ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Незнакомец протянул лапу, скомкал железный захват, словно лист бумаги, это отрезвило ведьму.

– Ян, – представился он, – а они мои попутчики, – Марк и Пуфф.

– А вы надо полагать Перун, бог грома древних славян? – подключился к беседе Марк.

– Да, а она Пришни.

– Простите его за причиненный ущерб.

– Но если б не Пуфф, все могло кончиться значительно хуже.

– Я догадался, – заметил Перун.

– Ну и хорошо, теперь я верну все назад…

– Кроме прекрасных сливок, – докончил фразу облизывающийся котище.

Демон взмахнул лапой, шепнул бессмысленную фразу и следы погрома исчезли.

Ян подошел к столу и постучал когтем по блюду.

– Думал только в сказках бывает.

Коготь соскользнул в остатки жидкости…

Над блюдом возник желто-зеленый туман и Ян скучным голосом скороговоркой произнес: «Их будет семь – Ваювега, Ваюбала, Ваюга, Ваюмандала, Ваюджвала, Ваюретас и Ваючакра. Будут они равны, единодушны, как близнецы одинаковы – словом братья. Будет им имя дано маруты. Прекрасные юноши, они могучи, на них сверкающие одежды; их оружие – золотые топоры, копья-молнии, луки и стрелы; они мчатся на колесницах запряженных лошадьми, по воздуху, по небу, через горы и деревья, от подземного царства до небесного свода. Когда маруты мчатся, разбиваются скалы и горы, гнуться деревья, сотрясаются крепости, ревет небо, земля дрожит от страха, делается темно…»

– Что-то я заговариваюсь, да!

Ян поманил ведьму и посмотрел ей в глаза. Не могло укрыться от его взгляда глубоко затаившееся совершенство. Он почувствовал, что самое время применить сыворотку преобразования, полученную на планете пирамид от ракообразного техника.

– Женщина должна быть прекрасна всегда. Негоже тебе носить чужую кожу. Пей!

Страшная лапа с острейшими когтями протянула хрустальный кубок, из сумки вылетела фляга, налила на дно немного прозрачной жидкости. Ведьма отшатнулась.

– Пожар уже зажжен. Пей!

Она взяла дрожащей рукой кубок и залпом осушила.

– Кажется, такие сцены любят авторы ужастиков на земле, – прошептал Марк.

– Только этот фильм наоборот.

– Не понял…

Тем временем тело ведьмы разбухло, под кожей лица что-то шевелилось. Она судорожно дернулась и первой шелуха слетела с рук, открыв свету прелестные женские пальчики с удлиненными, полированными, словно только из маникюрного кабинета ногтями. Зрители застыли. Теперь дело пошло быстрее, словно банановая кожура, слетели лоскуты старой оболочки и тряпок с ног, затем появилось тело и наконец Пришни сняла скальп. Перед зрителями предстала великолепно сложенная, стройная женщина со смуглой кожей, чертами лица как у красавиц Индии и черными как смоль волосами.

– Ах, я виновата! Одежда!

Более прикрытой от изобретенного ей белого наряда ведьма не стала… Тончайший обтягивающий свитер и брюки из тонкой кожи лишь подчеркнули рельеф тела только что рожденной красавицы. Узкие лодочки дополняли силуэт. Перун смотрел не отрываясь.

– Кажется, ему следует подпереть челюсть, иначе выпадет, – заметил Пуфф.

– Ведьма я или нет?

Перед ней появилось зеркало. Дева повернулась перед ним.

– Несколько вульгарно, но мне так нравиться мое тело!

Старик не подавал признаков жизни, скорее напоминая дубовый столб на вершине холма.

– Поняла! Ему больше нравятся блондинки!

Волосы ведьмы стали светлеть, через несколько секунд приобрели золотистый цвет. Это окончательно добило древнего бога, он сел на лавку. Теперь Перун почувствовал, как каменные стены в душе рухнули, на свободу вырвалась его истинная натура, восставшая из праха, готовая к развитию и самосовершенствованию, способная породить другую жизнь. Коготь гостя указывал на него.

– Очнись!

Перун подошел к деве.

– Прости меня, – сказал он, опускаясь на одно колено.

Пришни лучезарно улыбнулась. В ответ на ее улыбку старик преобразился, просто внешнее догнало внутреннее, лишь в глазах сохранилась легкая грусть и притаилось прошлое. Ведьма опустилась на колени.

