ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
По желанию дамы
Попаданка пятого уровня, или Моя Волшебная Академия
Любовь по-драконьи
Время злых чудес
Психбольница в руках пациентов. Алан Купер об интерфейсах
Скорпион Его Величества
Как стать рыцарем. Драконы не умеют плавать
Твой второй мозг – кишечник. Книга-компас по невидимым связям нашего тела
Гребаная история

— Я существую на самом деле. У меня есть свои недостатки. И ты не единственная, у кого изменились взгляды на жизнь. Одно то, что мы так быстро сошлись, не делает наши чувства менее реальным. И у меня это надолго, Лучана.

В его глазах светились искренность и надежность. Лулу верила ему. Она не могла представить себе, что Мерфи бросит ее, как Терри, если что-то пойдет не так. Он засучит рукава и кинется преодолевать трудности. Настоящий морской пехотинец. Сердце Лулу билось в такт с его сердцем. По сути, они не были такими уж разными. Оба хотели сделать мир лучше.

Основываясь на том малом, что он рассказал ей о своей военной службе, после поисков в Интернете и некоторых размышлений Лулу пришла к выводу, что он участвовал в операциях «Морской ангел» и «Возвращение надежды». Последняя являлась гуманитарной помощью Сомали.

Лулу, которая никогда не интересовалась политикой, было стыдно, что она почти ничего не знала об этих событиях. Чем больше она читала, тем больше ее тянуло вернуться к прежнему и отгородиться от всего этого. Столько несчастья и смертей! Единственное, что поддерживало в ней интерес и желание узнать больше, — это сознание, что Мерфи и бессчетное множество других людей были свидетелями тех ужасов. Переустройство всегда сопряжено с риском.

Она всегда мысленно бросала камни в мужчин, которые носят оружие, способны к насилию и деятельность которых противоречит мирному существованию. Она жила, словно отгородившись от мира в башне из слоновой кости, избегая риска, осторожничая, ни во что не вмешиваясь, и никогда не находила для себя счастья или удовлетворения. По сути, ей так и не удалось сделать для мира ничего существенного.

— Знаешь, что сказала Вив? — Лулу с трудом сглотнула, и ее голос сорвался на нервный шепот: — Жизнь коротка. Живи полной жизнью. Ни о чем не жалей.

Мерфи улыбнулся:

— Ура!

— У нас с тобой разный подход к жизни, Колин. Мы сводим друг друга с ума. Ты ведь это понимаешь?

Мерфи взял ее лицо в руки — руки, которые кормили голодных детей, спасали пострадавших людей из-под завалов.

— Я готов наполнить свой дом воспоминаниями.

Его губы изогнулись в улыбке, и тихая радость разрешила ее последние сомнения.

— А мебелью? Мерфи рассмеялся.

— И мебелью тоже. — Он заглянул ей в глаза, и земля под ним закачалась. — Ну, так что ты об этом думаешь?

Что через пять месяцев все может кончиться. Что через две недели он может попасть в перестрелку. Что она завтра может погибнуть в автокатастрофе, как ее отец и мама Софи. «Жизнь коротка. Живи полной жизнью. Ни о чем не жалей».

— Я думаю, Вив — гений. — Лулу с улыбкой встала на цыпочки и легко поцеловала его в губы. — Давай дадим прикурить.

Ночную прохладу наполнили приглушенные звуки музыки в стиле диско. Софи посмотрела на часы. Час ночи. Она бросила взгляд на вход в «Рубиновые лодочки». Предостережение Боги «Держитесь подальше от „Оз“ продолжало звучать в ее ушах.

Если б она имела хоть частичку уважения к этому федералу, она бы еще, может, подумала. А к мужчине, который спас и обольстил ее лишь для того, чтобы потом отпускать ехидные замечания в ее адрес, она не могла чувствовать ничего, кроме отвращения. Чья бы корова мычала! Ведь сам же продвигал расследование лестью и собственным членом.

Поведение Джо лишь укрепило уверенность Софи в том, что все мужики — свиньи и доверять им нельзя. Эпизод с Чазом еще терзал ее душу, а маньяк, гоняющийся за ее сестрой, вызывал в ней бурю гнева и не давал покоя. Жизнь и так превратилась в ад кромешный, а тут еще и Руди пропал.

Стиснув зубы, Софи толкнула сверкающие красные двери ночного гей-клуба с намерением сделать что-то полезное и такое, что могло бы избавить ее от ужасного ощущения беспомощности. С намерением отыскать эгоистичного нахала, который своей ревностью чуть не довел до ручки Жан-Пьера. Джей-Пи был уверен, что Руди подслушал его разговор с Люком. Разговор на самом деле был вполне невинный, но как он мог объяснить это, если Руди не пожелал ничего слушать? «Почему он гонит меня в Калифорнию, а сам отказывается ехать со мной? Разве мы не стремимся к общей цели?»

