ЛитМир - Электронная Библиотека

«Девушка моей мечты».

Стоило Мерфи только вспомнить, как Лулу подошла к Поли Фальконе, и кровь у него застыла в жилах. Грань между храбростью и глупостью почти неуловима, и Лулу ее переступила. Как она могла подумать, что этого человека можно вот так просто отвадить, лишь только попросив его? Наоборот. Скорее всего ее отпор вызовет в нем желание действовать. Если Боги не нейтрализует Поли во время операции по захвату, придется Мерфи взять дело в свои руки. Любой ценой он решил вернуть принцессе ее сказку. Проходя через библиотеку, Мерфи бросил взгляд на настольные часы. Боги обещал сегодня вечером выйти на связь. Правда, о времени они не условились. Поразмыслив, Мерфи вспомнил, что они и место встречи не обговорили. Черт! Ведь Боги решит, что он охраняет дом клиента. Проклятие! Однако Мерфи не стал звонить другу на сотовый в уверенности, что тот все в итоге сообразит. Уж хоть бы сообразил! Если Джейк не получит сегодня вечером необходимой информации, то, очень вероятно, велит Руди с Жан-Пьером держаться от «Оз» подальше, а это поставит планируемую операцию да и самого Боги под удар.

Настроение Мерфи в любой момент было готово окончательно испортиться, он уж готов был поддаться одолевавшей его тревоге, как вдруг стены его дома огласились музыкой в стиле мотаун[15]. Лулу, очевидно, обнаружила CD-проигрыватель. Мерфи направился в кухню. Беззаботная, мирная сценка, которую он там застал, снова вернула его в состояние эйфории. Лулу танцевала между холодильником и кухонной стойкой, жонглируя продуктами. Ее спутанные кудри подпрыгивали на плечах, и она пела, путая слова, песню «Мне рассказали». Мерфи простил Лулу то, как она исковеркала одну из самых его любимых песен, потому что она в этот момент выглядела чертовски привлекательно. О да! Его рубашка на ней и отсутствие трусиков — великолепная приманка.

— Что ты делаешь, тигренок?

— Сандвичи с индейкой. — Лулу держала в руках буханку ржаного хлеба и упаковку диетической нарезки. — Уж с этим-то я справлюсь.

— Это хорошо. — Мерфи приблизился к ней сзади и скользнул руками вверх по бедрам, остановившись на голых ягодицах. — Потому что мои руки заняты.

Лулу, захихикав, слегка оттолкнула его локтями.

— Ты говорил, тебе надо передохнуть.

— Я ошибался.

Лулу обернулась на него через плечо и ехидно улыбнулась:

— Тебе надо поесть. Тебе потребуется много сил.

— Правда?

Глаза Лулу поблескивали озорно и — о да, именно этого он ждал! — нежно. Она откашлялась.

— Хм, тебе нравится с перцем?

Мерфи откинулся назад и прижался к ее заду своим возбужденным членом.

— Вопрос с подтекстом.

Лулу обернулась, чувствуя, как кровь бросилась ей в лицо, и закатила глаза.

— Я о твоем сандвиче. Горчица желтая или коричневая? — Она жестом указала на две банки. — У тебя есть и та, и другая.

Мерфи подвинул к ней поближе коричневую горчицу и легко поцеловал ее в нос.

— Эта сойдет.

Лулу вспыхнула, сосредоточившись на банке, которую открывала.

— Мне тоже.

Мерфи только это и нужно было знать. Улыбнувшись, он тихонько шлепнул ее по попке и подошел к холодильнику.

— Пива?

— Нет, спасибо. Но минеральной воды, если у тебя есть, выпью. — Лулу, намазывая хлеб горчицей, снова запела, перевирая слова.

Мерфи поставил рядом с ней холодную бутылку воды и, запрыгнув, уселся на кухонную стойку в центре кухни. Болтая босыми ногами, он сделал большой глоток из бутылки с длинным горлышком и устремил взгляд на Лулу, которая резала красивый, как бифштекс, помидор. Эта женщина, благослови ее Господь, на кухне представляла собой стихийное бедствие.

Она повернулась к нему, протягивая самый кривой и неаккуратный сандвич с индейкой из всех, что ему когда-либо доводилось видеть. Хорошо хоть к плите не прикасалась. Лулу на секунду замолкла, чтобы сказать:

— Мне нравится эта песня.

— Еще как-нибудь напомни, чтобы я научил тебя верным словам, — подтрунивая, сказал Мерфи и отхватил кусок сандвича. Кривобокий, но вкусный.

