ЛитМир - Электронная Библиотека

Ворота, сложенные из огромных каменных блоков, закрывались двумя литыми бронзовыми створками ста локтей в высоту. К ним вёл подвесной мост, переброшенный через расселину такой глубины, что при взгляде вниз кружилась голова.

Ханаль подошёл к воротам и с размаху пнул по металлической поверхности ногой. Сильный удар гулко отозвался в бронзовых створках. Однако никакой реакции не последовало.

— Можно подумать, они там все заснули! — проворчал старина Гони и ударил посильнее. На этот раз массивные ворота задрожали, а по окрестным горам прокатилось громоподобное эхо.

— Эй, кто там ломает дверь? — произнесла недовольная физиономия болга, выглянувшая наконец из-за зубцов боевой галереи.

— Отворяй, гости пожаловали! — рявкнул ему в ответ Ханаль.

— Не будет мне сегодня покоя! — заныл стражник, и ворота начали медленно, со скрипом открываться. — И почему моё дежурство всегда приходится на какое-нибудь торжественное мероприятие? О злая судьба!

— Думаю, судьба здесь ни при чём, — ухмыльнулся бог-шутник. — Просто тебя недолюбливает твой сержант!

Встречать гостей вышел сам Донн, вождь болгов племени Эоху.

Вождь был довольно высок даже для своего народа, носил роскошный панцирь, каждую из пластин которого украшала гравировка с изображением мифологических сцен. Его булава, по всей видимости, использовалась не только в качестве церемониального оружия. Верхнюю часть лица вождя закрывала позолоченная бронзовая трёхглазая личина, оставлявшая открытой длинную бороду; по последней местной мо-Де во множество её тонких косичек была вплетена серебряная проволока.

— Приветствую тебя, о Гонор т'Ллуд! В добрый час явился ты с друзьями под мой кров!

— Привет и тебе, о великий вождь Донн, — ответствовал ему Ханаль. — Я пришёл за своей наградой.

— Ты непременно получишь её. Но сначала будьте гостями на моей свадьбе! — Вождь широким взмахом шестипалой руки пригласил всех троих следовать за ним.

— Не сомневаюсь, что получу свою награду. А пока я и мои друзья будем рады повеселиться у тебя в гостях.

Болг утвердительно кивнул головой:

— В этот чудесный день мои гости будут пить, есть и веселиться вволю. Никто не уйдёт недовольным — надолго запомнится всем свадьба Донна! Кстати, не составишь ли ты мне завтра партию-другую в шашки? Здесь так непросто найти достойного партнёра! Помнится, в былые времена мы славно проводили с тобой вечера за игровой доской.

— Посмотрим, — уклончиво ответил Ханаль — Откровенно говоря, я побаиваюсь играть с тобой, вождь, ибо знаю: ты очень не любишь проигрывать. Шашки для меня — лишь средство приятно провести время. Не хочется лишний раз вызывать твой гнев себе на голову!

Князь запрокинул голову и оглушительно загоготал .

— Неужели ты с тех самых пор держишь на меня обиду, Гони? — спросил он, по-приятельски потрепав бога по плечу. — Теперь ты мой лучший друг, а разве настоящие друзья могут повздорить из-за каких-то шашек?

— Разумеется нет! — воскликнул Ханаль и ь ответ так хлопнул князя по спине, что тот даже cлегка зашатался.

— Извини, приятель. Меня ждут дела. Встретимся на пиру! — промолвил Донн, восстановив равновесие, и двинулся в сторону кухни. Два бога и человек проследовали во внутренние покои, быстро смешавшись с толпой приглашённых.

Судя по суматохе, царившей в просторных залах княжеского замка, подготовка к свадебному пиру была в полном разгаре. Повсюду сновали слуги, разнося подносы с разнообразной снедью; из кухни доносился запах жарящихся на вертелах оленьих туш. Большинство из ожидавшихся гостей прибыли, а кое-кто уже успел основательно напиться. Эдан с удивлением отметил среди присутствующих немалое количество обыкновенных людей. Между гостей были также и весьма необычные существа. В демоническом происхождении некоторых из них сомневаться не приходилось. Ханаль поминутно с кем-то учтиво раскланивался; то тут, то там его приветливо окликали по имени — казалось, с ним знакомо не менее половины местного высшего света.

