ЛитМир - Электронная Библиотека

– Так, а кто же, собственно, просит?

– Потом, все потом, но один ты быстро заскучаешь! Слишком велики изменения в твоем «я», да и внешние тоже. Жить в таком виде среди людей? Путь развития дальше тернист. Люди подобным путем идут так редко, нас давно уже нет на Земле людей, – затараторил перстень.

– Кого это «нас»? – спросил я.

– Узнаешь, когда мои части сольются и снова станут единым целым.

Лапа была теплой и спокойной, – наверное, мне ничего не угрожало.

О, как я ошибался… Перстень действительно был не опасен, разве только своей язвительностью, но путь к сердцу Замка – дело иное.

– Здесь делать больше нечего. Если куда идти ясно, тогда – в путь, – подытожил перстень наше знакомство.

Теперь я окинул взглядом пляж и вздрогнул! От змеи осталось лишь углубление в песке, равное телу змеи.

– Началось, – проворчал перстень, – но, думаю, слуги Замка на пляже не появятся, а это – так, шутка. Ты можешь идти?

– Да, – ответил я и, отложив дальнейшие расспросы, направился к туманному мысу.

По мокрой и удивительно твердой полосе песка, лежавшей вдоль океанского прибоя, шагалось легко и свободно, мыс медленно приближался. Несмотря на солнце, вокруг скал клубился туман. Огромный монолит вырастал частью из песка, частью из океана. Камни на подступах к скале покрывал мох. Мелкие трещины, словно паутина, сплетенная веками, опутывали гранит. На мысу власть времени кончалась, и, хотя скала имела вид вполне естественный, она была здесь чужая.

– Ну и что? – обратился я к перстню.

– Ворота со стороны материка, нужно подниматься через лес.

Я глубоко вздохнул и подумал, проглотив слюну, что неплохо бы поужинать. Солнце было невысоко.

– Ничего, поужинаем, и еще как, если, конечно, войдем, или если что-нибудь не поужинает нами. Тут, похоже, гости нечасты.

Взглянув назад, я осознал в очередной раз, что, собственно, идти-то мне некуда. Оставалось одно: искать место, где склон был не так крут, чтобы лезть через лес наверх. Мелькнула мысль проложить тоннель, но ее прервал голос (или мысль – никак не выбрать) кольца, что лучше поберечь силы, чем шуметь и заниматься дурацкими экспериментами.

Поиски довольно быстро увенчались успехом. Подобие тропы среди камней шло вглубь леса. Повороты, прямые участки… Петляя, тропа поднималась и забирала вправо. Склон стал более пологим, деревья реже… и у меня просто пропал дар речи.

Лес расступился, долина плавно уходила вверх, теряясь среди гор. Взгляд скользнул по ней к горной гряде, искрившейся в багровых отблесках вечернего солнца. Леса волнами меняли окраску, переходили в долины и пустоши, а еще выше последней ступенью к вечности, звездам, пространству лежали древние льды. Стоп. О вечном. Обернувшись, я узнал на фоне закатного солнца силуэт Замка, что померещился мне внизу. Огромный, подстать окружающей природе, он словно парил над скалой, и снега гор отражались в его не то окнах, не то плитах. Вечное отражалось в древнем или древнее в вечном? Видение растаяло. Звенящая глубокая тишина повисла, обволакивая лес, скалу, камни.

– Иногда в лучах закатного солнца этот Замок, что во многих мирах, может видеть и простой смертный. Напряги зачатки своего второго зрения, всмотрись, – нарушив молчание, молвил мой попутчик, заключенный в перстне.

Я вновь стал всматриваться в скальный монолит. Постепенно проявилась новая картина, вернее, она усложнилась в сравнении с первым видением. В глубине, словно звало на помощь, пульсировало и билось пламя. Вместе с ним переливался и перстень. Но на пути к нему была скала, закрывавшая огромные ворота, которые даже приоткрыть-то было немыслимо, так они оказались велики. На них, будто живые, переливались, текли в непрерывном движении неизвестные письмена. Контуры все время менялись, словно это был расплавленный металл.

Я попробовал остановить взглядом их бег, слиться с ними и неожиданно осознал, что начал учиться новой грамоте.

