ЛитМир - Электронная Библиотека

Мерфи прошел в до неприличия загроможденную комнату и поднял очки на лоб, чтобы все как следует разглядеть. Разбросанные повсюду мягкие игрушки. Стопки книг, видеокассет и журналов с замусоленными страницами. Обруч. Ролики с розовыми колесиками и коробка с игрой. Оклеенные театральными афишами и комиксами стены. Бродвей в сочетании с грошовым театром.

И в довершение всего в помещении просто разило лимонами и жвачкой. Интересно, может ли человеку осточертеть солнечный свет и сладкое?

Мерфи обратил взгляд на принцессу, которая что-то искала. В такой захламленной комнате можно всю жизнь искать и не найти.

— Куда же он запропастился? — бормотала она, заглядывая под стул, ни форму, ни цвет которого невозможно было определить из-за наваленных на него рулонов самых разных блестящих, переливающихся, сверкающих украшениями или металлической отделкой тканей.

Мерфи обошел битком набитую швейную корзину, содержимое которой вываливалось наружу.

— Я могу вам чем-нибудь помочь?

Женщина, раскрасневшаяся и запыхавшаяся, выпрямилась. Диадема у нее съехала набок.

— Это было бы очень кстати. — Поджав губы, она переводила взгляд с одной кучи вещей на другую.

Она так и не взглянула на Мерфи. Не спросила, кто он и что здесь делает. Без колебаний пригласила войти, а ведь он запросто мог оказаться убийцей или насильником. Ни глазка. Ни цепочки на двери. Ни вопроса «Кто там?». Просто открыла дверь и впустила, как будто так и надо.

Если Боги прав и ей грозит опасность, то она об этом ни сном ни духом. У Мерфи создалось впечатление, что женщина не совсем адекватно воспринимает действительность.

— Что ищем?

— Стеклянный башмачок.

— Вы шутите.

— Ну, не совсем стеклянный. Скорее акриловый или пластмассовый. Во всяком случае, он прозрачный. — Женщина приподняла юбку. — Прелестно, правда?

Сексуально. Мерфи с восхищением взглянул на ее ножку в прозрачном башмачке. Она стояла в одной туфле, так что одна нога оказалась на несколько дюймов длиннее другой. Ногти на ее ногах были накрашены беловато-розовым лаком, словно покрыты инеем, что тут же вызвало у Мерфи ассоциации с сахарной ватой.

— Где ваша спальня? Принцесса указала на лестницу:

— Второй этаж, третья дверь направо. Но я там уже смотрела, — крикнула она ему вдогонку звонким, детским голосом.

Мерфи бегло оглядел соседние комнаты и, удостоверившись, что опасности нет, взбежал вверх по лестнице. Минуту спустя он вернулся со стеклянной туфлей в руке. Осмотр комнаты принцессы его позабавил. Особое впечатление на Мерфи произвела ее по-королевски огромная кровать. Но больше, чем кровать, его привлекла стопа нижнего белья всех цветов радуги, сложенная рядом с коллекцией разноцветных плюшевых мишек.

Отвлекаясь от мыслей о женском белье, Мерфи сосредоточил внимание на самой загадочной принцессе. Та, встав на колени и пригнувшись к полу в поисках пропавшей туфли, шарила под кроватью. Нижняя юбка под кринолином приподнялась, полностью открывая Мерфи вид сзади. К сожалению для него, на женщине были надеты широкие шаровары на сборке до колена.

Сцена показалась Мерфи комичной. И девушка казалась ему комичной. Вот только в сообщении Боги не было ровно ничего смешного. «Принцесса».

Девушка резко оглянулась. Разрумянившаяся, она выглядела сейчас так же очаровательно, когда Мерфи увидел ее впервые в проеме дверей.

— Вы ее нашли! — Она вскочила с пола и, припадая на одну ногу, бросилась к нему. — Где она была?

— У вас под кроватью.

Девушка выхватила у него из руки туфельку и тут же ее надела.

— Ей-богу, я там смотрела, — сказала она и, вскинув руки, прошмыгнула мимо.

Мерфи последовал за ней через так называемую столовую (где громоздились: швейная машинка, манекен, а также катушки с лентами и кружевом) в безукоризненно чистую кухню. Плита без единого пятнышка. Девственно чистая полочка для специй, к которой никто никогда не притрагивался. Стеклянный буфет, заполненный консервными банками с супом и бутылками покупных соусов. Творчество женщины, как видно, на приготовление пищи не распространялось.