Лулу прислонилась спиной к другой стойке и тоже откусила маленький кусочек.

— Я кое-что выяснила насчет тебя.

Мерфи подумал, что она опять залезала в Интернет. Интересно, хорошо ли она разбирается в компьютере, чтобы выудить нужную информацию? Насторожившись, он снова отпил из бутылки.

— А именно?

— Ну, во-первых, ты любишь старую музыку. Я просмотрела твою коллекцию дисков. Она очень ограничена, Мерфи.

— Не более чем твоя коллекция DVD и видеокассет.

Лулу наморщила нос.

— Да у меня тонны фильмов.

— Да, и все с хеппи-эндом.

— А что ты имеешь против хеппи-энда?

Мерфи посмотрел на ее унылую мордашку и внезапно понял: она прелестна всегда — и когда смеется, и когда хмурится, и когда недовольно кривит лицо. Он представил себе, что всю оставшуюся жизнь каждое утро будет просыпаться рядом с этой прелестью, и улыбнулся.

— Ничего не имею. Более того, я надеюсь, что в моей жизни тоже будет один из таких хеппи-эндов.

— Правда?

— Правда.

Под его многозначительным взглядом Лулу залилась краской. Она оставила недоеденный сандвич и открыла бутылку с водой.

— Я теперь знаю, почему ты не довел до ума свой дом. Никаких пустяков. Все только необходимое. — Прежде чем продолжить, она отпила из бутылки. — То, что имеешь сегодня, можно потерять завтра. Так?

— Ну, что-то в этом духе.

— Но если ты однажды потерял все, это вовсе не значит, что это должно повториться.

— Ты хочешь сказать, что не нужно жить прошлым. — Мерфи снова отхлебнул пива и со значением посмотрел на нее. — Хороший совет, принцесса.

Лулу выпятила нижнюю губу.

— Тигренок мне нравится больше.

— Почему?

— Потому что, когда меня называют принцессой, я чувствую себя этакой паинькой.

— А ты и есть паинька, солнышко. Именно это-то я в тебе и люблю.

Стоп!

Лицо Лулу омрачилось, и Мерфи испугался, что ляпнул что-то не то. Черт! Слово на букву «Л»? Он не говорил ей «Я тебя люблю», хоть и любил ее. Он решил, что для этого еще время не пришло. Проклятие!

— А я думала, ты разглядел во мне что-то другое. Мерфи отставил пиво, но с места не сдвинулся.

— Ты меня не поняла.

Лулу, с трудом сглотнув, пожала плечами:

— Если ты будешь думать, что я вся такая хорошая, чистая, ну, вроде как мадонна, то ты не захочешь…

— Трахаться только ради удовольствия?

Лулу вспыхнула.

— Я бы употребила другое выражение, но, — она взяла свой сандвич, отщипнула от корочки, — именно это я имела в виду.

Понятно. Теперь он целился в доброго старого Терри. По-миссионерски консервативного или ревностного христианина, который занимался сексом с определенной целью, но не для удовольствия. А может, у него просто вставало, только когда она, такая хорошая, послушная жена, лежала на спине. Мерфи одного не мог понять — почему Лулу так стесняется говорить об этом. В памяти всплыла одна ее фраза (Господи! Неужели это было только вчера?) о том, что она оказалась не той женщиной, на которой, как думал ее бывший муж, он женился.

— Я лишь строю догадки, поэтому поправь меня, если я ошибаюсь. Я думаю, твоему мужу не нравилось, когда ты громко кричала или становилась в постели несдержанной.

— Бывшему мужу. Да, что-то вроде того.

— Если он из-за этого бросил тебя, то парень совсем идиот.

— Он бросил меня потому, что я с изъяном.

Мерфи изо всех сил уцепился за стойку, на которой сидел, пытаясь обуздать гнев… хотя бы немного.

— Что это, черт возьми, значит? Лулу отвела взгляд.

— Давай не будем об этом.

С изъяном? Мерфи потер шею. Он не знал, как себя вести. Хоть бы она намекнула, о чем речь. С изъяном?

— Я никогда еще не встречал такой женщины, как ты, Лу-чана. Ты полна жизни, заботлива, добра, сексуальна… — «Я хочу прожить с тобой до самой старости».

Лулу прикусила нижнюю губу и посмотрела ему в глаза.

вернуться

15

Мотаун — направление популярной музыки, смешивающее в себе приемы и традиции стилей ритм-энд-блюз, соул и т.п.

50
{"b":"6302","o":1}