Внезапно из толпы гостей на старину Гони наскочила весьма миловидная молодая особа, одетая в длинное платье с тончайшей вышивкой, украшенное фантастическим количеством золота и драгоценных камней. Её совершенных пропорций личико было искажено гримасой искренней ярости.

— Ах это ты, Гонор! Подлый обманщик! Да как посмел ты явиться сюда? Хочешь насладиться моим позором?! Племя Ллира не простит моего похищения! Теперь тебе не избежать сурового наказания, так и знай!

— Минуточку, Эйте, минуточку! Я здесь специально для того, чтобы всё устроить наилучшим образом! — начал оправдываться Ханаль.

— Ты уже устроил всё наилучшим образом! — фыркнула Эйте. — По твоей милости я сегодня иду под венец с болгским чудовищем! Мой бессмертный Дух греет лишь сознание того, что тебя ждёт страшная месть моих сородичей. Подумать только, променять -Эйте на какую-то понравившуюся тебе безделушку из коллекции Донна!

— Позволь спросить, вождь не приставал к тебе?

— Пусть только эта скотина попробовала бы! На счастье, в нём сохранились остатки благородства, присущего лучшим представителям их древнего народа. Донн пообещал потерпеть до свадьбы.

— Тогда всё идёт по плану, — сообщил ей Ха-наль. — Мы здесь для организации твоего спасения, Эйте. Жди условного сигнала!

Оставив недоумевающую девушку в одиночестве, бог-шутник уверенно двинулся дальше.

Эдан заметил, что в облике Эйте — в жестах, походке, выражении глаз — есть нечто неуловимо знакомое; и это нечто столь живо напомнило ему находившихся рядом Ханаля и Бринна, что вопрос сам собой сорвался с языка:

— Послушай, старина Гони, а кто она такая?

— Невеста Донна.

— Она, случайно, не богиня из Племён?

— Разумеется! А ты думал, вождь Эоху женится на простой кухарке?

Друзья, взяв по рогу с пенящейся янтарной медовухой, мирно прогуливались по галерее, опоясывающей центральную залу замка, когда Ханаль с возгласом «так вот вы где!» потащил их к двум ничем не примечательным болгам, стоявшим в укромной нише.

— Какими судьбами здесь, ребята? — поинтересовался Гони и прищёлкнул пальцами. В тот же миг на месте двух болгов оказались два обыкновенных человека средних лет. Один из них выглядел постарше другого, на обоих были одежды жреческого покроя с одинаковой вышивкой. — По моим сведениям, здесь будет весёлый пир, песни и танцы, но разве в программе праздника намечен карнавал с переодеваниями?

— А, это ты, трижды проклятый Гонор! — процедил сквозь зубы старший из жрецов, державший в руках массивный посох из ольхи, на верхушке которого зеленели свежие листья. — Мы здесь для того, чтобы освободить нашу госпожу, и только смерть может остановить нас!

— Отлично! — расплылся в улыбке Ханаль. — Освобождение Эйте также входит и в мои планы, следовательно, я не собираюсь чинить вам препятствий. Попробую чем-нибудь помочь. У вас есть возможность в случае опасности быстро покинуть этот гостеприимный дом?

— Да... — немного помявшись, ответил ему жрец. — Но она подходит только для нас и Госпожи.

— Вот и прекрасно. Значит, мне не придётся заботится о вашей эвакуации.

Остаток времени Ханаль посвятил тому, что прогуливался по помещениям крепости и незаметно подсыпал в открытые бочки с элем и медовухой какой-то порошок. Потом он ненадолго отлучился в казарму замковой стражи, сославшись на необходимость повидать какого-то старого приятеля.

У Бринна и его первосвященника оказалось предостаточно времени для осмотра всех достопримечательностей замка. Собственно, смотреть было особенно не на что: внутри круга гигантских стен, подобных которым не встретишь в землях людей, располагалось несколько уродливых строений. Самыми крупными из них оказались дом Донна и невообразимых размеров скотный двор, легко вмещавший в себя поголовье в пару тысяч откормленных свиней. Камнем был замощен лишь маленький участок между воротами и входом в дом, остальное же пространство внутри старинной болгской твердыни утопало в глубокой непролазной грязи.

13
{"b":"6307","o":1}