ЛитМир - Электронная Библиотека

При случае обсудить с ней: менее заметное транспортное средство.

Поначалу Мерфи думал, что она направляется в казино, как и большая часть машин, но Лулу продолжила путь в северном направлении по Атлантик-авеню к бухте, городскому району, который в настоящее время находился на реконструкции в соответствии с финансируемым местными властями проектом обновления города. Порядком попетляв по району новостроек, они оказались перед рядом домов в викторианском стиле. Лихо вклинившись в узкое пространство между внедорожником и длинным лимузином, Лулу заглушила двигатель, выпрыгнула наружу и почти побежала к двери под номером сто тридцать четыре.

Мерфи остановил «ягуар» посреди улицы за два дома. Поднеся к глазам бинокль ночного видения, он проследил, как Лулу вошла в дверь и сразу же попала в объятия красивого длинноволосого парня. Тот расцеловал ее в обе щеки, крепко обнял и, затащив в дом, захлопнул дверь.

Вот тебе и «у меня никого нет».

А кто тогда, спрашивается, этот волосатик?

Весь последующий час Мерфи провел, без конца прокручивая в памяти сцену нежных объятий, свидетелем которой только что оказался, гадая, чем они там занимаются в доме, и пытаясь побороть своего назойливого противника — ревность. Мерфи уж начал было думать, что напрасно он не договорился с командиром своей команды и не махнул с ним проветриться на какой-нибудь тропический остров. Олух, сраженный «чудищем с зелеными глазами»[6]. Совсем крыша поехала! Ведь Лулу ему чужой человек.

Прошло еще двадцать минут, Боги все не звонил, а Мерфи как никогда была нужна информация. Клиентка вышла из дома в сопровождении двух мужчин — волосатика и еще какого-то здоровенного нескладного парня, который мог бы сойти за Сильвестра Сталлоне на стероидах. Все трое залезли в длинный лимузин, причем Слай сел за руль.

Настало время вытащить из рукава запасной козырь — верного человека из местных, Джейка Лидса, частного сыщика, к помощи которого Мерфи прибегал только в самых крайних случаях. Жаль, что у Джейка на него зуб. Одно время они с ним довольно тесно общались. Но это было до того, как Мерфи переспал с его сестрой.

Он включил фары и, набирая номер телефона частного сыщика, на достаточном отдалении тронулся вслед за лимузином.

После четвертого гудка Джейк наконец ответил:

— Если ты насчет Джони…

— Нет. — Потрясающе, как определитель номера совсем свел на нет формальные вступительные приветствия.

— Она счастлива замужем.

— Знаю, за Карсоном.

— У них родилась дочь…

— Я знаю, зовут — Кайли. Твоя племянница. Я разговаривал с Джони на прошлой неделе. Поздравляю тебя, дядя.

— Всякий раз, сокрушаясь о том, что отец малышки музыкант, я успокаиваю себя тем, что все могло быть и хуже. На его месте мог оказаться ты, — недовольно проворчал Джейк.

Мерфи продолжал двигаться вперед, не обращая внимания на поднимающуюся знакомую боль в груди.

— Хочешь верь, хочешь нет, Джейк, а я действительно люблю твою сестру и желаю ей только добра.

— Тогда держись от нее подальше.

— Не могу. Слушай, а можно обойтись без всего этого?

— Нет, нельзя.

— Прекрасно! — Мерфи позволил Джейку выпустить пар, зная, что злость у него сейчас пройдет, поскольку по сути человек он был хороший. — Мне нужна информация о двух людях. Они только что проводили моего клиента, женщину, из городского дома в лимузин.

— Против ее воли?

То, как резко Джейк переключился на деловой лад, не удивило Мерфи. Когда речь шла о безопасности женщин и детей, он ни о чем другом уже не мог думать, даже старые ссоры отходили на второй план.

— Не похоже. Но наверняка неизвестно. Я не знаю, с чем имею дело, Джейк. Я реагирую на сообщение о грозящей женщине опасности. Детали мне не сообщили.

— Подожди. Сейчас, только загрузится лэптоп. Она местная?

— Из Маргита. Лучана Росс. — Мерфи продиктовал ее адрес. — Возможно, у нее есть преследователь. Мне нужна твоя помощь, и я хочу, чтобы дело осталось между нами.

— Ясно. — Никаких вопросов больше не последовало.

При мысли, что он не один, что у него в деле есть надежный союзник, напряжение немного отпустило Мерфи. Если бы еще Боги позвонил!

— Давай начнем с мужчин, — сказал Джейк. — Определим, есть ли для нее непосредственная угроза. По какому адресу находится дом?