Софи не знала, что ему на это ответить. Ей самой не везло с мужчинами. Несчастья притягиваются друг к другу, вот и они встретились с Джей-Пи, чтобы поплакаться друг дружке на судьбу, пытаясь залить горе полутора бутылками вина. Жан-Пьер прикорнул на диванчике. А Софи сомневалась, что сможет уснуть. Охваченная волнением, она вновь погрузилась в свои мрачные мысли.

Софи с трудом продвигалась сквозь толпу, всматриваясь в лица, расспрашивая окружающих. Но Руди нигде не было. Из динамиков заревела песня Донны Саммерс. Публика заведения встретила ее свистом и одобрительными возгласами. Софи устремила взгляд на сцену и увидела танцующего с микрофоном в руках на пятидюймовых акриловых платформах и открывающего рот под фонограмму трансвестита с роскошной фигурой. Так, по крайней мере теперь ясно, что Руди довез артиста до клуба. Может, он отметился у Энтони?

Софи подошла к барной стойке и подозвала бармена:

— Где Энтони Ривелли?

— В «Летающих обезьянах», — ответил тот, стараясь перекричать музыку. — Там проблема с танцовщицей в клетке.

Софи кивнула и снова стала протискиваться сквозь плотную толпу мужчин. Наконец она прижала ладонь к влажному лбу и вздохнула посвободнее. Здесь не было толпы. Только несколько ищущих приключений женщин шли в «Рубиновые лодочки». Одна из них смерила Софи внимательным взглядом и послала ей улыбку. Софи улыбнулась в ответ, на долю секунды задумавшись, не попытать ли счастья с представительницами своего пола. Но потом ее мысли перекинулись на Руди с Джей-Пи. У них тоже были свои проблемы. Человеческие отношения — это всегда человеческие отношения. Кроме того, вступить в близкие отношения с лесбиянкой, тогда как она самая что ни на есть натуралка, было бы весьма непросто.

Софи поспешила по плюшевому ковру, утопая в нем каблуками, скорее вперед, пройти мимо этих женщин в танцклуб для гетеросексуалов. Наконец она очутилась в «Летающих обезьянах», где ей в лицо пахнуло жаром от разгоряченных, ищущих наслаждений тел. Из ультрасовременных динамиков оглушительно ревел «транс». Яркие, размером в человеческий рост клетки размещались с учетом стратегических особенностей в похожем на пещеру зале. Там находились танцовщики — мужчины и женщины, — одетые в вызывающие, едва прикрывающие тело костюмы, в дизайне которых явственно ощущалась рука Жан-Пьера. Этот мужчина поистине гений. Уцепившись за позолоченные перила верхнего яруса, Софи принялась высматривать в людской толчее Энтони.

На танцполе внизу орды полуобнаженных людей, по большей части с напитками в руках, извивались в такт музыке. В этой насыщенной эротикой атмосфере у Софи по спине пробежала дрожь. Странно, она ведь сама несколько раз отдыхала здесь. Обольстительно танцевала. Однажды даже экспериментировала с «экстази», хотя и под страхом смерти не призналась бы в этом Лулу. Однако одного раза ей оказалось достаточно. Теперь, зная то, что она знала о Фальконе, то, как осуществляется контрабанда наркотиков, ей во всем этом веселье виделось что-то уродливое. От отвращения и ужаса у Софи заколотилось сердце. «Держитесь подальше от „Оз“.

Отыскав наконец внизу Энтони, разговаривающего с одним из танцовщиков, она уже была готова сбежать, но, решительно подавив тревогу, пошла вниз по винтовой лестнице и, в очередной раз протиснувшись сквозь толпу, направилась к нему.

Энтони обернулся как раз в тот момент, когда Софи оказалась рядом.

Он улыбнулся:

— София. Как всегда, приятно тебя видеть.

— Мне нужно с тобой поговорить.

Ривелли обеспокоенно наморщил лоб. Наверное, подумал, будто она собирается снова биться в истерике из-за своего Чаза. Он мягко взял ее за локоть и отвел в более уединенный угол.

— Что стряслось?

— Руди.

— Что с ним?

— Мне пришло в голову, что ты можешь знать, где он. Энтони сунул руки в карманы своих элегантных, дизайнерских брюк и отрицательно покачал головой.

56
{"b":"6302","o":1}