ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Там, за стеклом, на пути поглотителя снова стоял монстр с наездником. У твари был подозрительно разумный взгляд. Над полем образовалось черное облако. Рубин в ошейнике на несколько секунд ярко засветился, Олтон почувствовал злорадство своего хозяина. Из тучи повалил снег… Крупные кристаллики кружились, падали на стекло кабины… Актер разглядел их форму – аккуратные ледяные крестики…

Воин снова смеялся, смеялся даже его конь, а родственник Гарма радостно прыгал вокруг, словно щенок впервые увидевший снег… Ледяной, скользкий страх проник в душу. В сине-зеленой руке воина с громадными когтями сверкнул сталью большой крест. Ошейник лопнул, камень угас навсегда и Олтон проваливается в темноту. Нечто похожее на голубой дым отделилось от мертвого товарища по несчастью и покинуло «жука».

* * *

После того, как больной сумел рассказать о своих «приключениях» ему стало легче. От ран не осталось следа, кроме странного шрама в виде креста на груди, да души, но и она постепенно восстанавливалась.

К тому времени когда актер достаточно овладел собой, все успели забыть о пожаре. Его выписали как не представляющего общественной опасности. В медицинской карте встречались слова: «Бредовые видения вследствие перенесенного шока…» Это было недалеко от истины.

Однажды доктор развел руками и сказал: «Больше я для вас ничего сделать не могу, это возьмите на память». Врач протянул треснувший ошейник. Олтон спокойно взял подарок, грустно чему-то улыбнулся. Но психическое состояние больного уже стало достаточно устойчивым, этот тест он выдержал без труда и был выписан.

Бывший актер получил страховку, не в каких триллерах больше не играл и за медицинской помощью не обращался. Купил дом, жил тихо и уединенно, – лишь иногда развлекаясь, заставляя пиво прилетать с кухни из холодильника на столик в библиотеке. Он обдумывал произошедшие в его жизни перемены. После всех переживаний волосы поседели, но лицо не менялось, лишь помолодело и лишилось морщин. Тело словно обрело вторую жизнь, упругие мышцы, здоровая кожа. Ум стал ясным, Олтон обрел второе дыхание. Он стал видеть недоступные ранее вещи, например состояние души собеседника…

Вместе с кандалами посланцев Ада треснула скорлупа, изменились душа и разум актера. Из яйца на свободу пытался выбраться цыпленок. Олтон многое понял, но не торопился уходить, ему еще столько нужно было понять…

В его доме, над камином висело странной формы сломанное украшение. Камень, похожий на рубин помутнел…

Глава 43

ПОСЛЕДНЯЯ ВСТРЕЧА

Кабинет совершенно не пострадал. Иньимир пытался найти ключ к быстрому преобразованию оплавленных фрагментов здания. В привычной для хозяина помещения обстановке было легче сосредоточиться. Но тем не менее, проблема оказалась запутанной, найти ее первопричину никак не удавалось. Попутно черт обнаружил проклятье, безмолвно ожидавшее жертву. Радость первого успеха сменилась глубоким разочарованием, так как обнаруженный спусковой механизм не имел никакого отношения к разрушениям и событиям на площади. Едва уловимая сеть, настроенная на неизвестный объект уходила в пространство. Техника постановки капкана заметно отличалась от известных Иньимиру способов, цепь событий, запускающая машину уничтожения – оставалась тайной. В принципе окажись устройство более примитивным, существовала теоретическая возможность вычислить логическую цепь, которая приведет к активизации проклятья… Единственное, что удалось понять – неизвестный субъект (образ не внятный) должен коснуться следов… «Забавно, тонко, сложно и бесполезно», – подумал черт. Он увлекся расследованием и не заметил, как в кабинете появился его оппонент. Костюм Янимира выглядел безукоризненно. Лицо (назовем это лицом), светилось от удовольствия.

– У меня сюрприз…

– То есть? – возвращаясь к реальности, переспросил хозяин кабинета.

– Я еще раз осмотрел площадь Золотого корня…

– Скорее площадь золотого побоища…

– Неважно, и обнаружил это!

Он поставил на стол два сосуда, в точности, повторяющие банки для заспиртованных органов из анатомического музея.

– Прямо в банках?

