ЛитМир - Электронная Библиотека

Но опасность таилась и среди информации. Скелет знания вместе с его основой – безобидный с виду, заманивал в свои сети. Проблема захватывала жертву полностью. Жертва постепенно забывала о своей сущности, служа очередной великой идее. Работая на идею, существо начинало таять, обогащая идею и распадаясь. Скелет обрастал, идея крепла. Через некоторый отрезок времени оставалась только проблема и ничего от служителя идеи. Растворялось все, даже бессмертная душа.

Если контроль над своей сущностью сохранялся, то происходило увеличение объема знаний. В ходе взаимного обогащения происходил рост сторонника идеи и рост информационного образования. Если взросление существа происходит неупорядоченно, то размываемая аморфная структура постепенно распадается.

Мое «я» окрепло настолько, что задалось вопросом: «Чем же отличается, собственно, упорядоченность от хаоса, кто из них, собственно, кто?» Размышления об изнанке мира оставили след в недрах моего сознания. Я, наконец, усвоил маленький сегмент великого мироздания. В тот же момент, словно награда, впереди меня появился конус пирамиды, правда, вывернутый наружу.

Пора было выбираться, но как? Если я пришел добровольно, то мог попробовать выбраться сам… Проход в этот хаос информации… Я представил себе пятиугольник, что светился на полу храма. Неподалеку от обратной пирамиды сформировался блеклый рисунок. Моя мысль покинула голубое солнце, превратилась в крупную каплю и понеслась к рисунку. В полете капля успела изменить окраску от сложного оттенка синего цвета до насыщенного рубинового. Достигнув пятиугольника, она растеклась, словно по стеклу. Внутри его вспыхнула рубиновая звезда. Выход восстановился! Голубое солнце поплыло к нему.

Лишь только я оказался внутри кровавого контура, вокруг запылало бирюзовое пламя. Начался подъем. До моего сознания донеслась мысль: «Неплохо для первого раза, неплохо для бывшего человека, мы еще встретимся. Это будет интересно…». Стены голубого огня опали, звезда под ногами потухла, от магического пятиугольника остался лишь рисунок на полу. Я стоял в храме по другую сторону пирамиды.

– Молодец, что вернулся и не полез, – услышал я голос демона.

– А как это было? – спросил я.

– Ну, пламя поглотило тебя, потом стало голубым и пропало.

– И все?

– А почему ты спрашиваешь? – насторожился Локи.

– Да нет… Просто показалось, – не стал вдаваться в подробности я.

– Погоди, мы уже пересекли зал. Интересно, как? – не унимался демон.

– Не знаю, – пожал я плечами.

– Ну-ка, подожди. У тебя седина. Кожа потемнела. Ты утратил возраст… Он стал неопределенным… Ты точно ничего не помнишь?

– В целом – ничего, может, какие-то отрывки, – сказал я и выпустил жезл, который послушно скользнул на пояс.

– Жезл стал другим. Он и так-то пугал, теперь же мощь его возросла еще… – как-то очень настороженно произнес Локи.

– Нас ждут, – прервал его я.

– Ну, кто же ты такой… – не унимался демон, спрашивая скорее сам себя. – Эх, если б я мог заглянуть в твои глаза.

Я не стал его больше слушать и направился к аборигенам. До меня снова долетели обрывки мыслей: «Если он и не великий, то почти равный. Все подчиняется ему здесь. Он так странно пересек зал…». Среди туземцев я узнал жабу в зеленом плаще, ту, что дежурила в лодке. У остальных цвет плащей был светлее, скорее салатный. Одна особь щеголяла в малиновом плаще. У некоторых шею охватывала цепь с непонятным украшением.

Я присмотрелся к ближайшему обладателю плаща. Он был моего роста, с мощными, мускулистыми ногами и развитыми передними конечностями, очень напоминавшими человеческие руки, с крупной головой, явно больше моей. Взгляд непропорционально огромных внимательных глаз следовал за мной…

Мое внимание переключилось на существо, что находилось среди жаб. Оно очень напоминало человека, но, присмотревшись, я понял, что ошибся. По крайней мере, до последнего времени на Земле таких существ я не встречал. На нем была свободная одежда, переходившая в нечто напоминавшее сапоги. Кисти скрывали перчатки. Пальцев на руках больше пяти, но, вспомнив свои лапы, удивляться этому я не стал. Похоже, у него было множество всяких карманчиков, скрывавших емкости и приспособления. Наверное, под одеждой таилось и оружие. Вся позатипа выражала подавленность и безысходность. Небольшие, близко посаженые глазки нервно двигались. Всю голову покрывали мощные складки кожи с короткой, густой шерстью. Он мне напомнил какую-то породу земных собак со шкурой на пять размеров больше своего тела. Хотя о теле можно было только догадываться – его полностью скрывал костюм.

