ЛитМир - Электронная Библиотека

Мерфи приблизился к кровати, протянул руку к Лулу и, откинув упавший ей на лицо локон, заправил его ей за ухо.

— Навязшего в зубах лозунга явно недостаточно, принцесса. Так что ты собираешься с этим делать?

— Я?

— Если кто-то и может тронуть сердца и души детей, думаю, что это именно ты. Подумай, как ты сможешь принести больше всего пользы и — вперед, в атаку.

Лулу удивленно подняла на Мерфи глаза, черпая в его нежном, проникновенном взгляде уверенность в себе. В ее голове закружились мысли.

— Я могла бы сочинять особые лунные сказки, которые внушали бы детям, что употреблять наркотики вредно. Эти сказки, наверное, можно было бы включить в школьные программы в качестве специальных уроков. Думаю, у них выделены средства для подобных вещей.

Мерфи улыбнулся:

— Уверен в этом.

— Это потребует много времени и упорного труда. Чтобы сделать все как следует, мне, наверное, придется оставить работу в «Карневале».

— Так оставь ее.

— Ага, и потерять социальные пособия?

— Об этом тебе больше не придется беспокоиться.

— Разумеется, придется. И опять же: переустройство сопряжено с риском, ведь так?

В глазах Мерфи блеснула гордость.

— Верно.

Человек действия. Человек чести. Борец. Сердце Лулу затрепетало — она прозрела. Она так боялась влюбиться в этого мужчину, что упустила главное. Судьба с самого начала, как только она сказала ему тогда в дверях «Здравствуйте!», уже была предрешена. Она полюбила Колина Мерфи. Пылкой и безоглядной любовью. И это оказалось совсем иное чувство, нежели то, которое она когда-то испытывала к Терри. Потрясающее открытие, которое она сделала, буквально лишило ее дара речи.

Раздался звонок в дверь.

— Это Джейк. — Мерфи поднял Лулу на ноги и обнял. Его улыбка угасла. — Когда я вернусь домой, битва с семейством Фальконе будет закончена, и тогда мы сможем начать нашу жизнь. Как ни банально это звучит, но благодаря тебе я во всем теперь вижу положительную сторону, Лулу. Ты права. Мой ребенок тоже мог бы участвовать в переустройстве этого мира. Я бы хотел иметь четверых или пятерых детишек. — Он скользнул большим пальцем по ее пылающей щеке, улыбнулся, глядя в ее горящие глаза. — А ты?

К горлу Лулу подступила тошнота.

— Я бы хотела одного, — выдавила она из себя.

— Хорошее начало. — Мерфи легко поцеловал ее в губы, отступил назад и, дерзко улыбнувшись, взъерошил ей волосы. — Не делай такое угрюмое лицо, тигренок. Семья Фальконе — сущий пустяк по сравнению с вражескими ордами. — Он зашагал к двери и, обернувшись, подмигнул ей. — Ура!

Лулу смотрела ему вслед, ополоумев от горя: счастливое будущее отменяется.

Глава 22

Джейк посмотрел на Лулу, чтобы убедиться, что она еще дышит. Уже минут сорок она сидела молча, не шелохнувшись. Они поставили фильм, но ее мысли, по-видимому, блуждали где-то далеко. Женская мелодрама была довольно забавной, но Лулу ни разу не улыбнулась. Временами Джейку даже казалось, что она вот-вот расплачется. Ничто больше в ней не напоминало живой фейерверк. Трудно было поверить, что это она совсем недавно устроила ему хорошую головомойку.

Джейк решил, что она беспокоится за Мерфи. Он бы спросил, но это значило бы завести разговор. А разговаривать ему не хотелось. Ему и своих переживаний хватало. Взгляд его был устремлен на гигантский плазменный экран (Мерфи определенно переусердствовал с выбором современной электроники), но все, что он на нем видел, — это размытые пятна шевелящихся губ. А все, что слышал, — это «бла, бла, бла» и телефонный звонок. Звонок его телефона.

Джейк посмотрел на входящий номер: Джони. Сердце тревожно сжалось. Джейк поднялся с кресла, отошел подальше от телевизора и Лулу и нажал на кнопку.

— Привет, сестричка. Все в порядке?

— Ты только не паникуй, Джейк. Ну вот! Прекрасно.

— Черт побери, Джони!

— У Афии кровотечение.

Все у него внутри перевернулось. — Что?

— У нее кровотечение. Она сказала, что у нее срок всего ничего — несколько недель и что у нее была очень тяжелая ночь. Скорее всего это ерунда. Возможно, это из-за стресса. Могу поклясться, врач назначит ей постельный режим.

Джейк пощупал рукой лоб, чувствуя, что его голова вот-вот лопнет.

— Не старайся подсластить горькую пилюлю, Джони. У Афии выкидыш?

Лулу резко вскинула голову, и Джейк тогда понял, что не говорит, а кричит во весь голос.

— Я не знаю. — Сестра вздохнула и, понизив голос, проговорила: — Надеюсь, нет.

— Ты где? Где Афия?

— Мы едем в больницу. За рулем Карсон. Афия сидит между мной и Кайли. Она не хотела тебе звонить. Сказала, у тебя важное дело. Но я-то знала, что тебе об этом сообщить необходимо.