– Не стоит, я здесь не причем, – возразил Ян, – поднимитесь!

Он отнял лапу от блюда, постучал по нему еще раз.

– Хорошее блюдо, древнее.

Хозяин Замка прочел в глазах не страх, нет, а глубокое уважение и благодарность.

– Повторяю, вы все сделали сами, следовательно, свободны и ничем не обязаны.

Но его никто не слушал.

– Я обрел новое ощущение, снова оживает внутри сила.

Они с обожанием смотрели друг на друга. Дремавшие в недрах душ великие силы вырвались и объединились.

– Сдается мне, мы тут лишние, – сказал Марк.

– Бесспорно, – согласился Пуфф.

– Прощайте.

– Тропинка быстро приведет вас на Духов холм.

Все трое обернулись, перед тем как исчезнуть под покровом леса, – на крыльце солнечного и светлого дома стояла красивая, счастливая пара. Снова обретший себя древний бог и прекрасная женщина. Они махали на прощанье.

Ветер донес обрывок разговора…

– Теперь мне понятен смысл его предсказания!

– И мне, – шепнули губы очаровательной женщины.

– Он станет их крестным отцом, даже если будет далеко. За нами долг!

Если бы путешественники посмотрели на свои следы, то заметили – отпечатки кроссовок и кошачьих лап ведут к лесному приюту, а потом дальше в лес…

Глава 21

ПЕРВОЕ ЖИЛЬЕ

Могучие ветви дубов закрывали небо. Под сводами леса было сумрачно и тихо. Тропа давно ставшая хорошей грунтовой дорогой несла свою ношу все дальше на север.

– Значит, вы расстались со стариком мирно, – уточнил еще раз Анубис.

– Да. Правда он больше не старик и сказал что за ним долг.

Эти слова Анубис пропустил мимо ушей, как же он жалел об этом позже, но на данный момент его волновали текущие проблемы.

– Это хорошо, теперь, пока дубовые рощи рядом мы на какое-то время избавлены от назойливых наблюдателей.

– Подождите, – забеспокоился Марк, – где наш котик?

– Да здесь я…

– Пуфф, ты снова задумал сюрприз? – строго спросил Ян.

– Наши руки не для скуки, заржавели топоры, – пропел котище.

– Ничего не понимаю, у тебя с головой все в порядке? – поинтересовался Марк.

– У него то все, – усмехнулся Ян, – а кому-то ее видимо отрубят.

* * *

На высоком пологом берегу залива, усыпанном округлыми валунами, стоял большой прямоугольный дом в два этажа. Одна сторона с небольшим крыльцом выходила на дорогу, другая – с большой, почти сгнившей террасой к морю. Справа от крыльца на строение опиралась прямоугольная башня. Дом выглядел в полном соответствии с телевизионными представлениями о том, как должно выглядеть обиталище мелкой нечистой силы… Штукатурка местами осыпалась, обнажив прибитые рейки. Черепица потрескалась, местами на ней вырос мох, засохший дикий виноград оплел угол дома, забирался по башне, цепляясь за камни и трещины в ее стенах. За темными пыльными окнами царил густой, липкий мрак. Дверной проем затянула паутина. Но внимательный наблюдатель отметил бы несколько странных вещей в облике этого запустения. К первой странности следует отнести восемь округлых камней, равномерно лежавших вокруг площадки со зданием на одинаковом расстоянии от него. Второй была дорожка из гладких плиток, спускавшаяся к прямоугольному строению на берегу. Маленький домик из металлических уголков с коричневыми панелями под гранит терялся среди россыпей валунов.

Если бы наблюдатель сумел попасть внутрь дома, его поразил бы контраст с внешним видом – великолепная отделка, мебель, комфорт.

– Включим свет, по крайней мере, не заберут незаметно.

Хрустальная люстра осветила комнату, стол, укрытый зеленым сукном, троих за ним. Четвертый – чертенок поменьше, сидел на диване в углу и грустно смотрел по сторонам.

– Интересно, почему это возмущение магического поля закончилось ничем? – спросил, ни к кому конкретно не обращаясь, бес в зеленом бархатном костюме. Цвет очень подходил к его лицу.

23
{"b":"6304","o":1}