ЛитМир - Электронная Библиотека

Я переключил восприятие. Вокруг растилась водная гладь, дорога из плит да туман (если не считать преданно просившего кушать «компаньона»).

– Ты достойный ученик, из тебя будет толк, – уважительно произнес Локи.

– Стараюсь. Только, что дальше делать, мне кажется, скоро эта тварь созреет и выберется наружу.

– Думаю, не худо бы вооружиться для начала, – ответил демон.

– И чем же?

– Мечом, например! Драконов обычно убивают мечами.

– Но меч я видел только в музее, а драконов в комиксах, – возразил я.

– Привыкай, мир весьма многообразен, – пояснил в очередной раз демон.

– Придется. Правда, меч мне взять все равно неоткуда, – грустно вздохнул я.

– Создай…

Я вздохнул.

– Ну, хотя бы попробуй, – взмолился Локи.

Осмотревшись вокруг, я не нашел ничего подходящего. Взгляд скользнул на лапы. Одна продолжала держать трость. Я аккуратно взял трость в обе лапы, крепко ее сжал. Вернул трости первоначальный вид. Теперь в лапах у меня был черный стержень. Я стал перетряхивать воспоминания в поисках любого образца, с которого можно сделать слепок меча. Тут уж не знаю, что сыграло роль – случай или очередность событий. Последнее воспоминание оказалось самым ярким. В памяти всплыл меч стража Замка.

Я держал перед собой черный стержень и лепил всплывший в памяти образ. Вытянул лезвие, удобную двуручную рукоять. Создал мощную гарду. Потом, словно из омута, в памяти всплыли руны. Они потекли по поверхности лезвия, заполнили ее, затем погрузились в тело меча и остались там. Я чувствовал весь процесс создания. Это приносило огромное удовольствие. Всматриваясь в своё творение, я захотел придать ему еще кое-какие свойства. И это получилось! Огромный клинок убирался в рукоятку или по моей команде становился только энергетическим. Обнаружилось и еще одно достоинство: меч стремился вернуться в лапу хозяина. Это вытекало из особенности материала: привыкать к владельцу. Мой небольшой опыт учил, что созданная магическая вещь может несколько отличаться от задуманного проекта. К сожалению, времени на изучение свойств оружия не осталось, дракон рос.

Еще мгновение полюбовавшись содеянным, я крутанул мечом над головой. Раздался резкий свист, полутораметровое лезвие удивительно легко и быстро описало круг. Меч вышел легким и послушным.

– Классно, – произнес Локи, в его голосе слышалось восхищение.

– Это еще не все, – ответил я, – смотри.

Мне пришла в голову хорошая идея – зарядить меч энергией от магистрали, что скрывалась под плитами дороги. Я поднял меч перед собой двумя лапами так, чтобы острие указывало вниз, и перевел его в энергетический режим, приподнял на всю длину рук и вонзил в полотно дороги. Плиты вздрогнули. Силовая магистраль переключилась на меч. Его рукоять, раскалившись, тускло засветилась. Яркость все нарастала, и если бы не мои сине-зеленые лапы, кожа, наверное, обуглилась бы. Меня охватила жуткая жажда. Став с клинком одним целым, я ощутил его ненасытное желание поглощать все больше и больше силы. Поток энергии рос, от дороги пошел пар. Но длилось это не очень долго; по плитам прошла судорога, и все стихло. Больше энергии в магистрали не было. Меч легко вышел из плит. Я сложил его. В лапах осталась только рукоять, я прицепил ее к поясу.

– Ты что натворил? – не то спросил, не то осудил демон.

– Хотел чуток зарядить меч, – ответил я.

– И что же?

– Похоже, сработали предохранители…

– Чего? – не понял Локи.

– Ну, отключилось устройство, которое контролировало расход энергии.

По дороге опять прошла судорога. Я почувствовал, что поток энергии восстановлен.

– Слушай, если синтез прервался, может, и бояться теперь некого?

– Как же! Этот сумасшедший дракон совершенно не опасен, – съязвил демон.