Продираясь в плотном потоке транспорта, едва не касаясь бампера вереди идущей машины, Мерфи передан требуемую информацию и номер лимузина. Они снова ехали по центру Атлантик-Сити.

Джейк вздохнул.

— Это что, шутка?

— Я что, смеюсь?

— Я знаю этот адрес так же хорошо, как свой собственный. Это дом Руди Гэллоу.

— Около пяти футов и десяти дюймов? Лет двадцать пять? С волнистыми волосами до плеч?

— Это Жан-Пьер Легран, партнер Руди. У Руди рост шесть футов три дюйма, волосы темные, короткие, имеется бородка.

— Да, это он за рулем лимузина. Наш коллега? — Телосложением напоминает футболиста, здоровый, как шкаф, амбал и страшный. Гэллоу полностью подходил под описанный Лулу стереотип телохранителя.

— Нет. Вид у него, я знаю, свирепый, но он спокойный, хороший парень. Он водитель. Держит бюро проката автомобилей с водителем.

— Откуда ты его знаешь?

— Он лучший друг моей жены.

— Да что ты! — Мерфи заинтересованно вскинул бровь. — И как тебе это? Не беспокоит? — Джейк все всегда держал под контролем. По натуре он был страшным собственником и, кого любил, старался опекать изо всех сил. Мерфи знал это как никто другой. По словам Джони, Джейк безумно и самозабвенно любил свою новую жену, Афию. И Мерфи просто не мог вообразить, как это частный сыщик, помешанный на контроле, мирится с тем, что его жена водит дружбу с мужчиной. Тем более мужчиной с лицом и фигурой голливудской звезды.

— Расслабься, — отозвался Джейк. — Лучана с ними в безопасности. Ей ничего не грозит. Хотя о Руди и Джей-Пи я того же сказать не могу. — Джейк выругался. — Афии все это не понравится.

— Афия ничего не узнает.

— Ладно. — Он снова выругался. — Как долго ты занимаешься этим делом?

— С сегодняшнего дня.

— И у тебя ничего нет о твоей клиентке?

— Уменьшительное имя Лулу. Сценическое имя — принцесса Очарование.

— Актриса?

— Работает с детьми. — Хорошенькая, легкомысленная, молодая. Самая настоящая Поллианна[7]. Имеет сестру, которая как магнит притягивает мужчин, и чудаковатую бабушку. Больше мне ничего не известно, — признался Мерфи. — Можешь достать по ней информацию?

— Дай мне час. Как с тобой связаться?

— Звони на мобильный. Если я не отвечу, оставь сообщение.

— Ты что, один работаешь?

— Мои взяли отпуск.

Джейк издал какой-то гортанный звук.

— Не знал, что я первый, к кому ты решишь обратиться.

— В данном случае ты единственный, к кому я могу обратиться. — Мерфи размышлял о своем разговоре с Джони, о семейном счастье Джейка, об их с женой попытках завести ребенка. Он заслуживал того, чтобы знать, во что ввязывается. — В дело вовлечен Джо Богарт.

После пятисекундного молчания Джейк сдавленно выругался:

— Черт!

Мерфи поскреб рукой подбородок.

— Хочешь выйти из игры?

— Да нет, черт побери, за кого ты меня принимаешь?

— За счастливого семьянина. Если ты не захочешь рисковать, я не буду винить тебя.

— Не дай Бог что случится с Руди и Джей-Пи, я буду переживать: они ведь и мои друзья тоже. Но для Афии это станет настоящей трагедией. А даже если они не фигурируют в деле, как быть с принцессой Поллианной? Ну уж нет, раз ты позвонил мне, я в деле.

— Вот и славно.

— Ты где сейчас? — спросил Джейк, опуская вызывающие неловкость любезности.

Мерфи сообщил свое местонахождение и, проследовав за лимузином по какой-то улочке, выехал к переполненной стоянке перед недавно построенным развлекательным комплексом под названием «Оз». Центром его, ясное дело, являлся «Изумрудный город» — модный театр-ресторан. В западном крыле «Злая ведьма» находился рассчитанный на двадцать с лишним человек клуб «Летающие обезьяны», где устраивались рейвы в стиле еврохип. С восточной стороны, над крытой галереей «Радуга», располагался популярный альтернативный ночной данс-клуб для людей нетрадиционной сексуальной ориентации «Рубиновые лодочки».

вернуться

6

Чудище с зелеными глазами — ревность. Метафора, использованная В. Шекспиром в трагедии «Отелло» (акт 3, сцена 3, перевод М. Лозинского).

вернуться

7

Поллианна — героиня рассказов американской детской писательницы Э. Портер (1868—1920), находящая причины для радости в самых бедственных ситуациях

12
{"b":"6302","o":1}