ЛитМир - Электронная Библиотека

Юноша уже стоял у самого входа в Сумеречную Землю, когда Клехт принялся за его лечение. Душа несчастного блуждала в пограничных мирах, всё более и более приближаясь к реке, из-за которой не бывает возврата; нить, связующая её с телом, истончилась наподобие волоса и грозила порваться в любой момент.

Колдун был стар и опытен. Призвав троих своих лучших духов-помошников, он запряг их в повозку, выстроенную из теней и лунного света, и отправился в Сумеречную Землю. Трое суток мерно постукивал в хижине бубен помощника, указывая колдуну путь из дальних миров домой; трое суток курились благовония вокруг двух неподвижных тел. После долгих поисков Клехт наконец обнаружил душу Эдана и привёз её владельцу. Лекарское искусство старика за два месяца вернуло жрецу бога Бринна здоровье и силы.

Жизнь в доме колдуна проходила тихо и неторопливо: дважды в день собирались за трапезой, которую обыкновенно составляла каша из полбы, изредка сдобренная кусочками баранины либо свинины; остальное время наш герой посвящал восстановлению своей физической формы или отправлялся вместе с деревенским магом на прогулку в горы за травами.

* * *

— Доброе утро! — поприветствовал Клехт Эдана, вышедшего умыться в каменном корыге с дождевой водой. Колдун и его помощник Тиу сидели, как обычно поджав под себя ноги, на поленнице перед домом. Перед ними, тяжело переваливаясь с лапы на лапу, прогуливался по двору страдавший одышкой кондор. Куры предпочитали не приближаться к ячменной лепёшке с мёдом, приготовленной для этой птицы: она, нетронутая, висела на особом прутике у изгороди.

Жрец Бринна настороженно относился к Тиу, который, в свою очередь, платил Эдану той же монетой. Старик помогал Клехту в сборе целебных трав, лечил людей и пользовался немалым уважением в посёлке рудокопов. Очевидно, Тиу был нездешним — об этом свидетельствовали смуглый цвет его кожи, непривычный разрез глаз и нос с горбинкой. Живые глаза, пронзительный взгляд и наполненные силой движения заставляли заподозрить неладное. Определить возраст старика казалось невозможно; с равной вероятностью ему могло быть и сорок, и шестьдесят, и все сто лет.

— Как твоя нога?

— Уже почти не болит. Похоже, кости срослись удачно.

— Вчера, когда ты был в горах, снова заходил вождь. Интересовался, как идёт твоё выздоровление.

— Вероятно, это значит, что вскоре я должен покинуть деревню?

— Не совсем так. Мы могли бы подыскать тебе хорошую жену. У меня есть на примете несколько хороших девушек — красивых и хозяйственных...

— ...И я мог бы, породнившись с одной из местных семей, остаться в посёлке навсегда?

— Да.

— А если я не собираюсь жениться, мне придётся уйти?

— Дело обстоит именно таким образом.

— Тогда я должен собираться в путь. Клехт задумчиво чертил палочкой какие-то узоры в пыли у своих ног.

— Знаешь, Эдан, — промолвил он, — увидев тебя впервые, я решил, что светлоликие боги прислали мне ученика, который со временем сможет меня заменить. Тиу слишком стар для этого, а мне за долгие годы так и не удалось найти преемника. Может быть, ты изменишь своё решение?

— Взгляни на него повнимательнее! — прервал Клехта Тиу. — Разве ты не замечаешь лежащей на нём печати? Отмеченный не годится в ученики! Даже твои духи сторонятся его!

— Что он там болтает? — возмутился Эдан. — Какая ещё печать?

— К несчастью, Тиу совершенно прав, — печально признал Клехт. — Ты связан с некой силой неразрывными узами, и она, несомненно, определит всю твою дальнейшую судьбу. Я не смогу удержать тебя здесь; твоё предназначение неудержимо влечёт тебя дальше, в далёкие странствия.

Тиу бросил на Эдана холодный, неприязненный взгляд:

— Ему здесь не место. В глазах этого человека — борьба, множество смертей будут сопровождать его путь. Раз он свалился с неба вместе с мёртвыми чудовищами, пускай отправляется обратно в свою небесную страну чудовищ!

— Тиу считает, что подобные тебе люди даже помимо своей воли приносят лишь беды и несчастья, —объяснил Клехт. — Он подозревает, что ты — из породы великих героев.

— Что это значит?

