя. Сексуальный мужчина. Ирландец.

Катиться под гору легче, чем взбираться вверх.

Лулу отмахнулась от этой порождающей в ней неуверенность кельтской пословицы. Она была влюблена в Терри со средней школы и до сих пор никак не могла прийти в себя. Вздохнув, Лулу набрала номер. Ее сведенные судорогой плечи наконец расслабились, когда в трубке послышался знакомый голос:

— Oui[5]?

Жан-Пьер, привет, это я.

«Как-нибудь вечером я побегу на свидание», — подумала Лулу, пряча в карман визитную карточку Мерфи. Но не сегодня.

Глава 5

Мерфи бросил взгляд на сотовый телефон: пора бы уж ему зазвонить. Шесть часов прошло после первого сообщения, а от Боги ни слуху ни духу. Мерфи нервировало не ожидание — томительные наблюдения ему были не в новинку, — его раздражало отсутствие информации. Чем скорее он получит подробности, тем скорее сможет разработать план действий. Если от него потребуется обеспечивать охрану объекта двадцать четыре часа в сутки, не обнаруживая себя, то ему понадобится напарник, который смог бы подменить его, дав возможность прикорнуть пару часиков, принять душ и сменить одежду. Но как на беду костяк его команды, четыре человека, которым Мерфи доверял больше, чем кому бы то ни было после Боги, находились в отпуске. После шести месяцев работы в Вашингтоне, федеральный округ Колумбия, и месяца с Альбертом Ниблером, эксцентричным магазинным магнатом, команда приняла решение взять трехнедельный тайм-аут. Мерфи знал, что, если он позовет их, они мигом будут здесь, но не хотел этого делать. Восстановление сил — это залог успеха, необходимое условие сохранения острого ума и крепких нервов. Команда у Мерфи подобралась как один — все профессионалы высокой пробы. И он стремился удержать ее на этом уровне. У него имелся запасной козырь — верный человек из местных. Зануда, конечно, каких мало, но специалист первоклассный.

Если безопасность клиентки потребует, чтобы он постоянно сопровождал ее, находясь рядом, тогда придется ему поговорить с Лулу по душам и — никуда не денешься — вторгнуться в ее жизнь. Дело хоть и сложное, требующее особой осторожности и сноровки, но не лишено приятных моментов — фактор, который трудно оставить без внимания.

На счету Мерфи было великое множество операций с высокой степенью риска, он встречал на своем веку массу разных интересных людей — и чистых, как стеклышко, и с репутациями хуже некуда. Но никогда ему не доводилось сталкиваться с таким феноменом, как Лулу Росс. Четверть часа в ее обществе — и он ее пленник. Мерфи хотелось затеряться в ней, раствориться в свете и тепле, которые она излучала. Однако, с другой стороны, по трезвом размышлении надо бы встряхнуть ее как следует, открыть ей глаза на тот мир, в котором они существуют. На реальный мир — зловещее поле боя, где царит хаос и ведется битва с наркоторговцами, насильниками, похитителями и убийцами.

Как это ни банально звучит, но порой, чтобы оставаться добрым, приходится проявлять жестокость. Лулу угодила в яму с дерьмом и как, черт побери, она собирается выбираться оттуда, если смотрит на окружающее сквозь розовые очки?

А вот Мерфи в данный момент, несмотря на то что его глаза были широко открыты, казалось, будто он блуждает в потемках, пробирается на ощупь в кромешной тьме. Пока Боги не позвонит, придется полагаться исключительно на свое чутье и действовать по обстоятельствам. Все говорит в пользу версии номер один: у принцессы опасный поклонник. Вопрос в том, насколько он опасен. Как далеко он готов зайти? Будет ли он довольствоваться обожанием на расстоянии или предпримет попытку вступить в физический контакт? Есть ли опасность похищения с угрозой сексуального нападения? Думать об этом было противно, но Боги по роду своей деятельности редко доводилось общаться с приятными людьми.

Перспектива обсуждения этого конкретного вопроса с самой принцессой Мерфи не радовала. Он живо представил себе, как она удивленно распахнет на него свои ореховые глазищи. Зато можно не волноваться, что она испугается и потеряет голову от страха: она ему просто не поверит. Женщина производила впечатление свободной, не стесненной условностями личности, которая живет с иллюзией, что плохое случается только с другими. Скользит себе по жизни на роликах с розовыми колесиками, в голове ветер гуляет, ни политика, ни преступления, ни то, что творится в мире, ее не касается. Узнай Мерфи, что она иногда смотрит «Си-эн-эн» или почитывает газеты, немало бы удивился. А вот комиксы, наверное, глотает пачками.

Он тоже когда-то был наивным и беззаботным. Да. Впять лет. Мерфи не знал точно, следует ли ему ужасаться или, наоборот, завидовать ей.

Внезапно сама Лулу, легка на помине, выскочила из дома и засеменила к своей машине в… — трудно поверить! — слава тебе Господи, в джинсах и кроссовках. На ней опять была шубка, на сей раз до пояса, то ли белая, то ли розовая, Мерфи не мог разобрать. Садовый фонарь окрашивал участок перед домом в мягкие лиловато-розоватые тона, так что даже непослушные кудри Лулу, теперь заплетенные в две дерзкие косички, казались розовыми. Цвет сумочки «пудель» ни с чем не спутаешь.

Покачав головой, Мерфи завел «ягуар». Если бы Боги был шутником, Мерфи мог бы заподозрить, что тот разыграл его таким образом, желая немного развеять его мрачное настроение. Вот только работа для Боги никогда не была поводом для шуток, а Мерфи не признавался своему другу, что на него нашла хандра. Боги тогда захотел бы знать причину, но Мерфи не смог бы ответить на этот вопрос. И потом, самокопание — занятие не из приятных. Он как-нибудь справится с этим… дискомфортом. Главное — отвлечься. А лучше всего может отвлечь Мерфи только что отъехавшая в своем «жуке» от дома Лулу.

Вырулив на «ягуаре» и двигаясь за «жуком» на расстоянии двух машин, Мерфи взглянул на свои электронные часы: 21.00, субботний вечер. «Куда едем, принцесса?» Не потеряв надежду получить звонок от Боги, Мерфи сунул в правое ухо наушник своего телефона, проклиная манеру вождения Лулу. Она гнала навстречу сверкающим огням Атлантик-Сити как маньячка, резко виляя из стороны в сторону и постоянно перестраиваясь из ряда в ряд в плотном потоке транспорта. Не обращая ни малейшего внимания на ограничения скорости, Лулу мчалась на желтый свет. Мерфи и самому, чтобы не упустить ее из виду, пришлось проскочить несколько перекрестков на красный. Хорошо еще розовых «жуков» на дороге не так много. Хотя именно это делает ее удобной мишенью и для преследователя.

вернуться

4

красавица (ит.).

вернуться

5

Да(фр.).

11
{"b":"6302","o":1}