Мое внимание переключилось на цилиндрическое сооружение. Там кто-то возился, пытаясь вылезти наружу. Я бросился бежать вперед – благо до него оставалось совсем немного. Сделал я это очень вовремя. Когда до цилиндра оставалось несколько шагов (его верхний край торчал над полотном дороги примерно на метр), над ним появилась первая голова. Взгляд ее был безумен. Один глаз смотрел куда-то назад, другой бешено вращался. Тварь открыла пасть и попыталась выпустить пламя. Вместо пламени вылетели сажа, клочья копоти и сдавленный кашель. Наконец вращавшийся глаз остановился, и голова попробовала посмотреть на меня. Опять ничего не вышло: несмотря на все старания, взгляд получился куда-то вбок. Когда копоть и гарь немного осели, я увидел, что с зубами у гадины все в порядке. Они торчали по краю пасти, похожей на крокодилью, но только более широкую.

– Руби, что уставился, – вывел меня из задумчивого созерцания голос Локи.

По мысленному зову меч за доли секунды скользнул с пояса в руку, лезвие выдвинулось на всю длину. Руны на лезвии ярко рдели. Казалось, что поверхность клинка покрыта тонким слоем стекла.

Голова перестала вертеться. Один глаз смотрел на меня, второй – по-прежнему куда-то вбок. Тварь, похоже, поразил вид рыцаря. Тип в кроссовках и джинсах, сжимающий чешуйчатыми зелеными лапами здоровенный меч. Воспользовавшись секундным замешательством драконьей головы, я рубанул по шее. Меч легко, словно сквозь фантом, прошел через препятствие. Я успел подумать, что тварь просто пропустила лезвие сквозь себя. Но нет, по шее прошла судорога, она качнулась. Голова упала и скатилась по наклонной поверхности в воду. За громким всплеском послышалось довольное чавканье. Затем раздались уже знакомые мне звуки и «компаньон» стал еще больше. Тем же способом я снес еще три головы. Но дальше везение кончилось. Вместо последней головы появился хвост. Здоровенный, извивающийся хвост. Этот толстоватый змей хоть и вышел не очень умен, но все-таки сообразил своей последней головой изменить тактику.

Туша взгромоздилась на край цилиндра. Потом появилась последняя голова, она оказалась явно умнее первых четырех. Подобраться к ней было невозможно. Она внимательно уставилась на меня. Во вполне осмысленном взгляде легко читалось единственное желание – сожрать меня.

Самое мерзкое было то, что уже успел зарубцеваться обрубок первой шеи. Затем он надулся и лопнул, словно почка на весеннем дереве. На свет появилась драконья морда. Новая голова производила вполне нормальное впечатление (хотя что, собственно, я знал о нормальности драконов…). Теперь уже две головы жадно смотрели на меня. Хвост змея начал нервно бить по воде, это меня и выручило. Плававшая в воде вечно голодная бестия незамедлительно вцепилась в него. Змею стало на некоторое время не до меня, поднять на хвосте плавающего монстра он не мог, дотянуться до него пастью тоже. Ему осталось лишь сидеть, вцепившись в край цилиндра, и мотать головами, изрыгая пламя в своего обидчика. В ответ на это рыбина лишь погружалась чуть глубже, не выпуская добычу.

– Руби лапы, что любуешься, пора помочь нашему попутчику, – услышал я голос Локи.

Так как все внимание змей переключил на свой хвост, мне удалось подобраться ближе и перерубить вцепившиеся в край цилиндра когтистые лапы. Два громадных, похожих на куриные, обрубка остались на кромке цилиндра, словно на насесте. Дракон рухнул в воду. Завязалась нешуточная борьба. Оставалось надеяться, что победит наш приятель.

– Надеюсь, что наш попутчик одолеет несколько укороченного дракона, – снова подал голос демон.

– Может, помочь ему?

– Интересно, как? Нырнуть и задушить дракона? Это тебе, голубчик, не змея, – съязвил Локи. – Лучше будь готов сражаться, если змей попытается вылезти.

Я внимательно всмотрелся в кипящую от схватки воду. Дракон успел отрастить лапы, но лишился хвоста. Пламени не было. Две головы пытались с обеих сторон вцепиться в глаза рыбине. Но та оказалась проворнее и зажевала промахнувшуюся драконью голову. Затем рыбина ушла под воду, не выпустив добычу. Все стихло. Лишь воздушные пузыри изредка лопались на поверхности.

– Надо бы отключить эту штуку, а то еще что-нибудь создаст, – заметил я. – Вот только где?

10
{"b":"6305","o":1}