Руны оказались древнее рода человеческого. Продолжая следить за переливами этих дивных знаков, я ощутил, что погружаюсь в них, и смысл странных образов стал мне понятен. Древняя надпись гласила:

Если с вопросом пришел, то стучи.
Сражаться явился – прочь уходи.
Если ты друг, то стражу скажи.
Хозяином стать на пустующим троне – войди!

– Очнись, очнись, что с тобой?! – голос перстня вывел меня из оцепенения.

Багровый солнечный диск находился совсем близко к поверхности моря. Теперь ворота стали видны отчетливо, по ним все так же струилась замысловатая вязь.

Взглянув на камень в кольце, я обратился к своему попутчику, заключенному в перстне:

– Что же мне теперь делать?

– Нужно проникнуть в Замок до захода солнца, обмануть стража ворот. Какой-нибудь демон наверняка охраняет вестибюль. Не факт, что на закате Замок не сместится в любой иной мир, где уже восход, весна или еще что-нибудь, – сварливо ответил перстень.

– Но ведь надпись и так приглашает!

– Какая надпись?

– Ну, не надпись, а то, что изображено на воротах.

– Там нет ничего, хотя когда-то… Постой, ты что, видишь следы таблички для гостей?

– Да не следы, а сверкающие письмена.

– Тогда, может, постучать? – спросил провожатый из перстня, обращаясь, похоже, к самому себе. Но я уже принял решение – первое собственное решение на этом пути.

– Я войду.

– Что?! – испугался мой спутник в кольце.

Я поставил ноги шире. Левая рука обернулась когтистой лапой. Перчатка исчезла. Когти вытянулись. Каждая часть меня соединилась в едином порыве. Я окинул вторым зрением округу: было пусто. «Можно не таиться» – всплыла откуда-то странная мысль. Я перевел взгляд на скалу, сосредоточил внимание на воротах, медленно, как мне казалось, стал втягивать энергию, затем направил ее на ворота. Импульс вернулся ко мне немного усиленным. Мысль о зеркале пришла вовремя. Поток раз от раза рос, становился все плотнее и почему-то шире, расползался по скале, словно в противостояние втягивались все новые силы. Одна из сторон должна быть уничтожена… «Еще одно отражение, и мне конец» – пронеслась мысль. Энергии уже накопилось достаточно, чтобы пробить небольшой тоннель в горе. Последний импульс меня чуть не опрокинул. Я немного отступил. Мой экран прогнулся, и площадь, на которую сфокусировалась энергия, уменьшилась до размеров ворот, и их выбило. Я увидел глубокий портал в скале. Ворота вынесло внутрь, теперь онм лежали горизонтально. Из-под их створок доносились сдавленные всхлипы.

На месте ворот, прямо в воздухе, светились все те же руны, только теперь они были ярче. Мероприятие по открытию двери, похоже, пошло им на пользу.

У существа в перстне было явно человеческое или похожее на человеческое прошлое: оно икало! Интересно, что лучше: дать воды или постучать по спине? Откуда же мне было знать, как прекратить икоту кольца с камнем? Без проводника я не понимал, что делать дальше, ломать больше вроде и нечего. Хотелось… что именно мне хотелось, подумать я не успел.

Перстень неожиданно перестал икать и ворчливо заговорил.

– Что дальше, что дальше – ума надо набраться, дурак с инициативой, – донеслось до меня начало скучной цепи ругательств.

Наконец мне удалось вставить фразу и прервать этот однообразный монолог.

– Там было написано: если хозяин – войди… – начал оправдываться я.

– Войди, а не вышиби дверь, – назидательно уточнил демон.

– А как же твоя половина, заключенная в Замке? – я попытался перевести разговор в другое, важное узнику перстня, русло.

Мой собеседник приумолк, затем будто с кем-то посовещался и несколько успокоился.

– Достаточно было отомкнуть запор, он тебе бы поддался. Так утверждает моя половина, – произнес он, помолчал и добавил, обращаясь уже сам к себе: – Интересно, почему?

– Чем заниматься нравоучениями, лучше спроси свою составляющую, как к ней короче пройти.

3
{"b":"6305","o":1}