— Передай ей трубку.

— Она расстроена, Джейк.

— Дай, черт побери, ей телефон! — Его буквально трясло от желания со всей силы садануть кулаком по стене. Джейк хотел немедленно слышать ее голос. Почувствовав легкое рукопожатие, он обернулся и увидел Лулу, с сочувствием смотревшую на него снизу вверх.

— Джейк?

— Детка. — Джейк силился говорить спокойно. — Тебе больно?

— Нет. Мне просто… — Голос Афии сорвался. — Я боюсь. Словно тысячи ножей пронзили сердце Джейка.

— Я знаю, солнышко. Но ты ведь с Джони и Карсоном. А я подъеду к тебе в больницу.

— Тебе нельзя. Ты должен оставаться с Лулу. — Афия шмыгнула носом. — Со мной, как ты сам сказал, Джони с Карсоном.

— Я возьму Лулу с собой. — Лулу отрицательно замотала головой, но Джейк не удостоил ее вниманием.

— Я люблю тебя, Джейк.

— Я тоже люблю тебя, детка. Не забывай: позитивные мысли должны преобладать над негативными. — Трясущимися руками Джейк сунул телефон во внутренний карман джинсовой куртки и смерил Лулу уничтожающим взглядом. — Вы поедете со мной в больницу. Если понадобится, я усыплю вас, чтобы взять с собой.

Золотоволосая мучительница, навязанная на его шею, попятилась назад. В глазах Лулу блеснули слезы.

— Я не могу, Джейк. Джейку хотелось придушить ее.

— Моя жена может потерять ребенка. Слезы покатились у Лулу из глаз.

— Я знаю. Я слышала. Поэтому не могу поехать с вами. Я сейчас не в силах вынести то, что напоминает о детях.

Боль, сквозившая в ее голосе, лишь углубила трещину в его сердце.

— Я не могу вас оставить одну, Лулу. И не могу позвонить ни Мерфи, ни Боги, ни Руди…

— Жан-Пьер! — Лулу уже бежала через всю комнату к своей нелепой сумочке в виде пуделя, откуда вытащила телефон. Она принялась набирать номер, одновременно подгоняя Джейка к двери: — Поезжайте, Джейк. Я запру за вами дверь и не впущу никого, кроме Жан-Пьера.

Этот выход показался Джейку приемлемым. Или ему просто хотелось, чтобы это было так. Ему надо было выехать уже пять минут назад.

— Черт вас побери, женщина!

— Алло? Жан-Пьер? Да, это я. Отлично, хорошо, но мне нужен ты. Сейчас же, срочно. — Лулу выпалила указания, подбежала к Джейку и толкнула его к двери. — Через пятнадцать минут? Прекрасно. Тогда до скорого. — Лулу отсоединилась, отключила сигнализацию, набрав код, и распахнула дверь.

Джейк думал только об одном — как бы поскорее добраться к Афии.

— Заприте за мной дверь. Включите сигнализацию. И ни под каким видом не выходите из дома.

— Позитивные мысли должны преобладать над негативными, — сказала Лулу, прежде чем окончательно вытолкнуть его наружу и плотно закрыть за ним зверь.

Ожидание было мучительным. Ожидание известий о том, все ли в порядке с Мерфи. О его брате и Руди. О том, исчез ли Поли Фальконе из ее жизни и удалось ли перехватить такую прорву наркотиков, чтобы они никому не попали в руки. И наконец, ожидание известий о том, все ли в порядке с Афией и ее ребенком. Лулу лишь раз встречалась с этой женщиной. Та показалась доброй и великодушной и уж точно заслуживала того, чтобы иметь ребенка от мужчины, которого любила.

Позитивные мысли должны преобладать над негативными.

Лулу мерила шагами просторную гостиную, пытаясь найти в заявлении Мерфи, которым он оглушил ее, хоть что-то, что могло бы примирить ее со смыслом сказанного и вселить надежду. Он хотел детей. Четверых или пятерых, не меньше. А она и одного не могла ему подарить. Можно было бы предложить ему усыновить ребенка, но она уже проходила это с Терри. Ах, как он заартачился! Не пожелал даже обсуждать такую возможность. «Это совсем другое». Сама Лулу не видела в этом никакой разницы. Ведь, к примеру, оттого что Софи была ей родной только наполовину, она любила ее ничуть не меньше. Однако мужчины, как видно, сделаны из другого теста. Интересуясь проблемами бесплодия, Лулу также изучала научные работы по социальной биологии в надежде понять причину постепенной утраты Терри интереса к сексу. Несколько раз она встречала утверждения о том, что в мужчинах природой заложен инстинкт преследования и воспроизведения потомства. Эта функция является основным и первостепенным мотивом их сексуального поведения.

61
{"b":"6302","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Среди овец и козлищ
Земля лишних. Последний борт на Одессу
Папа и море
Радость изнутри. Источник счастья, доступный каждому
Инженер. Золотые погоны
Не делай это. Тайм-менеджмент для творческих людей
Аромат от месье Пуаро
Мои живописцы
Перстень Ивана Грозного