ЛитМир - Электронная Библиотека

— Хорошо.

— Хорошо.

Лулу, однако, не двигалась с места, поэтому Мерфи снова взял ее за руку и повел вниз.

— У меня довольно большая коллекция фильмов, но мне хотелось бы посмотреть что-то легкое. Что-то, — она вздрогнула, — что подняло бы мне настроение.

— Хорошо.

— Хорошо. — Лулу подвела Мерфи к своей коллекции видеокассет и DVD.

Ему не хотелось как-то задеть ее, но все ее фильмы, начиная с Дорис Дэй и заканчивая комедиями с Мэг Райан, были легкими — легче некуда — и рассчитанными на то, чтобы поднять настроение. Никаких неожиданных, печальных финалов. Только диснеевские мультфильмы занимали две полки.

— Как насчет этого?

— «Русалочка»? — Лулу просияла. — Я только вчера вечером ее смотрела для вдохновения. Но с удовольствием посмотрю еще раз. Это один из моих любимых фильмов. Включайте, а я пока принесу что-нибудь выпить. Мы не держим крепких напитков. У Софи есть немного вина…

— Сгодится и вода.

— Хорошо. — Она поспешила на кухню.

Мерфи выключил радио и вставил диск в проигрыватель для DVD. Он задернул шторы в гостиной и потушил большую часть ламп. Если вдруг маньяк все-таки дежурит возле дома, то хоть подглядывать не будет.

Мерфи сбросил свой кожаный блейзер, перекинул его через подлокотник дивана и сел. Проверив, нет ли от Боги сообщения (а его не было), он взял серебряную ракушку и, открыв крышку, снова стал рассматривать трусики.

«Девушке моей мечты».

Он уж было собрался завести музыкальную шкатулку, как в комнате появилась Лулу с двумя стаканами газированной воды. Застав его за изучением интимного подарка, она вспыхнула.

— Я собиралась отнести это в комнату Софи.

«Боюсь, моя дорогая, это адресовано не сестре». С этой мыслью Мерфи отложил шкатулку в сторону.

Лулу поставила стаканы на заваленный журналами столик и плюхнулась на противоположный край дивана.

Мерфи нажал на кнопку дистанционного управления. Прошли первые кадры, титры, и только после этого он осмелился еще раз мельком взглянуть на принцессу. Та сидела, забившись в угол и прижав колени к груди. Лулу выглядела беззащитной и была так не похожа на фонтан брызжущей энергии, который он наблюдал сегодня днем.

Сохраняй профессиональную дистанцию. Соблюдение дистанции — необходимое условие. Соблюдение дистанции равносильно… Черт!

— Лулу.

Она оглянулась.

— Да?

— Двигайтесь сюда.

Она сглотнула.

— Где ваш пистолет?

— В пиджаке.

— Я терпеть не могу оружие.

Мерфи бросил блейзер на швейную корзину, стоявшую на полу возле дивана. Так он мог в любой момент достать до пиджака, который оставался не виден Лулу.

Удовлетворившись этим, Лулу подвинулась и прижалась к нему. Он обнял ее за плечи, и она облегченно вздохнула.

Дела! Это небольшое проявление чуткости не пройдет ему даром. Мерфи уже предвидел всю серьезность последствий.

— Это действительно очень хороший фильм, — сказала Лулу, когда жалкий морской конек представил морского короля Тритона. — Музыка потрясающая.

Ее голос стал спокойным, но Мерфи чувствовал, как она вся зажата, словно скрученная пружина. Соблазнительное тело, которое еще недавно так обольстительно выгибалось, интимно прижималось к нему. Он щелкнул воображаемым выключателем, стирая из своего сознания сексуальный образ, взволновавший его в «Оз», и просто, бесстрастно держал ее за плечи. Он убедил себя, что пытается только успокоить ее и больше ничего. Действие «экстази», как правило, длится от трех до пяти часов. Сейчас она в любой момент может прийти в себя. У нее был трудный день, и Мерфи удивился бы, если б она не заснула тут, перед телевизором.

— Колин?

Мерфи напрягся. Он не имел ничего против того, чтобы она называла его по имени. Его беспокоило то, что ему это нравилось.

— Да?

— Вы уверены, что я не заразна?

— Уверен. — Он оторвал взгляд от жителей подводного царства и надменного краба и посмотрел на живое, дышащее у него под боком существо. И допустил серьезную ошибку.

