ЛитМир - Электронная Библиотека

— Субчиков с такой внешностью в организации Фальконе полным-полно.

— Ясное дело. — Мерфи вытер полотенцем лицо и вернулся в спальню. — Слушай, Джейк, спасибо тебе за информацию и заботу, но нам туда соваться не следует. ФБР явно готовит операцию по захвату. Боги выжидает, когда преследователь Лулу проявит себя в очередной раз. Он сказал, все будет кончено через неделю. От меня требуется делать свое дело, так чтобы он мог делать свое. Моя же задача состоит в том, чтобы обеспечить Лулу безопасность.

— А Руди и Жан-Пьер?

— А что с ними?

— Они ведь работают в «Оз». Вдруг их заметут под горячую руку?

— Возможно, они являются одним из звеньев преступной цепочки.

— Хочешь сказать, они участвуют в грязных махинациях? — прорычал Джейк.

— Я просто допускаю, что их могут использовать вслепую. Если исключить их из игры, дело может сорваться или по крайней мере могут возникнуть подозрения. — Боги законспирирован. Если он погорит… Мерфи тотчас пресек возникшие было в его воображении картины всевозможных последствий. — Федералы, как правило, стараются действовать так, чтобы не подвергать опасности невинных людей.

— Случается и такое дерьмо. Спорить с этим Мерфи не мог.

— Иногда результат стоит того, чтобы пойти на риск. — Разгром организации Фальконе — шайки отъявленных негодяев, таких, как и те, на чьей совести гибель его родителей, — полностью оправдан. Мерфи натянул джинсы. Настроение стало портиться.

— Безопасностью Руди и Жан-Пьера я рисковать не собираюсь, — отрезал Джейк. В его тоне послышались гневные нотки. — И вот еще что: Энтони Ривелли, босс Руди и Джей-Пи, состоял в связи с дочерью Винсента Фальконе. Я думал, он порвал с ней. Мне нужно знать, замешан ли он в делах этой семьи. Это… важно лично для меня. И мне нужны детали операции по захвату, Мерфи.

— Я ничего не знаю.

— Ну так узнай. В твоем распоряжении сегодняшний день. Джейк дал отбой, и Мерфи бросил мобильник на кровать.

— Дьявол! — Пропади пропадом этот Джейк со своей навязчивой идеей защищать близких. Ну если только он поставит под удар Боги… Мерфи покачал головой. Обвиняет Джейка, а сам ничуть не лучше. Оба они заботились о своих друзьях, но, черт побери, как Мерфи, спрашивается, узнает для него детали операции, не связавшись с Боги, у которого сотовый телефон прослушивается.

Хорошо денек начинается, ничего не скажешь!

Мерфи шагнул в холл, и тут же все его рецепторы включили сигнал тревоги. В нос ударил резкий запах дыма. Пожарная сигнализация завыла в унисон с женским криком. Мерфи, ошалев, бросился на шум, как летучая мышь из преисподней. Он добежал до кухни, и в его жизнь вновь вернулся кошмар из прошлого: едкий дым, бушующее пламя, и среди этого ужаса, ища спасения, мечется обезумевшая женщина с выпученными глазами. Только теперь это была не мама, а Лулу, а огонь пылал в сковороде.

— Бросьте! — скомандовал Мерфи, выхватывая из-под мойки огнетушитель. Но охваченная паникой Лулу, продолжая метаться, кинулась к двери черного хода. Огонь на сковороде разгорался, языки пламени вздымались все выше и выше. Чувствуя подступающий страх, Мерфи привел в действие огнетушитель, и Лулу потонула в белом облаке.

И с визгом уронила сковороду.

Мерфи бросил огнетушитель и, изрыгая проклятия, отключил сигнализацию. Он привлек к себе задыхающуюся от ужаса женщину, проверяя, нет ли на ней ожогов.

— Вы не пострадали?

— Нет, я… нет. Кажется. — Лулу закашлялась, замахала руками, разгоняя дым, потом приложила ладонь ко лбу. — Если только брови себе подпалила.

Мерфи оглядел ее лицо, руки, плечи.

— Нет, все в порядке. — Однако сердце его по-прежнему не могло успокоиться. Он опустил глаза на дымящуюся сковородку, и в памяти всплыли слова, сказанные одним из пожарных: «Твоя мать вернулась назад, в преисподнюю». В Мерфи с такой же силой, что и в детстве, вспыхнула злоба.

— Где у вас, черт возьми, была голова? Лулу, с трудом сглотнув, облизнула губы.