— Великие герои встречаются нечасто. Они иногда наделены особой силой, которая определяет их судьбу. Эта сила не может быть даром богов, болгов, демонов или иных могущественных существ; да и сам владелец чаше всего не в состоянии осознанно направлять её. Поэтому он обычно обращает свои способности на разрушение, становясь слишком опасным для всех окружающих.

— Но я не чувствую в себе никакой особой силы! — запротестовал Эдан.

— Не оправдывайся раньше времени. Я и сам не уверен, действительно ли ты -,;ю наделён. Будущее покажет. Однако, поскольку я спас тебе жизнь, ты у меня в долгу. Попрошу лишь об одном: когда разберёшься, кто ты таков, навести старину Клехта.

— Обещаю.

— Что же, в добрый путь. Позволь дать тебе один совет. Сегодня из посёлка уходят люди, несущие товар на торжище. Отправляйся с ними — сюда часто приходят торговать купцы из дальних земель, и, если повезёт, ты сможешь пристать к какому-нибудь каравану.

Эдан искренне поблагодарил своих хозяев. Ему нечего было подарить им, кроме своих испорченных доспехов. Правда, панцирь мог стать царским подарком для местных жителей, не знавших секретов обработки железа. Молодой жрец не сомневался, что вскоре доспех, аккуратно починенный, украсит плечи вождя племени. В свою очередь, он получил в подарок длинный широколезвийный бронзовый кинжал. На его клинок Клехт прикрепил мелкого духа, который умел ненадолго парализовать живых существ.

Эдан вышел попрощаться со своими спасителями. Три старика — два человека и кондор — устроились рядком на завалинке. Ему пришло в голову, что в этом месте ничего не изменится ни через год, ни через десять, ни через сто лет — они всё так же будут сидеть на поленнице и молча улыбаться солнцу нового дня.

Примерно через день пути по лесу компания из десятка бронзолитейщиков вышла на торжище. В излучине быстрой реки, на высоком обрывистом берегу, находилось условное место, где каждое новолуние они разбивали свой лагерь. Следы старых кострищ и скопления мусора говорили о том, что торжище постоянно используется окрестными племенами. На сей раз на территории, отведённой для гостей, уже белели палатки приехавших загодя торговцев. В добавление к паре покосившихся от времени сараев бронзолитейщики поставили несколько шалашей, выгрузили свой товар и направились на поляну, где, собственно, и происходила торговля.

Как узнал от своих попутчиков Эдан, зачастую участники торга не знали языка друг друга, и поэтому здесь в ходу был «немой обмен». Две группы уселись друг напротив друга и стали раскладывать— на земле свои товары. Чужестранцы привезли в обмен на бронзу серебро, льняные ткани, меха, красивые кувшины и горшки с чёрной лощёной поверхностью. Стороны молча, по очереди выкладывали товар до тех пор, пока не приходили к обоюдному согласию.

Эдан обратил внимание на главу охранников одной из групп торговцев. Внешний вид выдавал в нём примесь древней крови расы ши: об этом неопровержимо свидетельствовали характерные черты лица, пепельные волосы и миндалевидный разрез глаз. Лоб и щеки ши покрывала геометрическая татуировка, указывающая на его происхождение из касты воинов рода Урга. Жрец Бринна предположил, что воин, вероятно, мог бы быть ему полезен. В сложившейся ситуации единственной надеждой Эдана было попытаться добраться до какого-нибудь из Священных городов или любого другого места, где можно отыскать храм Эйте или Гонора. Вероятно, жрецы в святилище могли бы связаться со своими покровителями и сообщить им о том, где он теперь находится.

Он довольно слабо представлял себе, как выглядят пять Священных городов. Даже само понятие «город» для человека вроде Эдана (которому соседняя деревня в сто дворов казалась слишком людной) являлось чистой абстракцией. Согласно общепринятым представлениям, Пятиградье было в своё время основано богами. Если верить легендам, некоторые из Племён сами принимали участие в строительстве (в основном оборонительных сооружений). В них жили люди и небольшое количество ши, причём в разных городах власть между кастами делилась по-разному. Слегка покопавшись в памяти (а наш герой учился пятнадцать лет у старого Эльга не только древнему искусству разбивания булыжников о голову), он подошёл к ур-гиту и уверенно произнёс:

17
{"b":"6307","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Цена удачи
Клинки кардинала
Шаман. Ключи от дома
Полночное солнце
Тайны Лемборнского университета
Дети мои
Любовь по-драконьи
Война
Земля лишних. Горизонт событий