Потому что Лулу обняла его за шею и, притянув к себе, поцеловала.

Сознание Мерфи затуманилось. Он и сам не мог понять, что с ним происходит. Столько женственности. Эти пухлые губы — мягкие, теплые. Восхитительные на вкус. Они отдавали жвачкой. Он наслаждался этим сладким ощущением дольше, чем должен был. Но черт возьми! Целовалась она потрясающе! Несмотря на приторную, как сахарин, мелодию, звучавшую фоном с экрана, у него в голове в бешеном танце кружились красочные образы. Кровь устремилась в пах. Но прежде чем Лулу смогла сделать что-нибудь еще, а он этим воспользоваться, Мерфи мягко отстранился.

— Послушайте, принцесса…

Лулу кончиками пальцев коснулась его губ.

— Ничего не говорите, прошу вас. Я знаю: я не в вашем вкусе.

Мерфи не был в этом так уж уверен.

— Я понимаю, трудно чувствовать влечение к женщине, которую на вас стошнило.

Тоже не факт.

— Я просто хотела… Софи сказала, чтобы я была посмелее.

— Что?

Лулу отвела глаза, положила голову Мерфи на грудь и уставилась на экран.

— Мы говорили с ней по телефону. Я рассказала ей о вас, и она велела мне позвонить вам и назначить свидание. Но я постеснялась. И вот, встретив вас там, я почувствовала себя… посмелее. Тогда-то я и сказала вам про раздевалку, но ничего из этого не вышло. И мне просто… Мне просто страшно хотелось вас поцеловать. Вот я и поцеловала, и я… рада. Потому что это было… очень приятно. Вы и сами очень приятный человек.

Приятный?

— Но я не в вашем вкусе, и вы определенно не в моем, а потому давайте забудем об этом поцелуе и обо всем таком вообще и будем смотреть фильм.

Однако вместо того, чтобы отодвинуться в сторону, что было бы логично после ее слов, Лулу лишь еще теснее прижалась к Мерфи.

Приятный? Мерфи пришлось призвать на помощь всю свою волю, чтобы не уложить ее на диван. Ему так и хотелось впиться губами в эти восхитительные губы, не думая ни о каких запретах. Ему хотелось коснуться языком каждого дюйма ее благоухающего лимоном тела, вонзиться своей плотью в ее плоть и не отпускать ее от себя до зари.

Но Мерфи был приятным человеком, положительным во всех отношениях.

Боги, если он когда-нибудь все-таки позвонит, ни за что не поверит. Да Мерфи и сам в это не верил. В его объятиях красивая женщина, возбужденная «экстази», а он, вместо того чтобы завалиться с ней в постель, сидит и смотрит мультик, ни больше ни меньше. На глупого краба, капризную рыбу и пылкую русалочку.

Вот ведь ерунда какая! Но он хотя бы не в депрессии.

Глава 8

Она плывет.

Расталкивая жителей подводного царства. Приближается к какой-то цели.

Слышатся возбужденные крики детей, которые, опираясь на руки и на ноги, по-крабьи, животом вверх переползают финишную черту.

Она мчится. Летит. От кого-то. К кому-то. Оглушительно орет музыка. Карибская мелодия. Нет, песня из «Грязных танцев». «Было время…»

И вдруг он. Темный. Опасный. Акула!

«Позвоните, если я вам понадоблюсь. Я доступен двадцать четыре часа в сутки».

Она закричала, но не услышала голоса. В горле пересохло. Она задыхается.

Она тонет.

— Мерфи!

Сильные руки хватают ее. Вытаскивают на сушу.

— Откройте глаза, принцесса.

Акула улыбнулась, разноцветные лазерные лучи, блеснув, отразились от острых, как лезвия, зубов. «В другой раз».

— Лучана.

Она открыла глаза, выныривая на поверхность, с жадностью глотая воздух.

— Мерфи. — Она висела у него на руках, сердце бешено колотилось в груди.

— Ш-ш-ш. — Он прижимал ее к себе и гладил по голове. Она прильнула к нему, к его сильному телу, но сердце не унималось.

Слышались шаги. Кто-то бежал.

— Акула, — прохрипела она, все еще находясь во власти причудливого сна. — Опасность.

— Никакой опасности, — ответил он. — Я здесь.

— Руки прочь от моей сестры, паскуда, или я тебе яйца отрежу!

18
{"b":"6302","o":1}