— Я готовила вам завтрак, не понимаю, что произошло. Я отвлеклась буквально на секунду, чтобы положить хлеб в тостер, а когда повернулась к плите, яичница уже горела. Я стала заливать ее водой, но пламя от этого только усилилось.

Просто черт знает что такое!

— Горящее масло следует тушить с помощью крышки или засыпать пищевой содой, но ни в коем случае нельзя использовать для этого воду. Она лишь разбрызгивает жир, и огонь разгорается с новой силой. — Мерфи сжал Лулу за плечи, пытаясь перекричать гул, стоявший в его ушах. — Никогда, слышите, никогда не пытайтесь выносить загоревшееся масло из кухни! Станет горячо, и вы, не удержав сковородку, все разольете, а огонь распространится по всему помещению. Не говоря уж о том, что можно получить серьезные ожоги!

Глаза Лулу наполнились слезами.

— Простите. Я… это вышло случайно. Не кричите на меня. Первое, что пришло мне тогда в голову, это вынести сковороду на улицу, пока весь дом не загорелся.

— Да плевал я на дом! Я о вас думаю!

Лулу удивленно моргала, глядя на него, как на безумного. А собственно так оно и было. Мерфи почувствовал запах гари, увидел Лулу, огонь и уже готовился к самому худшему. Вдруг… вдруг… вдруг!

Уровень адреналина в крови резко подскочил. Охваченный страхом и страстью, Мерфи схватил Лулу за волосы и рывком притянул к себе. Он, как одержимый, жадно впился в ее губы в диком, неистовом поцелуе. Лулу вцепилась ему в плечи, подчиняясь его воле. Прижав ее к стене, Мерфи начал расстегивать молнию на своих джинсах, которые упали, повиснув у него на щиколотках. Его язык проник в рот Лулу, руки — под ее футболку, а затем в ее пижамные штаны. Это была самая настоящая штурмовая атака. Никаких ухищрений и деликатных подходов, никакой прелюдии — одно сплошное сумасшедшее, первобытное желание соединиться с ней.

Продев руку ей под колено, он приподнял ее ногу. Его набухший и изнывающий от желания член скользнул по гладким, нежным складкам. Наконец-то. Долгожданное тепло ошеломило его, затуманив разум. Но сквозь раскалившее его добела желание резко проступила реальность, отрезвившая Мерфи: нет презерватива.

Сердце бешено билось. Мерфи отпрянул назад и прервал поцелуй, что-то зашептав. Он коснулся своим лбом лба Лулу и застонал от досады. Мерфи почувствовал, как дрожит Лулу. Он, верно, до смерти напугал ее.

— Простите меня, Лучана, — невнятно прохрипел он. — Я должен охранять вас, а не пользоваться вашим положением. Я не должен… Это была ошибка.

Он опустил ее футболку. Ее тело было напряжено как струна. Лулу оттолкнула его и, не говоря ни слова, натянула пижамные штаны. Мерфи надел джинсы, не переставая думать о том, как трясутся у нее руки. Силы небесные! Что ж он наделал!

— Вам, наверное, надо собираться на работу. Идите наверх. Я все сам тут уберу. И приготовлю что-нибудь поесть. Вы любите хлопья? — Идиот! Сначала, ни о чем не спросив, зажал у стены, а теперь думает, она захочет после этого составить ему компанию за тарелкой хлопьев.

— Да, конечно. — Лулу не улыбнулась, но и молний в него не метала. Просто со всех ног бросилась из кухни наверх.

Мерфи провел ладонью по лицу и посмотрел ей вслед. Через пять минут обуглившаяся яичница будет забыта, но запах гари выветрится еще ой как не скоро.

Лулу ворвалась в свою спальню для гостей и рухнула на колени. Просто чудо, как ее ставшие вдруг ватными ноги донесли ее сюда. Во время этой страстной схватки она насилу устояла под сокрушительным натиском Мерфи.

Ошибка? Как могло то, что показалось ей таким правильным, быть ошибкой?

Да, вспыхнувшее масло — это, конечно, прокол с ее стороны. Мерфи чуть было не потерял самообладание, пришел в смятение и — совершенно точно — правда, самую малость напугался. Потом он схватил ее и принялся целовать, а она словно заново родилась. Здравствуй, жизнь!

По ее жилам пробежало пламя, когда он пригвоздил ее к стене. Предвкушение, грешные чувства. Блаженство с большой буквы! Он прикасался к ее самым интимным местам — к груди, между ног, к ягодицам, но в его прикосновениях между тем не было ничего интимного. Он сгреб ее в охапку, как мужчина, окончательно свихнувшийся от неудовлетворенного желания.

38
{"b":"6302","o":1}