– Приветствуем тебя, о, равный великим, – произнесла жаба в малиновом плаще.

– Я…

«Замолкни, веди себя, как они хотят, разубеждать их нет смысла», – сердито ввинтилась в меня мысль Локи.

– Благодарю вас за приветствие, – изрек я с достоинством.

– Прости нашу оплошность, мы не уберегли наш мир, как завещали великие, это существо проникло сюда… – продолжила жаба.

– Не только это, но и другие, – дополнил я.

– Какие? – пыталась схитрить жаба.

– Да те, чей аппарат стоит во дворе, – ехидно заметил я. А про себя подумал: «И что это их так волнует?». Демон мысленно мне ответил: «Они же хранители, допустившие оплошность!»

– Мы виноваты, – сникнув, нестройным хором откликнулись жабы.

– Тогда отвечайте, кто это? И как сюда попал?

– Он говорит, что путешественник, случайно забредший сюда, – пояснила жаба в зеленом плаще.

– В зале есть ворота в иные миры? – спросил я.

– Да, – вздохнула та же жаба.

Я просканировал внутренним взором вокруг и обнаружил несколько энергетических каркасов, убранных глубоко под пол. Для древней расы, что создала город, такой способ сокрытия своих творений был традиционен. Среди прочего наличествовало и подобие арки – это больше всего соответствовало моему внутреннему представлению о воротах. Я подумал немного и уже знакомым мне способом (платформа, на которой мы прибыли сюда, хранилась в том же виде) извлек их на поверхность. Правее меня возникла элегантная арка.

Пока я размышлял над тем, как можно воспользоваться добытым, случилось неприятное событие. Тип достал что-то из кармана – произошла вспышка. Ослепленные на мгновение стражи утратили бдительность, пленник рванул к воротам. Я видел, как он приближается к ним, словно в замедленном кино, и решил, что отбывать ему еще рано. Затем просто перекрыл энергию, как в платформе. От ворот остался лишь набросок, еле заметный контур арки. Тип пробежал сквозь нее, и естественно, остался в зале. Затем кинулся в обратную сторону, но опять ничего не произошло. Он замер – тут его и настигли стражи. Лицо исказилось злобой, существо зашипело.

– Ну, погодите, сюда придут корабли, и мы вам покажем, – прорычал он.

Видимо, ярость помогла пленнику сформировать очень четкие и мощные мысленные образы. В обычной ситуации этому типу была незнакома связь с помощью образов. Очевидно, его раса пошла по пути чисто технократического развития. Теперь я понял, что за устройство стояло на крыше. Это был просто маяк.

– Не придут, маяк уничтожен, – очень четко формируя свои мысли, выдал я.

– Координаты переданы, флот в пути, вся эта техника наша, – пронеслось в мозгу у лазутчика. Он затравленно озирался.

Я почему-то посмотрел на пирамиду, словно ища поддержки и подумал: «Это уже хуже. Только войны и не хватало…». «Вспомни генератор Пандоры…» – пронеслось в мозгу.

Жабы как-то сникли, но хватки не ослабляли. Я направился к сооружению, выступавшему из стены (при входе сюда я сравнил его с алтарем). На выступе имелась светящаяся карта острова и множество каких-то непонятных надписей. Под картой – окно с изображением строки символов, двумя стрелками «вверх» и «вниз». Оно очень походило на систему смены языков, которую мы видели в генераторе Пандоры. Я не стал утруждать себя нажатием стрелок, лишь мысленно запустил поиск знакомого мне английского. В окне замелькало что-то, сливаясь в сплошной поток. Прошло несколько секунд, и надпись высветила дорогое сердцу: «Язык управления – Английский». Все надписи на пульте и карте так же сменились. Уже легче. Мой взгляд забегал по надписям. Вдруг он, словно на столб, налетел на ручку: «Поиск другой приемлемой точки для звезды и планеты в мироздании».

18
{"b":"6305","o":1}