— Прямо не знаю, как вас благодарить. Теперь уж я не опоздаю и мне не придется лететь на праздник как ошалелой. Если бы вечеринка у Фарры так не затянулась, у меня бы не возникло такой проблемы. Но я не жалуюсь — сама виновата. Не нужно было соглашаться на две сразу. — Женщина открыла холодильник, достала термос, на котором была изображена Лара Крофт — расхитительница гробниц, и протянула его Мерфи. — Софи уже второй раз за эту неделю оставляет дома свой протеиновый коктейль. Без Вив, которая следила за нами… Впрочем, вам это не интересно.

Из сказанного следовало, что принцесса — это Лучана Росс. Вот они, чудеса дедуктивного метода!

Девушка снова повела его, слегка подталкивая, в гостиную.

— До чего же мило с вашей стороны выполнить просьбу Софи, заехав сюда. Если бы только она питалась в служебном кафетерии, как и все мы! Так нет же! Вбила себе в голову, что она толстая. А это совсем не так. Просто начиталась всяких глупостей. — Девушка махнула рукой в сторону стопки дамских журналов. — Это отрава, уверяю вас.

Мерфи с ней в этом был абсолютно согласен, но промолчал. Он по-прежнему силился понять, как, черт побери, так вышло, что он стоит, держа в руках термос с изображением супергероини.

Принцесса продолжала о чем-то болтать, пожимая плечами в искусственной шубке до пят. Цвета виноградного «Кулэйда» с лиловым отливом.

— А вот мне плевать на высокую моду.

Это заметно, подумал Мерфи, когда она выхватила розовую сумочку «пудель». Он как завороженный следил, как принцесса на одно плечо повесила обруч, а на другое — вместительную сумку из разноцветных лоскутков.

— Вы не могли бы захватить мое майское дерево[1]? Спасибо, — сказала она, с трудом продираясь через дверь.

Мерфи уже не удивило, что женщина не потрудилась попросить его закрыть за собой дверь, не говоря о том, чтобы запереть ее. Тем не менее он повернул замок изнутри и крепко захлопнул ее, прежде чем преодолеть веранду и бесполезную входную дверь на улицу, волоча за собой пятифутовый, увитый лентами шест и термос с изображением персонажа компьютерной игры в придачу. Торопливо следуя за ней по ступеням, он поспешно опустил на нос очки. В таких случаях лучше, если никто тебя не запомнит.

Лучана Росс двигалась довольно проворно, если учесть, что она была в бальном платье и на каблуках. Дойдя до машины, она с трудом протиснулась за руль розового «жука». Слои кринолина взлетели кверху, со всех сторон окружив руль, но девушке, видимо, все было нипочем. Включая правой рукой зажигание, она левой указала на шест, который держал Мерфи:

— Закиньте его назад.

Он подчинился, устроив рядом с ним и термос. Она ничего и не заметит: заднее сиденье, как и комнаты в доме, было завалено вещами. Просунув руку через открытое переднее окно, между слоями кружевной розовой пышной материи, Мерфи повернул ключ и заглушил двигатель.

— Эй!

— Нам с вами надо поговорить, миссис Росс. Женщина поморщилась.

— Не называйте меня так, пожалуйста.

Понятно. Однако и принцессой ее Мерфи называть не собирался. Нужно было вернуть ее к действительности, чтобы объяснить свое присутствие.

— Лучана…

— Лулу, — поправила она с улыбкой. — Вив — единственная, кто называет меня Лучаной, и лишь тогда, когда у меня крупные неприятности, то есть когда я вляпалась в какую-нибудь бяку.

Это что, в дерьмо, что ли? И где только, на какой планете обитает эта Лулу? Мерфи вскинул брови.

— Собственно говоря…

— Я бы с удовольствием поговорила с вами, но я опаздываю. Может, как-нибудь в другой раз. — Она снова взялась за ключ зажигания.

Мерфи накрыл ее руку своей, ощутив тонкую кисть, бархатистую, гладкую кожу и соблазнительный, острый лимонный аромат. Ему вдруг чертовски захотелось пробежать языком по ее запястью с пульсирующей жилкой. Весьма некстати, если учесть, что эта женщина — клиентка. А следовательно: руки прочь.

вернуться

1

Майское дерево — столб, украшенный цветами, вокруг которого танцуют, держась за прикрепленные к его вершине длинные ленты, в Англии на майском празднике. — Здесь и далее примеч. пер.

2
{"b":"6302","o":1}