– Юмор не уместен. Это сухой остаток от колдунов, пронзенных нашей стрелой.

В левом сосуде висел посредине маленький огонек, похожий на пламя свечи и все. Ни топлива, ничего. В правой емкости, в том же месте – небольшой шарик неведомой жидкости. Янимир тряхнул сосуд, шарик изменился, отклонился, немного деформировался и вернулся на место.

– Ты уверен?

– Смотри сам, причем внимательно!

– Действительно, – после паузы согласился Иньимир, – один прошел посвящение огня, другой – воды…

Оба черта смотрели друг на друга. Их мысли бежали примерно в одном направлении…

– Значит где-то остальные…

– Не думал, что они поднялись так высоко…

– Ухватиться за руль, не значит удержать его.

– Уж не от этих ли господ последние проблемы?!

– Нужно заставить их проявить активность…

– Каким образом?

– Тривиальным способом…

Янимир взял два сосуда и сдвинул их. Емкости слились в один сплошной желеобразный шар. Тонкие руки с белыми когтями лепили прямо в воздухе из него новый мир… Собственно это не совсем точное выражение, руки скорее поглаживали висевшую над столом массу, выполняя вокруг нее магический танец. Постепенно внутри возникла замысловатая конструкция.

– Изделие готово, – наконец произнес мастер.

– Что это?!

– Сувенир, ты включай и увидишь.

С черного когтя Иньимира соскочила голубая искра и исчезла в недрах отвердевшего шара…

* * *

Он приходил в себя… «Где я? Где нахожусь?» Стрела повелителей города Двух дьяволов пронзила сердце, выпив силу. Жизнь тонкой струйкой уходила, он летел, нанизанный словно куропатка на вертел навстречу товарищу по ордену. Оба, как бабочки в гербарии весели на стене, рассыпались тела, мир померк…

Медленно возвратилось сознание… Теперь он – слуга огня, свободен! Стеклянные пещеры, залы удивительные формы. Легкое, подвижное тело – точно пламень. Оно растекся и поглотил ближайший камень. Все существо впитывало новую энергию… Он не слуга, он повелитель огня! «Странный мир имеет твердое, неподвластное пламени дно», – родилась крамольная мысль и тут же растаяла. На волю, скорее на волю к свету из этих бесконечных лабиринтов. Пламя устремилось на верхние ярусы, пожирая все на своем пути…

* * *

Океан, весь океан под твердой сферой небосвода принадлежит ему! Утихла боль от проклятой стрелы, все в прошлом! Орден, его проблемы… Целый мир у ног, точнее он повелитель воды, теперь сам океан – всеобъемлющий и всемогущий! Жизнь закипела в жилах, забурлили потоки, радость переполнила всю его огромную сущность, заполнившую собой целый мир…

Но блаженство оказалось недолгим, он ощутил как из недр мира принадлежавшего лишь ему, поднимается враг! Серьезный противник, такой же древний, способный испарить и развеять его сущность! Теперь предстояла борьба, он казалось, знал это всегда, но если упредить нападение, можно победить. Ложе океана медленно нагревалось, но в самых глубоких местах уже принялись за работу верные слуги – водовороты… Вода неистово вращалась, размывая дно, готовя вечному противнику холодный душ, штольни становились все глубже, но и противник не дремал. На острие водяного бура, жидкость готова была закипеть, лишь непрерывный приток свежих сил удерживал ее от этого.

Наконец перемычки не выдержали, острая боль пронзила тело, передовые отряды хлынули вниз, в раскаленное чрево.

Все смешалось в клокочущем котле. Столбы пара вырывались к небу, потоки лавы и огня растекались по дну, возникали и рушились острова. Несовместимые противоположности столкнулись в не терпящей компромиссов борьбе, но силы противников иссякли, большая часть воды собралась в виде пара под куполом неба, туман окутал дикий каменный ландшафт, медленно остыли потоки лавы. Разразилась гроза, молнии били в дно бывшего океана, возвращая энергию, но и она истощилась. Остекленевшая магма закупорила отверстия. Почти остывший, затухающий огонь, впитав силу грозы, ушел на дно лабиринта, спасаясь от холодного ливня. Только горечь поражения и неописуемая боль осталась при повелителях стихий.

60
{"b":"6304","o":1}